Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Точечные льготы вместо закона

Точечные льготы вместо закона
02.10.2020

При подготовке разработанного Минфином законопроекта о поправках в Налоговый кодекс ко второму чтению в нем появились поправки, предоставляющие налоговые льготы еще двум компаниям. «Татнефть» получит вычет в общей сложности до 36 млрд рублей для своего Ромашкинского месторождения, а «Газпром нефть» — до 36 млрд рублей в 2021–2023 годах для Новопортовского месторождения, сообщает «Ъ».

Ранее, еще на этапе разработки законопроекта, налоговые преференции себе гарантировала «Роснефть» - ей были обещаны льготы на освоение Приобского месторождения (46 млрд рублей в год) и проект «Восток Ойл» (еще 60 млрд). В ответ компания в своем заявлении поддержала инициативы Минфина по увеличению налоговой нагрузки на отрасль, фактически дезавуировав свою подпись под письмом к президенту, в котором нефтяники просили хотя бы на время прекратить изменять условия ведения бизнеса.

Суммарно упразднение льгот по НДПИ и экспортной пошлине и перевод месторождений на НДД, параметры которого пересматриваются в сторону ужесточения, должно было принести в казну 290 млрд рублей в год. Однако уже обещанные трем компаниям льготы уменьшают эту сумму почти наполовину. И это, вероятно, еще не конец – наверняка свою долю преференций захотят получить и другие крупные игроки, прежде всего ЛУКОЙЛ, бизнес которого может сильно пострадать от введения поправок, «Сургутнефтегаз» и «Зарубежнефть».

То, что непримиримая позиция Минфина в вопросе наполнения бюджета может корректироваться под влиянием отраслевых лоббистов, стало понятно после сообщения о том, что правительство готово пойти навстречу горнодобывающим компаниям и не повышать НДПИ для новых проектов. Такое решение было принято после встречи металлургов и химиков с вице-премьером Андреем Белоусовым.

Одновременно со стороны нефтяников делались заявления о необходимости сохранения стабильной налоговой системы. Так, об этом говорил первый вице-президент ЛУКОЙЛа Азат Шамсауров в ходе Тюменского нефтяного форума. Нефтяная индустрия достаточно волатильна, а от момента принятия инвестрешения до его реализации проходит по меньшей мере 18-20 месяцев, напомнил он. Его коллега, глава «Газпром нефти» Александр Дюков предупредил, что повышение налоговой нагрузки вызовет падение инвестиций, что в перспективе скажется на объеме добычи.

Примечательно, но похоже, что именно этот сценарий идеологи «перенастройки» налоговой системы в Минфине рассматривали в качестве базового. Например, в финансово-экономическом обосновании законопроекта об отмене с 2021 года льгот по экспортной пошлине на сверхвязкую нефть отмечается, что дополнительные доходы федерального бюджета при его принятии составят в 2021 году − 37,4 млрд рублей, в 2022 году − 24,6 млрд рублей, в 2023 году − 11,5 млрд рублей. Фактически таким образом Минфин признал, что предлагаемые им меры носят сиюминутный характер и единственная их цель – залатать дыры в бюджете здесь и сейчас. То, что в ближайшей перспективе результатом станет падение добычи, признано несущественным.

Точечная раздача льгот означает, что единые правила игры, как в 1990-х, подменяются системой индивидуальных договоренностей, а конкурентоспособность компании определяется не ее технологическими преимуществами, а доступом руководства к decision makers. В случае нефтянки – к высшим лицам государства.

Нестабильность такой системы заложена в самом ее устройстве, предусматривающем малое количество лиц, принимающих большое количество индивидуальных решений. Проконтролировать их исполнение они не в состоянии, что дает широкую свободу для творчества и самим компаниям, и разного рода проверяющим органам. Кроме того, предоставление индивидуальных льгот не гарантирует, что их получат самые эффективные компании. Скорее наоборот – лидеры отрасли станут донорами, за счет которых будут поддерживаться неэффективные проекты.

Неизбежным следствием этого станет, во-первых, сокращение горизонта планирования – заложенная в систему нестабильность не способствует долговременным инвестициям. Для нефтегазовой отрасли это означает прежде всего падение качества запасов, воспроизводством которых никто не будет заниматься. Во-вторых, поддержка слабых игроков за счет сильных приведет к общему снижению уровня конкурентоспособности российских компаний. Те ли это цели, к которым стоит стремиться?

© 2018-2020 Все права защищены.