Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

«Единый экспортный канал тоже считается естественной монополией, но на самом деле это анахронизм»

 «Единый экспортный канал тоже считается естественной монополией, но на самом деле это анахронизм»
23.07.2020

С точки зрения чистого рынка намерения Игоря Артемьева не вызывают вопросов. Однако опыт реформы РАО ЕЭС, в результате которой на месте монополии вместо конкурентного рынка возникла олигополия, показывает, что в любой момент все может пойти не так. О том, почему вообще тема реформы естественных монополий снова появилась в повестке дня, и какими могут быть последствия, мы поговорили с экспертами.

- Раньше при обсуждении Пятого пакета, которое идет уже несколько лет, изменение понятия «естественная монополия» не упоминалось. Почему государство решило поднять эту тему сегодня?

На месте властей понятие естественной монополии я бы свел именно к естественным монополиям, которые определены природой компании, а не историческим наследием или предпочтениями самих монополистов. Если бы у нас была единая нефтяная промышленность, она бы тоже считалась естественной монополией и говорили бы, что ее нельзя реформировать. Но на нефтяном рынке работают множество независимых компаний, и никто не говорит, что мы при этом разрушили естественную монополию. С резким падением доходов «Газпрома» на всех направлениях встал неизбежный вопрос о его реформе. Вероятно, при этом встанет вопрос отделения транспортной составляющей от добычных и перерабатывающих предприятий.

На самом деле, что делать с газовой трубой, в мире давно придумано. Надо отделять транспорт от торговли, обеспечивать равную доступность производителей к транспортной инфраструктуре, транспарентность тарифов. Должно быть строгое государственное регулирование этих тарифов по принципу нетбэка, строгое регулирования строительства, чтобы избежать появления ненужных, дублирующих мощностей. Не надо изобретать велосипед. Это делалось и в США, и в Европе. Это ждет и нас. И опять это для нас катастрофа, ужас-ужас-ужас. Мы видим перед глазами пример того, что сделано с РАО ЕЭС, а не примеры разумного регулирования монополий, которые раньше считались нерегулируемыми.

- Каковы плюсы и минусы реформы естественных монополий по указанному образцу для самих компаний и для экономики в целом? Что перевешивает – положительные или отрицательные последствия?

Появление на газовом рынке множества независимых игроков, которые будут действовать по единым правилам, иметь равный доступ к инфраструктуре, приведет к расцвету рынка. Единый экспортный канал тоже считается естественной монополией, но на самом деле это анахронизм. Мы считаем, что Европа должна отменить Третий энергопакет и не применять его к нашим проектам, но сами даже не рассматриваем возможность отмены монополии на экспорт газа. Отменив монополию, можно было бы уже не волноваться, например, подпадает «Северный поток-1 и 2» под Третий энергопакет или нет. В случае СПГ это удалось, потому что появились влиятельные заинтересованные игроки, которые продавили это решение. В случае с газовой трубой такого нет.

С другой стороны, иногда кажется, что черт с ним, работает и не надо трогать. Минусы в том, что у нас в процессе сборки всегда может получиться автомат Калашникова. Всегда можно все сделать криво, опошлить любую идею и получить вместо монополии олигополию. Можно устроить такое регулирование, которое не устроит никого, кроме нескольких избранных.

 - ФАС традиционно считается не очень влиятельным ведомством. Насколько вероятно, что в ходе окончательных согласований предложение пересмотреть статус естественных монополий исчезнет из документа?

Я плохо осведомлен о лоббистских возможностях в нынешнем раскладе сил. Какое влияние у Артемьева, у его антагонистов. Как они видят ситуацию. Одно дело, если руководство страны считает, что положение требует немедленных мер. Совсем другое, если они считают, что впереди уйма времени.


© 2018-2020 Все права защищены.