Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

«Помимо проблем, связанных с новым подходом ЕС к его энергетической политике, проект газопровода EastMed сталкивается с другими серьезными проблемами»

 «Помимо проблем, связанных с новым подходом ЕС к его энергетической политике, проект газопровода EastMed сталкивается с другими серьезными проблемами»
27.10.2020

Станет ли новая организация конкурентом для российских газовых проектов в регионе и фактором геополитической нестабильности или, наоборот, площадкой для достижения взаимоприемлемых компромиссов в запутанных проблемах Восточного Средиземноморья, Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) поговорил с экспертом по европейской энергетической политике и геополитике Мадалиной Сису Викари.

- 22 сентября шесть стран Восточного Средиземноморья подписали соглашение о преобразовании Восточно-Средиземноморского газового форума (East Mediterranean Gas Forum — EMGF) в полноценную организацию со штаб-квартирой в Каире. Ее полноправными членами стали Египет, Израиль, Греция, Кипр, Италия, Иордания, а также Палестинская автономия. Это все-таки новый геополитический блок? С какой целью он создается?

На мой взгляд, Восточно-Средиземноморский Газовый Форум (EMGF) не является полноценным геополитическим блоком, хотя одна из целей его создания, весьма вероятно, заключается в изменении баланса сил в регионе. Более того, хотя понятие «блок» является общей категорией, описывающей все типы отношений между группой государственных субъектов, Форум еще не является многоблочной моделью, а геополитические особенности EMGF еще предстоит выяснить.

Поэтому я бы предпочла рассматривать EMGF как возможный элемент «комплекса региональной безопасности», движимый на данном этапе в основном соображениями секьюритизации энергетики. Иными словами, EMGF нацелена главным образом на обеспечение безопасности энергетических интересов членов - стран-производителей (Кипр, Египет, Израиль), а также стран-транзитеров и/или стран-потребителей путем развития регионального сотрудничества и развития регионального газового рынка.

На данном этапе EMGF стремится создать механизмы сотрудничества для монетизации крупных углеводородных ресурсов региона и обеспечить институциональную основу для политической поддержки инфраструктуры трансграничного экспорта газа. В то же время EMGF может способствовать дальнейшему укреплению геополитических интересов с более акцентированными геостратегическими и геополитическими особенностями.

- Когда-то существовал проект Nabucco, который также обладал общеевропейской поддержкой, но провалился из-за недостатка финансирования. Изменив статус форума, страны-участницы рассчитывают не просто расширить возможности для развития энергетики и сотрудничества с целью максимизации коммерческого потенциала. Насколько это реально в нынешних условиях?

Варианты экспорта газа для ресурсов Восточного Средиземноморья следующие: трубопровод с использованием СПГ или трубопровод и СПГ вместе. Каждый из этих вариантов сталкивается с различными проблемами, в том числе юридическими, коммерческими, техническими и геополитическими.

В настоящее время Восточно-средиземноморский трубопровод EastMed является привилегированным вариантом, поддерживаемым несколькими государственными субъектами - Кипром, Израилем и Грецией. Однако, пока не удалось привлечь капитал для его строительства.

Официальные капитальные затраты для проекта составляют 5,2 миллиарда евро, но некоторые считают, что они будут выше и составят 6-7 миллиардов долларов. Страны стремятся принять окончательное инвестиционное решение к 2022 году и завершить строительство трубопровода к 2025 году. Также стоит упомянуть, что Италия не подписала Меморандум о взаимопонимании по строительству трубопровода EastMed, выразив сомнения в его экономической обоснованности и экологической безопасности. Отсутствие Италии в проекте лишит трубопровод EastMed соединения с проектом трубопровода Poseidon, который мог бы подключить его к национальной газотранспортной системе Италии.

Трубопровод EastMed, тем не менее, является важным компонентом стратегического трехстороннего сотрудничества Кипра, Греции и Израиля. И ЕС, и США поддерживают его, хотя и по разным причинам, и в разной степени.

Проект газопровода был включен в список проектов ЕС, представляющих общий интерес, и ЕС профинансировал его технико-экономическое обоснование. Однако в наши дни, во времена Green Deal, будет довольно сложно продолжать финансовую поддержку капиталоемких газовых проектов. Например, в прошлом году Европейский инвестиционный банк, являющийся кредитным подразделением ЕС, объявил, что прекратит финансирование газовых, нефтяных и угольных проектов после 2021 года, чтобы стать первым в мире климатическим банком.

Помимо проблем, связанных с новым подходом ЕС к его энергетической политике, проект газопровода EastMed сталкивается с другими серьезными проблемами. В их числе:

a) Технические и экологические. Это будет самый длинный и самый глубоко залегающий подводный трубопровод в мире, построенный в сверхглубоких водах (до 3000 м). Для его строительства потребуются специальные технологии, которые должны учитывать вулканическую и сейсмическую активность в греческих водах, а также особенности морского дна.

