Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Джо Байден: Начало

Джо Байден: Начало
03.02.2021

В последнее время внимание нефтегазовой отрасли приковано к США, которые стали основным поставщиком новостей для рынка. Администрация Джо Байдена с самого начала продемонстрировала, что намерена радикально изменить политику Белого дома в области ТЭК. Уже заблокировано строительство нефтепровода Keystone XL, введен двухмесячный мораторий на выдачу лицензий на бурение на федеральных землях, анонсируются и другие шаги в сторону ужесточения условий работы нефтегазовых компаний. 

С другой стороны, налицо смягчение риторики в отношении газопровода «Северный поток – 2». Хотя Байден продолжает называть этот проект «плохой идеей», он выразил готовность вести на этот счет консультации с европейскими странами, прежде всего Германией – в отличие от прежней администрации, которая предпочитала разговаривать языком ультиматумов. Также на днях появилось сообщение, что президент США намерен проанализировать введенные при его предшественнике меры против строительства, не исключено, что некоторые из них будут отменены.

Институт развития технологий ТЭК обратился к экспертам, чтобы узнать их мнение о том, чего нам ожидать от нового президента и его администрации. 

В опросе приняли участие:

·      Дмитрий Александров, главный стратег «Универ Капитал»

·      Алексей Громов, главный директор энергетического направления ИЭФ

·      Николай Иванов, советник президента фонда «Институт энергетики и финансов»

1. Есть мнение, что «зеленые» инициативы Джо Байдена, в частности, отмена строительства нефтепровода из Канады и возврат США в Парижское соглашение, в ближайшие годы станет фактором поддержки мировой нефтегазовой отрасли. Разделяете ли вы это мнение и почему?

Дмитрий Александров: Возвращение США в Парижское соглашение по климату (и прочие «зелёные» инициативы) не является плюсом для нефтяного рынка, по крайней мере долгосрочные прогнозы должны стать более оптимистичными в отношении доли ВИЭ в структуре мирового энергобаланса. Есть ли возможность для краткосрочного «всплеска» цен на нефть из-за сокращения добычи сланцевых углеводородов в США? Да, добыча явно не восстановится в этом году до исторических максимумов (а это потенциально дополнительные 2,5 млн баррелей в сутки) но не стоит забывать, что, например, снятие санкций с Ирана способно в короткие сроки, менее года, вернуть на рынок более 1,5 млн баррелей в сутки, а в перспективе – больше. Всё это может усложнить согласование продления сделки внутри ОПЕК+ и привести к новому профициту даже в случае оптимистичных темпов восстановления глобального спроса.

Алексей Громов: В целом все, что делает Байден, направлено на развитие американской нефтегазовой отрасли. Keystone – ключевой нефтяной проект, его отмена будет сдерживающим фактором для канадской нефтянки, поскольку сбывать нефть им будет некуда. 

Что это значит для нас? Эра Трампа для сланцевиков закончена. Впредь будут ограничения – крупные компании, конечно, выживут, а вот у небольших будут проблемы. Трамп закрывал глаза на сжигание попутного газа при добыче сланцевой нефти. Окно свободы, наверное, закроется. Но что важно – совсем давить сланцевиков не будут.

Вывод по первому пункту: безусловно, первые инициативы Байдена будут носить сдерживающий характер, развитие нефтегаза в США не будет в приоритете. Здесь следует упомянуть что в более консервативных прогнозах развития сланцевой отрасли цены на нефть в среднесрочной перспективе будут расти.

Николай Иванов: Решение по Keystone XL откровенно популистское. От него ничего не зависит. Обама после долгих колебаний и сомнений наложил запрет на строительство, Трамп первым делом его разрешил, но строительство все равно заблокировано решениями и действиями судов и властей штатов. Президент (точнее, Госдепартамент) обязан дать разрешение на осуществление этого проекта, поскольку трубопровод трансграничный, но они не в силах изменить решения судов. Поэтому проект скорее мертв, и президент только зафиксировал существующее положение.

