Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Долой старое

14.03.2019
  Как вернуть к жизни страну с невероятным потенциалом, но дряхлыми правителями

  В большинстве стран кандидаты в президенты должны доказывать, что контролируют свои тело и рассудок, пишет The Economist. В Алжире, например, они обязаны зарегистрироваться лично. Но больной президент Абдель Азиз Бутефлика, очевидно, не подпадает под это правило - когда руководитель его избирательного штаба в этом месяце подавал документы, чтобы президент мог баллотировался на переизбрание, последний лежал на больничной койке в Швейцарии. Г-н Бутефлика или его команда надеются, что 18 апреля он пойдет на пятый пятилетний срок.

Он, наверное, и свой четвертый помнит с трудом. 82-летний правитель перенес инсульт в 2013 году и с тех пор его видят редко. Время от времени правительство публикует видео, где г-н Бутефлика выглядит сконфуженным в окружении подхалимов. Старик едва способен говорить и ходить. И все же было принято решение об участии в последних выборах. Тайная группа, известная как «лё пувуар» («1е pouvoir» - власть), которая фактически управляет Алжиром и обогащается за счет этого, планирует очередную инсценировку.

Алжир устал от этого фарса. Десятки тысяч граждан вышли на улицы по всей стране, требуя одного: чтобы г-н Бутефлика больше не выдвигал свою кандидатуру (см. раздел «Ближний Восток и Африка»). Алжир остро нуждается в переменах. Но правящая клика генералов, бизнесменов и политиков оказалась неспособной к реформам, неспособной даже выбрать преемника для скорее мертвого, чем живого Бутефлика. Настало время передать власть новому поколению, которое сможет раскрыть огромный потенциал Алжира.

То, что критики называют стагнацией, «лё пувуар» называют стабильностью. В 1991 году - последний раз, когда в стране проводились свободные и честные парламентские выборы, исламисты победили в первом туре, и генералы отменили остальные. Это привело к гражданской войне, которая бушевала на протяжении большей части 1990-х годов и привела к гибели 200 000 человек. Г-н Бутефлика вывел страну из «темного десятилетия». Алжир избежал дестабилизации, которая потрясла многих его соседей, начиная с 2011 года. Сегодня это одна из самых безопасных стран в арабском мире.

Но плата за это оказалась высока. Элиты говорят о возможной гражданской войне и угрозе джихадизма, чтобы оправдать жестокий режим. 19-летнее чрезвычайное положение было отменено в 2011 году, но политические высказывания по-прежнему ограничивают, средства массовой информации заставляют молчать, а критики правительства подвергаются преследованиям. Власти сажают людей, пользуясь неопределенными запретами на «подстрекательство к невооруженным собраниям» и «оскорбление органов правительства». Государственные институты, такие как парламент и судебная система - просто формальность.

Как уже давно заведено, начальник штаба армии генерал Ахмед Гайд Салах заявляет: «Есть стороны, которые хотят вернуть Алжир в эпоху насилия». Возможно, но только не протестующие. Они выкрикивают «сильмия, сильмия» (мирные, мирные) и даже убирают за собой мусор. Многие уже не ощущают связи с такими людьми, как генерал Салах, который участвовал в войне за независимость страны от Франции. Большинство алжирцев родились через три или более десятилетий после того, как этот конфликт закончился в 1962 году. В то время как чиновники общаются по факсу, протестующие координируют свои действия через социальные сети.

«Лё пувуар» обеспокоены тем, что больше не способны покупать повиновение общественности с помощью правительственных рабочих мест и субсидий. Государственный бюджет опирается на доходы от нефти и газа. С 2014 года, когда цены на углеводороды упали, с деньгами стало туго. Уровень безработицы колеблется на отметке выше 11%. Почти треть молодых людей в поиске работы. Безудержная коррупция венчает мрачную картину. Богатая природными ресурсами страна, изобилующая дешевой рабочей силой и находящаяся прямо за морем от Европы, - со всем этим Алжир должен был бы чувствовать себя куда лучше.

У нынешней власти нет решения. Г-н Бутефлика или тот, кто подписывается за него, недавно пообещал, что, если он победит в апреле, то организует «общенациональную конференцию» и проведет еще одни выборы, которые не станет оспаривать. Но попытка выиграть время не решит основные проблемы Алжира.

Режим относится к г-ну Бутефлике как к Эль-Сиду, испанскому дворянину XI века, чье тело якобы привязали к лошади и отправили в бой, чтобы воодушевить войска. Однако для большинства алжирцев президент является предметом насмешек или жалости. Алжир не может предсказать, что произойдет, когда этот стойкий правитель умрет. Предотвращая несуществующую опасность новой гражданской войны, режим рискует сам ее разжечь.

Отправка г-на Бутефлики в дом престарелых должна стать лишь началом реформ. Временное правительство могло бы затем обеспечить контроль за переходом к более открытой системе, создав национальную конференцию для проведения реформ; президентские и парламентские выборы могут быть проведены после того, как оппозиция, которая сейчас слаба и разделена, сможет организовать себя. Следующий лидер страны мог бы улучшить положение дел, поощряя предпринимателей, вместо того, чтобы стоять на их пути, разрушая правительственную бизнес-империю и приглашая иностранцев. Как и г-н Бутефлика, Алжир некоторое время болел. Но в отличие от престарелого лидера, страну все еще можно спасти.

Журнал «Экономист» (The Economist), 9 марта 2019 г.

© 2018-2019 Все права защищены.