Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Похороны сланца плавно перешли в торжества M&A

Похороны сланца плавно перешли в торжества M&A
09.11.2020

Добычу сланцевой нефти хоронили неоднократно. В последний раз перед нынешним погребением это случилось в 2015 году, когда цена нефти упала со 105 до 56 долларов за баррель, вызвав волну банкротств производителей и сферы услуг. Число активных нефтяных вышек сократилось с почти 1600 в декабре до менее чем 700 к началу мая, что побудило одного известного сланцевого пессимиста сказать: «Для US Tight Oil партия окончена».

Симон Уоткинс сообщает, что во время нефтяной ценовой войны 2014-2016 гг. целью Саудовской Аравии была остановка развития сланцевого сектора США. На закрытой встрече в октябре 2014 года в Нью-Йорке между саудовскими официальными лицами и другими высокопоставленными лицами в мировой нефтяной промышленности саудиты были «чрезвычайно уверены» в том, что смогут добиться победы «в течение нескольких месяцев». Окончилось это тем, что за 2014-2015 гг. вследствие низких цен на нефть королевство безвозвратно потратило не менее $250 млрд своих валютных резервов.

После начала нынешней саудовско-российской ценовой войны в начале марта текущего года, в атаке на сланцы стали обвинять Россию. В статье о сланцевом коллапсе аналитик Ник Каннингем писал: «Россия, вероятно, твердо решила, что настало время вырвать почву из-под ног производителей сланцевой нефти». Он также привел слова Раймонда Джеймса: «Понедельник [9 марта] станет одним из самых мрачных рыночных дней в истории энергетического сектора». Компании дружно стали объявлять о сокращении бюджетов и подсчитывать убытки.

Еще в июле публика наслаждалась информацией, что «уже рухнувшие компании уничтожили в среднем 80% капитала, вложенного в них с начала сланцевой революции», и что «вопрос лишь в том, прекратится ли ее существование [сланцевой отрасли] как управляемый процесс или это будет дикий системный шок?».

Прошло несколько месяцев, и что же мы видим? В отрасли обсуждают бурный процесс слияний и поглощений, а Кевин Кроули на днях сделал вывод, что «за последние несколько недель лучшие компании были разобраны», словно речь идет о невестах. Да и отчего не покупать, если многие компании подешевели в 10 и более раз.

Вот типичное сообщение: «Pioneer Natural Resources и Parsley Energy заключили окончательное соглашение, в соответствии с которым Pioneer приобретет все выпущенные в обращение акции Parsley… на сумму примерно 4,5 миллиарда долларов». Общая стоимость сделки, включая долг Parsley, взятый на себя компанией Pioneer, составляет приблизительно $7,6 млрд. Комбинация Pioneer-Parsley по уровню добычи будет уступать только Occidental Petroleum Corp. и Chevron Corp.

Мертвецов не покупают, так что слухи о смерти сланца в очередной раз оказались преувеличенными.

При этом интересно посмотреть, сколько же сланцевых компаний осталось в «неразобранных»? В ноябре прошлого года Валерий Крюков, директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, оценил число компаний, «жаждущих прибыли от сланцевой нефти» в 14 тысяч (!). А в течение трех кварталов 2020 года разорились 40 сланцевых компаний − 0,3% от общего числа, ужас-ужас.

По мнению Валерия Крюкова, нормально, что в сланцевой отрасли идет жесткий отбор, так как многие из участников не имеют достаточных средств и необходимого опыта. К тому же, по словам Крюкова, в сланцах нет одинаковых объектов добычи. И хотя в традиционной нефти тоже не найдется двух идентичных месторождений, качественных различий между сланцевыми источниками не в пример больше.

Сейчас аналитики рынка заявляют, что в отрасли должно остаться несколько крупных компаний, которые за счет масштаба могут сэкономить на издержках и обладают уверенным доступом к капиталу. В данном процессе нет ничего нового: рост лидеров за счет поглощения более слабых компаний идет во всех сегментах рынка – ритейле, фаст-фуде, сельском хозяйстве, в США есть даже сетевые авторемонтные мастерские. Поглощать 14 тысяч компаний «сланцевые акулы» будут еще много лет (в сельском хозяйстве США процесс за полтора века не завершился).

Если «акулы» тратят миллиарды на покупки «избранных», очевидно, они надеются вернуть свои деньги при существующих на рынке ценах. Какой же порядок цен на нефть могут выдержать большинство сланцевых компаний? И есть ли (и был ли) хоть какой-то шанс у саудо-российского «сговора» задушить «сланцевых пионеров»?

Для примера посмотрим на компанию чуть выше среднего уровня по рынку – Diamondback Energy. Она добывает 170-175 тб/с в Пермском бассейне в Техасе. После провального второго квартала в третьем дела у компании наладились, она ни на цент не увеличила свой долг, и имеет на счету около $2 млрд. Расходы на добычу барреля в третьем квартале (когда поджали CAPEX) опустились ниже $20 за баррель.