б) Коммерческие. Строительство потребует высокой отпускной цены на газ (к которой добавятся транспортные расходы), которая будет конкурировать с поставками из России и с СПГ. Хотя европейские цены на газ поднялись с исторически низких уровней, и ожидается, что цены будут медленно восстанавливаться, маловероятно, что они скоро достигнут $8/MMBTU (сейчас меньше $4/MMBTU – ИРТТЭК). А это уровень цен, который, по мнению некоторых, необходим для жизнеспособности EastMed.

c) Эпидемиологические. ENI, Exxon Mobil и Total приостановили запланированные буровые работы на Кипре до следующего года из-за коронавируса.

c) Правовые и политические. Существует широкий спектр юридических проблем, которые не проявляют никаких признаков смягчения и которые подпитываются отсутствием четко определенных морских границ и односторонними претензиями стран относительно их юрисдикции. Например, соглашение о делимитации морской границы между Турцией и Ливией, Правительство национального согласия в Ливии, морские споры между Турцией и Грецией, противодействие Анкары договорам, заключенным Кипром с Египтом и Израилем, а также недавнее соглашение о делимитации, заключенное между Грецией и Египтом.

Существуют очень серьезные политические проблемы, имеющие важные геополитические последствия, такие как отсутствие полноценного урегулирования кипрской проблемы и буровые работы Турции у побережья Кипра и греческих островов, а также стремление Турции быть коридором для региональных поставок в Европу параллельно с развитием регионального газового хаба.

В целом, проблемы, стоящие перед трубопроводом EastMed, разнообразны, сложны и многочисленны, и динамика, которую они создают, порождает препятствия, которые могут помешать реализации проекта.

- Является ли этот проект EastMed конкурентом «Северного Потока – 2» по мощностям и целевым рынкам?

Однозначно, проект газопровода EastMed не является конкурентом «Северного потока – 2» ни по мощности – 10 млрд м3/год против 55 млрд м3/год, ни по целевым рынкам. Ясно, что ни Северо-Запад Европы, ни Германия не будут рынками для газа, транспортируемого по этому газопроводу. Кроме того, как указывалось выше, строительство EastMed потребует высокой отпускной цены на газ, к которой будут добавлены транспортные расходы. Чтобы оптимизировать общую цену на газ, необходимо будет снизить расходы, связанные с транспортировкой, что оставляет в качестве варианта в основном юго-восточные рынки – Италию, Грецию и, возможно, Болгарию. Но в условиях жесткой конкуренции со стороны российского газа, поставок СПГ и азербайджанского газа из Южного газового коридора там не останется слишком много места для газа из трубопровода EastMed.

- Франция уже подала заявку на членство, а США и ЕС попросили о получении статуса наблюдателей в EMGF. Какие цели преследуют эти страны?

Как мы уже говорили, EMGF может способствовать дальнейшему укреплению геополитических связей в регионе. Упомянутые акторы -- Франция, Европейский Союз и США – не только осведомлены об этих возможностях, но и, скорее всего, намерены влиять и формировать эти связи. В конце концов, двигателем европейского объединения и началом Европейского Союза, каким мы его знаем сегодня, была организация с акцентом на энергетике – Европейское объединение угля и стали.

На данном этапе еще слишком рано говорить, каковы конкретные цели этих стран в отношении EMGF, но потенциально они выходят за рамки энергетической сферы и касаются геополитической сферы, особенно в случае Франции и Соединенных Штатов. Для первой, с учетом стагнации Средиземноморского союза (проект под руководством Франции), EMGF представляет собой основу, которую можно использовать для проецирования силы и реализации своих национальных интересов.

Цели США, вероятно, имеют более геополитическую подоплеку. Скорее всего, в краткосрочной перспективе Соединенные Штаты будут стремиться противостоять влиянию России в Восточном Средиземноморье, способствовать более тесному сотрудничеству между Израилем и палестинцами, укреплять сотрудничество между Грецией, Кипром и Израилем.

А вот цели Евросоюза пока менее очевидны. Вероятно, Европейский Союз будет стремиться способствовать посредничеству и сотрудничеству между странами в регионе, в частности, снижению напряженности. Если ЕС удастся организовать Многостороннюю конференцию по Восточному Средиземноморью – цель, которую 1 октября анонсировал Европейский совет, он будет иметь большее влияние в рамках EMGF, а также сможет оказывать более широкое влияние на проект.

Однако, учитывая нестабильность регионального геополитического ландшафта и функцию одного из основных факторов воздействия, а именно Турции, цели этих субъектов могут более или менее измениться.

- Как вы сказали, взаимоотношения между странами-членами EMGF вряд ли можно назвать идеальными, как и вообще в регионе, в котором есть и противники проекта. В связи с этим какие сложности ждут EMGF?

В краткосрочной и среднесрочной перспективе наиболее вероятные трудности для EMGF связаны с реализацией проекта газопровода EastMed. Кроме того, если напряженность между Грецией, Кипром и Израилем, с одной стороны, и Турцией, с другой, сохранится, еще одной серьезной трудностью будет неспособность –фактически упущенная возможность – создать региональный газовый рынок и оптимальным образом монетизировать газовые ресурсы Восточного Средиземноморья. Создание регионального газового рынка может принести долгосрочную энергетическую безопасность и процветание странам региона.

Снижение напряженности и обеспечение определенного уровня стимулирования, а также предложение Турции присоединиться к EMGF, предотвратят многие из проблем, существующих или потенциальных, которые стоят перед этой региональной организацией. В этом контексте интересно посмотреть, попытаются ли и кто из двух основных внешних игроков - США или Европейский союз - приблизить Турцию к EMGF.


© 2018-2020 Все права защищены.