С другой стороны, это решение - откровенно недружественный жест по отношению к Канаде. Нефтяные пески Альберты уже давно дышат на ладан, но дополнительно лишать их проблеска надежды было излишне. Эти проекты и так бы сошли на нет, если бы новая администрация озаботилась введением трансграничных углеродных налогов и/или организацией и развитием федерального углеродного рынка. Но до этого или руки не доходят, или кишка тонка. Кстати, тяжелая нефть Канады нужна и американским НПЗ на побережье Мексиканского залива, которые работают не в полную силу на собственной легкой нефти. Альтернативой могли бы быть действия по разблокированию (любым способом) поставок нефти из Венесуэлы, но по этому направлению никаких намеков я не слышал. Сместить Мадуро было бы, вероятно, самым эффективным способом решения проблем американской нефтепереработки, но неизвестна позиция Байдена по этому вопросу. 

Парижское соглашение ни на что не будет влиять - отдельные штаты и группы штатов и так выполняют обязательства США, так что речь только о символическом жесте. Повторяю, всерьез можно было бы говорить о каких-то действиях только при введение федерального углеродного регулирования, но об этом речи не идет. 

Как это может означать поддержку или не поддержку мировой нефтегазовой отрасли? Никак. Речь о проблемах американской нефтянки, но США как были, так и останутся крупнейшим мировым экспортером нефтепродуктов, легкая нефть будет идти на экспорт в больших количествах, все инициативы ОПЕК и Ко. как были безразличны, так и будут. Отношения с КСА остаются под вопросом, это дело темное. А бурение на федеральных землях никогда погоды не делало.

2.    Как вам кажется, при новой администрации шансы на достройку «Северного потока – 2» выросли или уменьшились?

Дмитрий Александров: 2. Байден сказал, что он хочет обсудить – это не значит, он хочет отступить. Его обращение – это выражение готовности слушать европейских партнеров, в первую очередь, Германию. Это не отказ, а стратегическая пауза.

Алексей Громов: Байден сказал, что он хочет обсудить – это не значит, он хочет отступить. Его обращение – это выражение готовности слушать европейских партнеров, в первую очередь, Германию. Это не отказ, а стратегическая пауза.

Николай Иванов: «Северный поток – 2» блокировал не Трамп, а Конгресс, это останется. Только Байден попробует заигрывать с Германией. Но это не означает поддержки России. Поэтому с шансами на достройку пока всё еще неясно.

3.    Как вам кажется, насколько президент Джо Байден окажется готов выполнять предвыборные обещания кандидата Джо Байдена, прежде всего в части выделения $2 трлн на широко разрекламированный «Зеленый план». 

Дмитрий Александров: Что касается выделения $2 трлн на «зелёные» инициативы, то пока нет причин ждать, что он не будет реализован – ставка на увеличение прямой эмиссии со стороны Казначейства сделана довольно очевидно, поскольку, в отличие от действий ФРС по снижению ключевой ставки или (в меньшей степени) количественному смягчению, прямое финансирование проектов за счёт эмиссии госдолга позволяет повысить точечность и эффект от вливаний. Помешать этому может разве что угроза разгона инфляции, по крайней мере до тех пор, пока роль доллара в глобальном товарообороте и расчётах остаётся ключевой.

Алексей Громов: Здесь нет противоречия. Многие американские компании готовы работать в зелёной повестке. Например, Тесла. Вообще, этот план может оказать огромное влияния на мировую энергетическую повестку. Если руководство США будет и дальше придерживаться зелёной повестки, и принимая во внимания колоссальный размер инвестиций, это будет поворотным моментом и будет иметь необратимые последствия для всего мирового ТЭК. И для завершения перехода от углеводородной эры к зелёной.

Николай Иванов: Зеленые инициативы сейчас могут сочетаться с пакетом мер по преодолению последствий короновирусного локдауна. Как именно? Не знаю, но желающие освоить эти деньги всегда найдется.

 

 

 

© 2018-2020 Все права защищены.