Интересно сформулировал стратегию компании генеральный директор Трэвис Стайс (Travis Stice): «Наша промышленность <...> должна признать две фундаментальные истины: мы оказываем значительное влияние на мировой рынок нефти, и сегодня этот рынок переполнен. Таким образом, если североамериканские производители решат снова расти даже со средним темпом, мы увеличим проблемы, с которыми наша промышленность борется сегодня, и столкнемся с последствиями со стороны других мировых производителей. Если инвестиционное сообщество вознаградит компании, рекламирующие рост, другие производители последуют их примеру, и нынешний спад продлится дольше». Стайс подытожил: «Мы снова рассмотрим вопрос о надлежащем росте добычи, если мировой рынок нефти потребует роста посредством ценового сигнала, но этот день – не сегодня». То есть увеличить добычу можно, но пока не нужно.

В 2021 году усилия компании, по словам Стайса, будут направлены на то, чтобы удержать достигнутый уровень добычи, потратив на 25-35% меньше капитала, чем в 2020 году. Он анонсировал порядок расходования прибыли: защитить дивиденды, сохранить уровень добычи, а что останется – потратить на выплату долгов. Детали продуманного хеджирования добычи подробно описаны в релизах компании.

Среди показателей деятельности компаний почти невозможно встретить один из самых главных − способность компании к гибкому реагированию на рыночную ситуацию, минимальные потери при необходимости снизить производство и потенциал, чтобы максимально быстро его нарастить, когда возникнет такая возможность. На примере Diamondback Energy приходится признать − надежды задушить американский сланец не имеют под собой реальной основы. Это уже поняло большинство экспертов. Типичный вывод: «Как только мировой спрос на нефть начнет восстанавливаться, сланцевая добыча в США, как наиболее динамично развивающийся сегмент, быстро откликнется и быстрее других начнет восстановление. Ресурсы для этого в стране есть. В том же бассейне Permian задействовано только 2-3 горизонта из 8 известных» (заведующий сектором «Энергетические рынки» Энергетического департамента Института энергетики и финансов Николай Иванов).

Вообще-то для утверждения «сланцевая афера» были веские основания. С начала 2015 года до сентября 2020 года долги обанкротившихся сланцевых компаний достигли $175,41 млрд, и последние три года доходы сланцевых компаний не покрывали их расходы.


Может быть, когда-нибудь аналитики выяснят, насколько в такой ситуации виноваты цены на нефть, а насколько − безответственное расточительство. Но плохие совокупные финансовые результаты сопровождались процессом совершенствования технологий и снижения затрат на единицу продукции. На графике МЭА видно, что с падением капиталовложений в 2014 году не произошло адекватного падения добычи – она продолжала расти.



На рисунке ниже видно, что с 2018 года число буровых перестало расти, а добыча продолжала увеличиваться.



В 2019 году отрасль в целом впервые вышла на положительный свободный денежный поток, хотя крупнейшие компании остались в небольшой убытке.



Очередная ценовая война 2020 года еще раз показала, что саудовцы катастрофически неверно оценили способность трансформации сланцевого сектора США. Многие из компаний в Перми и Баккене на сегодня смогли достичь безубыточности по цене выше $30 за баррель и получать приличную прибыль при цене выше $37 за баррель. Значительная часть добычи может успешно работать при $25-30 за баррель WTI. А прогресс в сланцевой добыче не останавливается. Если же зарплаты в США вследствие обещанного глобального кризиса сократятся хотя бы до уровня Саудовской Аравии (с $2835 до $1868 − на 35%), то сланец окажется вполне конкурентоспособным при нынешней цене в районе $40 за баррель.

В 2015 году Блумберг нарисовал график, однозначно доказывающий невозможность рентабельной добычи нефти при тогдашней цене в 45,6 доллара за баррель.




А вот данные мартовского опроса компаний банком ФРС Далласа на предмет начала нового бурения. В среднем запросы пока выше рыночной цены, но для многих цена достаточна.


В 2020-м Rystad Energy в очередной раз сдвинул влево ценовую планку для добычи 100 мб/с в 2025 году. В 2014 году Rystad подсчитал, что требуемая цена на нефть для добычи 100 мб/с в 2025 году будет близка к 90 долларам за баррель, оценка была пересмотрена в 2018 году примерно до 55 долларов за баррель. Сейчас цифра − 50 долларов за баррель, на 35% меньше оценки 2014 года.

Оценивать результаты «сланцевой революции» возможно с двух позиций. Можно рассматривать сланцевую отрасль как обособленный сегмент, существующий в абстрактном «свободном рынке». И все равно результаты будут впечатлять. Вот одна из таких оценок: за время «сланцевой революции» добыто примерно 9 млрд барр. нефти. Примем ее среднюю цену в этот период 80 долл./барр. Цена добытой нефти $720 млрд. Для сравнения, дефицит торгового баланса США в сфере товаров и услуг в 2019 году составил $616,8 млрд. То есть благодаря сланцам США сэкономили годовой дефицит внешней торговли.

Но можно посмотреть на сланцы и более широко, как на часть общего экономического механизма США, в котором убытки одного сегмента перекрываются прибылью другого, и как инструмент влияния на мировой рынок. Межотраслевой баланс сланцевой и сопутствующих отраслей если и рассчитан, то на общее обозрение не представлен. Зато очевиден вывод: именно сланцевая добыча похоронила мечты определенных товарищей о нефти по $150 за баррель и газе по $500 за тысячу кубометров. Ради этой цели американская экономика может позволить себе содержать сланец, одновременно успешно подталкивая отрасль к рентабельной работе.

 

© 2018-2020 Все права защищены.