Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

От антииранских санкций выигрывает Китай

И Китай, и Иран считают, что прошло достаточно времени после возмущения, которое вызвала в обеих странах волна публикаций СМИ о серии чрезвычайно выгодных сделок, заключенных Тегераном с Пекином, по сути сделавших Иран зависимым от Китая, пишет портал нефтегазовой экспертизы Oilprice.com.

Еще немного времени - достаточно для того, чтобы переместить на площадку людей и оборудование - и Иран будет готов объявить, что операционное подразделение China National Petroleum Corporation (CNPC) будет основным участником разработки гигантского нового месторождения Namavaran, сообщил источник, тесно связанный с иранским министерством нефти.

Есть некоторая неясность с фактическими показателями резервов Namavaran, второго крупнейшего нефтяного месторождения, открытого в Иране после нефтяного пласта Asmari с 54 млрд баррелей, но вот реальные цифры. Весь резервуар, который простирается от Бостана (на западной границе с Ираком) до Омидие (восток-юго-восток) в Хузестан и имеет протяженность около 2400 км при средней глубине 80 метров, содержит около 53,3 млрд баррелей сравнительно плотной и тяжелой нефти. Однако эта цифра может вырасти, поскольку существует вероятность продолжения резервуара на юг, утверждает иранский источник. Более конкретно, пласт был впервые исследован в начале 2016 года, когда испытания показали наличие около 33 млрд баррелей. С тех пор более детальные испытания в более широкой области показали еще примерно 22 млрд баррелей нефти, что и дает цифру, немного превышающую 53 млрд баррелей. Резервуар охватывает районы предыдущей разработки, которые ранее считались автономными месторождениями, в том числе Ab Teymour, Mansouri, Soosangerd, Darkhovin, Jofeir и Sepehr. Некоторые из этих месторождений частично включают первоначальные 33 млрд баррелей, хотя точный объем ещ не определен, но в любом случае Иран в настоящее время исходит из того, что новое открытие, которое можно использовать немедленно, содержит от 22 до 27 млрд баррелей.

На данный момент единственным разработчиком месторождения является Khatam al-Anbiya Construction Headquarters (KAA), строительная компания, полностью контролируемая Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Вследствие этого она и многие его дочерние компании находятся в центре санкций, введенных ООН и США, и ее доступ к новейшим знаниям и технологиям в области испытаний, бурения и добычи ограничен тем, что предоставляют в основном Китай и Россия, а также партнеры этих двух стран.

Это, в свою очередь, означает, что в настоящее время коэффициент извлечения на “свободном” участке Namavar ( 22-27 млрд баррелей резервов) составлял всего 0,9%. Для сравнения скажем, что до введения в действие новых американских санкций в конце прошлого года средний коэффициент извлечения в Иране составлял около 5,5%, хотя в настоящее время он снизился до 4,2%. При этом в Саудовской Аравии средний средний коэффициент извлечения немного превышал 50%, а в настоящее время он приближается к 70%. Делая необходимые поправки на саудовскую ложь, большинство аналитиков, включая иранских, считают, что саудовцам все же удается добывать 55-60% нефти.

Очевидно, что Иран хочет максимизировать добычу на своем новом месторождении как можно быстрее, и с этой целью он работает на два фронта. Одним из них является привлечение западных международных нефтяных компаний, которые должны сигнализировать о своей готовности получить долю в 22-27 млрд баррелей, когда США отменят санкции. К настоящему времени три из крупнейших и лучших международных компаний проявили серьезный интерес, утверждают иранские источники.

Все три компании - одна англо-голландская, одна французская и одна и другой страны - в тот или иной момент уже занимались разработкой нефтяных месторождений в Иране до того, как США объявили о своем одностороннем выходе из соглашения 14 июля 2015 года, подписанного “большой шестеркой” (США, Великобритания, Франция, Россия, Китай и Германия). Одна из этих трех компаний недавно заверила министра нефти Ирана Биджана Зангане в том, что она может “гарантировать” коэффициент извлечения в 12-14% в течение первого года, увеличив его как минимум 15% в течение двух лет с момента прихода на месторождение.

Хотя Иран рассчитывает, что США начнут ослаблять санкции в течение следующих 12 месяцев по целому ряду причин, проанализированных здесь, в промежутке ему нужны все возможные доходы, учитывая плохое состояние экономики. По последним данным МВФ и Всемирного банка, ВВП Ирана в этом году сократится на 9,5% или 8,7% соответственно, что является его худшим показателем с 1984 года. Из этого следует, что Китай приходит на 22-27 млрд баррелей в качестве основного иностранного разработчика до тех пор, пока Иран не сможет подписать соглашение с одной из трех вышеупомянутых западных компаний. В этот момент Китай сохранит свою мажоритарную долю, но будет взаимодействовать с новым разработчиком, чья доля будет чуть меньше. Для одной из трех компаний это был бы идеальный операционный сценарий, так как она давно работает с китайскими компаниями, в последнее время - в секторе переработки и сбыта.

Для Китая возможности в Иране остаются важнейшей составляющей плана “Один пояс, один путь”, направленного на расширение его экономического и, следовательно, геополитического влияния в Азии и Евразии, а в конечном счете - в Европе. Китай не может реализовать план “Один пояс, один путь” без полномасштабного сотрудничества Ирана как географического транзитного пункта, поскольку он имеет политическое и экономическое влияние на соседний Ирак и другие страны “шиитского полумесяца”, включая Сирию, Иорданию и Ливан.

© 2018-2020 Все права защищены.