Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Buyback «Транснефти». История префов

Buyback «Транснефти». История префов
25.10.2018

 «Транснефть» (ТН) в среднесрочной перспективе готова направить на buyback своих привилегированных акций до 20 млрд руб., сообщается в презентации компании. Программа buyback может быть рассчитана на три года. На дату выхода презентации, 22 октября 2018 года, на предлагаемую сумму по рыночной цене можно было бы выкупить примерно 8% префов (капитализация «Транснефти» по этим бумагам на Московской бирже составляла около 268 млрд руб.).

 Читая положительные оценки аналитиков предстоящего buyback, нелишне вспомнить, откуда появились префы ТН. При акционировании компании в 1992 году никаких префов не было предусмотрено, весь капитал состоял из обыкновенных акций, принадлежащих государству. В мае 1997 года Советом директоров компании под руководством президента «Транснефти» Черняева В.Д. было принято решение об увеличении уставного капитала компании путем эмиссии привилегированных акций на 25% уставного капитала. Акции были распространены бесплатно среди 70 тыс. рабочих и служащих региональных подразделений компании.

 Через месяц тот же Совет директоров принял решение «о консолидации» привилегированных акций компании «в целях сохранения государственного контроля над системой». Руководители региональных подразделений компании под угрозой увольнения скупили 83% выпущенных акций, деньги на скупку дала головная компания. Скупленные акции у руководителей подразделений выкупила ЗАО «Национальное перестраховочное общество» (НПО), а руководители вернули деньги головной конторе. Председателем совета директоров ЗАО «НПО» являлся лично президент АК «Транснефть» Черняев В.Д.

 На собрании акционеров по итогам 1997 года руководители "Транснефти" попросили представителя государства, замминистра топлива и энергетики Виктора Отта, "не обижать" трудовой коллектив и начислить на привилегированные акции 133 млрд руб. Чиновник не возражал. Согласился он и с тем, что на 75% акций, находящихся в собственности государства, пришлось всего 66 млрд руб. По замыслу организаторов аферы, 133 млрд должны были уйти за рубеж и бесследно исчезнуть в офшорных зонах. Но этому помешал Сергей Кириенко, бывший тогда министром топлива и энергетики России.

 По оценке следователей, в результате этой мошеннической операции госкомпании был причинен ущерб на сумму свыше $650 млн. Расследование дела то возобновлялось, то прекращалось, но в итоге кончилось ничем.

 Логичное предложение о ликвидации префов в принципе как абсурдного явления для госкомпании, принято не было. В 1997 году на выкуп всех префов надо было потратить $80 млн. Теперь он обойдется в более чем $4 млрд.

 Финансисты обожают buyback. Уоррен Баффет: «За исключением полиграфа, лучший признак ориентированного на акционеров управления − при условии, что его акции недооценены − выкуп. Полиграф-прокси, вот что это такое». Однако стандартная дивидендная доходность акций на мировом рынке коррелирует с доходностью трежерис и не превышает 2-2,5%. А доходность капитала составляет 10-20%. Совершая buyback, компании в пять раз уменьшают доходность своих активов, причем интенсивнее всего делают это на пике цены.

 Более того, распространен выкуп акций на заемные средства, что некоторые аналитики называют «безумием», и что порождает конспирологические версии явления. «Мы имеем дело с огромным манипулированием рынком», – говорит Ричард Боуэн, бывший исполнительный директор Citigroup. И продолжает: “This market scares the crap out of me” [«Этот рынок пугает меня …»].

 Российские компании еще только подключаются к технологии buyback, и для однозначных выводов недостаточно данных. Но ситуация на финансовых рынках предостерегает от излишне оптимистичных прогнозов.

© 2018 Все права защищены.