Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Главная проблема IPO Aramco

21.10.2019

Почти с того момента, когда Саудовская Аравия в 2016 году впервые объявила о намерении разместить акции Saudi Aramco на отечественных и мировых биржах, пул её возможностей на международной стороне IPO неуклонно сокращается, пишет портал нефтегазовой экспертизы OilPrice.com.

Это результат простого уравнения: чем больше потенциальные инвесторы узнают о Саудовской Аравии и Aramco, тем менее привлекательной становится перспектива иметь с ними дело. Но поскольку наследный принц Мухаммед бен Салман поставил свою личную репутацию политическое будущее на IPO Aramco в той или иной форме, в настоящее время он и его банкиры ищут хотя бы одну международную биржу, на которой можно было реализовать глобальную часть размещения токсичной Aramco.

Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) была одним из первых фаворитов, наряду с Лондонской фондовой биржей (LSE), поскольку они обе по праву считаются наиболее ликвидными, наиболее торгуемыми и самыми престижными в мире. Однако уже на раннем этапе начали возникать серьезные проблемы, связанные с листингом в США любой саудовской компании, включая Aramco. Помимо обычной непрозрачности Саудовской Аравии в вопросах  запасов нефти, дополнительных мощностей, ставок налога, концессиях, деятельности, не связанной с добычей углеводородов и прочих, о чем инвесторам теперь известно, главным камнем преткновения на раннем этапе стали предполагаемые связи Саудовской Аравии с терактами 11 сентября.

Это была распространенная точка зрения еще до того, как  власти Саудовской Аравии продолжили бомбардировки Йемена, возглавили международный остракизм Катара,  организовали похищение президента Ливана Саада Харири и заставили его подать в отставку, а также расправились с журналистом Джамалем Хашогги, что никогда бы не было сделано без личного одобрения Мухаммеда бен Салмана.

Ситуацию усугубило решение Саудовской Аравии угрожать американской сланцевой отрасли, если Вашингтон примет закон “О запрещении производства и экспорта нефтяными картелями” (NOPEC). Этот законопроект был основан на предположении - которое до сих пор висит над головами саудовцев, как дамоклов меч, - что ОПЕК является картелем и Aramco, будучи ведущим членом ОПЕК, нарушает суровые антимонопольные законы США и Великобритании. 

То, что Саудовская Аравия фактически угрожала уничтожить американскую сланцевую индустрию, сильно насмешило многих лидеров нефтяной отрасли. За два года до того, как саудовцы в 2016 году пересмотрели свою “стратегию по уничтожению американской сланцевой нефти”, страны ОПЕК, по данным МЭА, потеряли в общей сложности $450 млрд нефтяных доходов из-за снижения цен на нефть. Сама Саудовская Аравия в 2015 году перешла от профицита бюджета к рекордному дефициту в $98 млрд, и была вынуждена в течение определенного периода потратить около $250 млрд из своих валютных резервов, которые, по словам даже высокопоставленных саудовцев, утрачены навсегда.

С учетом всего этого, Саудовская Аравия какое-то время рассматривала LSE в качестве альтернативы после поездки в королевство генерального директора LSE Ксавье Роле, а затем и премьер-министра Великобритании Терезы Мэй и, по словам источников OilPrice, этот вариант для Мухаммеда бен Салмана сохраняется. Проблема с британской стороны, о которой поставили в известность банковскую команду IPO Aramco, связана с созданием новой категории листингов для крупных международных компаний, чтобы включить в нее Aramco с ее отсутствием информационной прозрачности. Исторически сложилось так, что компании, желающие получить листинг на LSE, могут выбрать либо “премиальный” (ранее - первичный), либо “стандартный” (ранее - вторичный) листинг.

Согласно правилам, премиальный листинг, который будет включен в индекс FTSE 100, будет означать, что Aramco потребуется предоставить потенциальным инвесторам полный доступ к отчетности, позволить миноритарным инвесторам голосовать на независимом совете директоров, а также им утверждать сделки между компанией и ее контролирующим акционером, правительством Саудовской Аравии, чего, вероятно, не произойдет. При этом стандартный листинг будет означать, что Aramco не попадет в FTSE 100, а окажется в категории компаний второго ряда, вместе с британскими группами со средней капитализацией и семейными иностранными бизнесами.

Компромиссное решение, которое последовало за поездкой Роле и Мэй, заключалось в создании новой категории листингов для крупных международных компаний, не соответствующих стандартам премиального листинга, но теоретически более престижных и более привлекательных для инвесторов, чем компании категории “стандартный”. Как сказал старший рыночный аналитик CIBC в Лондоне Джереми Стретч, простое изменение названия листинга не меняет того факта, что в действительности оно не соответствует стандартам, ожидаемым от компаний, входящих в FTSE, с точки зрения отчетности, операционной прозрачности и ответственности перед акционерами, даже миноритарными. Действительно, ряд крупных пенсионных и страховых фондов отметил, что по-прежнему существуют “очень большие управленческие проблемы”, связанные с тем, в каком объеме будут предоставляться данные, прошедшие независимую проверку и касающиеся запасов нефти, структуры управления компании и небольшой доли акций, торгуемых на бирже.

В тот момент Мухаммед бен Салман обдумывал частное размещение всех 5% акций, предназначенных для листинга, в Китае. Для него это было бы чрезвычайно выгодно по двум причинам. Во-первых, это не требовало бы раскрытия какой-либо информации о сделках Aramco и саудовцев кому-либо кроме китайцев, которые, как один сказал один из ведущих нефтетрейдеров, “хотят получить контроль над любимой игрушкой в американской упаковке”. Вторая причина заключается в том, что цена 5-процентного частного размещения никогда не была бы обнародована и осталась бы тайной даже для многих высокопоставленных саудовцев, поэтому его нельзя было бы обвинить в том, что он не получил $100 млрд за 5% - эта сумма означала бы общую оценку Aramco в $2 трлн. Этот вариант также не исключается, но - главным образом потому, что банкиры, работающие на IPO, потеряют слишком много денег, если IPO не состоится, но Мухаммеда бен Салмана не подталкивают к такому выбору.

Все это сильно сокращает набор возможностей, доступных сейчас Мухаммеду бен Салману. Канадская фондовая биржа в Торонто (TSE) некоторое время назад сделала смелый шаг. Однако Мухаммеда бен Салмана отговорили от такого решения из-за небольшого размера TSE по сравнению с другими биржами и того, что в ее стоимости уже доминируют нефтяные компании. Этот аргумент означал, что влияние падения цен на нефть на цену акций Aramco на TSE было бы гораздо более выраженным, чем если бы она отражала стоимость других активов компании, по крайней мере, так это видят саудовцы. Фаворитом некоторое время был Гонконг, тесно связанный с китайскими деньгами и китайскими покупателями нефти и газа, но растущее движение протеста против китайского правления в Гонконге уменьшило его привлекательность.









© 2018-2019 Все права защищены.