Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Правда об энергетической безопасности Канады выглядит неутешительно

02.08.2019

В то время как канадские производители нефти отчаянно пытаются продавать свою нефть по справедливым ценам при дефиците трубопроводов для ее транспортировки на внешние рынки, поставки нефти в Канаду могут оказаться под угрозой из-за судебных решений и обострения напряженности на Ближнем Востоке, пишет портал нефтегазовой экспертизы Oilprice.com.

Канада, четвертый крупнейший в мире производитель нефти, может быть в меньшей  энергетической безопасности, чем предполагает ее статус, считает Питер Терцакян, директор Института энергетических исследований ARC в Альберте.

Это связано с тем, что в Канаде нет нефтепровода, идущего с запада на восток, по которому нефть можно было бы транспортировать из Западной Канады в восточные провинции. Поэтому восточные районы Канады зависят от импорта, в том числе танкерного. При этом спрос на топливо в Центральной Канаде в основном удовлетворяется за счет перерабатывающего комплекса Sarnia, для которого жизненно важным источником поставок является трубопровод Line 5 компании Enbridge.

По мнению Терцакян, беспорядки на Ближнем Востоке и сильное противодействие трубопроводу Enbridge Line 5 в Мичигане увеличивают вероятность того, что Канаде придется приложить немалые усилия, чтобы гарантировать достаточность поставок нефти и топлива, несмотря на то, что по объемам производства она уступает только США, Саудовской Аравии и России.

Напряженность на Ближнем Востоке и на наиболее важном маршруте транспортировки нефти, в Ормузском проливе, может повлиять на глобальное движение нефтяных танкеров и, следовательно, на импорт нефти на восточное побережье Канады.

По данным Канадской ассоциации производителей нефти (CAPP), более половины нефти, используемой в Квебеке и на атлантическом побережье Канады, импортируется.

По оценкам Национального энергетического управления (NEB), Канада импортирует около одного барреля нефти на каждые семь с половиной баррелей, добытых в стране. В прошлом году Канада сократила общий объем импорта нефти на 12% по сравнению с 2017 годом, до 593 тыс баррелей в день. Более 60% импорта составляли трубопроводные поставки из США, которые выросли на 6% по сравнению с 2017 годом. Канада в прошлом году увеличила импорт из Саудовской Аравии  до 109 200 баррелей в день по сравнению с 102 100 баррелями в день в 2017 году, но при этом снизила импорт из Азербайджана, Великобритании, Алжира и Нигерии.

В Нью-Брансуик и Ньюфаундленд нефть, импортируемая для НПЗ, доставляется преимущественно танкерами.

По оценкам CAPP, несмотря на то, что по объемам запасов нефти Канада уступает только Венесуэле и Саудовской Аравии, в 2018 году она импортировала нефть на сумму $14 млрд, и почти вся эта нефть пошла в Онтарио, Квебек, и провинции атлантического побережья.

В случае какого-либо сбоя в глобальном движении танкеров, Восточной Канаде придется отчаянно искать источники поставок нефти и топлива, поскольку трубопроводов для транспортировки нефти из Альберты на восток просто не существует. Последним предложением для устранения этой проблемы был проект Energy East, отмененный в 2017 году.

Кроме того, есть генеральный прокурор Мичигана Дана Нессел, ведущая тяжбу против Enbridge Line 5, двойного нефтепровода, проходящего по дну проливом Макино, потому что, по ее словам, 66-летние трубопроводы “представляют неприемлемый риск для Великих озер”.

Line 5 является жизненно важным источником поставок нефти для нефтеперерабатывающего комплекса Sarnia, который поставляет топливо в Центральную Канаду. Если США блокируют Line 5, они отрежут Sarnia от источника поставок, отмечает Терцакян.

Теоретически Line 9 мог бы прийти на помощь в случае, если Line 5 будет перекрыт, и доставлять импортную нефть, прибывшую на танкерах, из Монреаля на Sarnia. Однако с 2015 года по экономическим причинам нефть по Line 9 движется в обратном направлении - от Sarnia к Монреалю. Это решение было принято, когда затраты угрожали энергетической безопасности, утверждает Терцакян.

Канада также не обезопасила себя от перебоев с поставками за счет стратегического нефтяного резерва (SPR), поскольку она отказалась от создания SPR, когда западные страны договорились накапливать резервы для использования в чрезвычайных ситуациях после арабского нефтяного эмбарго 1970-х годов.

В то время, напоминает Терцакян, Канада утверждала, что она обезопасила свои энергетические поставки. К сожалению, с тех пор она не проверяла, насколько этот аргумент справедлив.

С ростом вероятности сбоев на Ближнем Востоке и проблемами в Мичигане, Канада может вскоре выяснить, каков уровень ее энергетической безопасности.

© 2018-2019 Все права защищены.