Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Единая система контроля за лабораториями необходима

Единая система контроля за лабораториями необходима
16.09.2019

ПАО «Транснефть» 8 сентября выпустило информационное сообщение (https://www.transneft.ru/newsPress/view/id/23511) в связи с поручением Правительства РФ представить позицию на обращение ПАО «НК «Роснефть» «О комплексных мерах по повышению контроля качества нефти в системе магистральных нефтепроводов». Позиции «Транснефти» и «Роснефти по большинству вопросов не совпадают, но схожи в некоторых пунктах.

Станислав, насколько, по вашему мнению, обоснованы обвинения «Транснефти» в монополизме? Не скрывается ли за обвинениями «Роснефти» попытка разрушить монополизм «Транснефти» и разрешить добывающим компаниям самим владеть магистральными нефтепроводами? Пойдет ли это на пользу или во вред нефтяной отрасли?

Элементы монополии в работе "Транснефти" неизбежно присутствуют, это связано с самой ролью компании как естественной инфраструктурной монополии. В некоторых случаях организация хозяйства в формате естественной монополии действительно оправдана, и это связано не только с эксплуатацией специфической инфраструктуры вроде крупных нефтепроводов, но и контролем качества технически связанной с этой инфраструктурой продуктов, товаров и услуг. Опыт приватизации и национализации во многих странах, зачастую сменяющих друг друга как фазы цикла, показывает, что однозначной уверенности, что инфраструктурные монополии всегда плохи, ни кого в мире из числа руководителей стран нет. Отказ от большой монополии в пользу региональных инфраструктурных монополий, доминирующие в своих административных районах или районах преимущественной работы той или иной крупной компании, могут также вызывать недовольство. Вспомним опыт борьбы "Роснефти" против отказа "Газпрома" пускать газ с "Сахалина-1" через принадлежащую "Газпрому" и партнерам (Sakhalin Energy) газотранспортную систему на юг острова под планировавшийся там к постройке СПГ завод "Роснефти" и партнеров. Подобные эксцессы могут стать более частыми в случае перехода к системе владения магистральными трубопроводами добывающими компаниями.

- Насколько, по вашему мнению, необходима предлагаемая «Транснефтью» аккредитация испытательных лабораторий? Должны ли эти лаборатории подчиняться «Транснефти», или их могут организовать и содержать владельцы ПСП? Что делать, если небольшие нефтяные компании не имеют ресурсов для содержания таких лабораторий, должны ли они быть созданы на средства «Транснефти»?

Единая система контроля за лабораториями необходима, как и стандартизированные процедуры исследований. Аккредитацией могут заниматься и государственные правительственные службы, если доминирующая роль "Транснефти" в этом вопросе вызывает неприязнь отдельных крупных игроков рынка. Но платить за дополнительные сервис со стороны государства придется участникам рынка из числа добычных компаний, по крайней мере, крупным из них. Для средних и малых игроков с целью поддержания конкуренции могут быть сделаны поблажки. Дополнительный уровень контроля в любом случае потребует расходов, но и опыт аварии на "Дружбе" показал, что без дополнительного контроля не обойтись.

- В чем именно может состоять «ужесточение» контроля над мини-НПЗ по сравнению с другими (какими?) НПЗ? Кто должен организовать и профинансировать такой контроль?

Мини-НПЗ и так находятся под давлением из-за налогового маневра в нефтяной сфере, так что движение к сокращению их числа и роли и так идет. Стандартизированный контроль за продукцией мини-НПЗ со стороны "Транснефти" по ее модели или через государственные службы неизбежно будут оплачивать все равно крупные игроки рынка.

- Насколько обоснована позиция «Транснефти» по Банку качества? Будет ли его внедрение способствовать сокращению добычи нефти или, наоборот, росту добычи? Действительно ли существует опасность монополизации отрасли нефтедобычи при внедрении Банка качества? Ваше мнение о целесообразности Банка качества.

Банк качества нефти вновь упирается в систему оценки качества, ее финансирование и доверие к ней. Доверять можно будет либо - в случае поддержки ее предложений по реформе контроля над пунктами приема нефти на уровне правительства - самой "Транснефти", либо государственному сервису. Вариант, при которой доверием будут обладать международные частные сервисные компании в этой сфере, возможен будет в случае существенного прогресса в российско-западных отношениях и развития и углубления глобализации, что на текущем этапе выглядит неочевидным сценарием на ближайшее будущее.

- Кто, по вашему мнению, прав по вопросу ужесточения содержания хлорорганики в нефти с 6 до 1 ppm, «Транснефть» или «Роснефть», или существуют определенные положительные и отрицательные стороны у каждой позиции, учитывая, что на сегодня 25% нефтяных компаний не готовы сдавать в систему сырье качества 1 ppm?

Предельное содержание хлорорганики - дискуссионный вопрос, тем более что зачастую компании отрасли и "Транснефть" дают разную оценку тому, какой реально уровень был допущен и сдан в трубу тем или иным производственников. Это вновь вопрос доверия к оценке. Вероятно, на текущем этапе данный вопрос неизбежно выходит на политический уровень и должен получить разрешение уже на уровне политического руководства страны, воспользовавшегося всем набором доступных экспертиз.

© 2018-2020 Все права защищены.