Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Поможет ли «Турецкий поток» решить «проблему 2019»?

Поможет ли «Турецкий поток» решить «проблему 2019»?
27.11.2018

  Центральным событием ноября для газового рынка можно с уверенностью считать завершение прокладки морской части газопровода «Турецкий поток». 19 ноября в Турции состоялась торжественная церемония сварки замыкающего стыка, а 22 ноября стало известно, что «Газпром» наконец определился с экспортным маршрутом, выбрав вариант транспортировки по линии Болгария-Сербия-Венгрия-Словакия. Несмотря на то, что главная интрига «Турецкого потока» раскрыта, будущее проекта по-прежнему вызывает много вопросов.

  История проекта «Турецкий поток» началась в 2014 году, когда в ходе пресс-конференции в Анкаре президент Владимир Путин заявил, что Россия отказывается от строительства газопровода «Южный поток» по дну Черного моря в Болгарию из-за неконструктивной позиции партнеров в Софии и Брюсселе[1]. Изначальные планы по реализации «Южного потока» были направлены на снижение зависимости поставок в Европу от транзита по территории Украины. После событий 2014 года стало понятно, что кризис доверия в двусторонних отношениях Москвы и Киева принимает угрожающие масштабы, а в перспективах нормализации политического диалога начали сомневаться даже оптимисты. Для рынка европейского газа это означало начало эпохи больших перемен. Уже к началу 2015 года «Газпром» начал реализовывать план «повышения надежности поставок газа европейским потребителям», предполагающий создание альтернативных маршрутов в обход Украины. Были анонсированы проекты «Северный поток-2» и «Турецкий потока». Межправительственное соглашение по строительству «Турецкого потока» было подписано в октябре 2016 года, строительство было начато в мае 2017 года.

  В ходе согласования проект претерпел ряд существенных изменений, что отличает его от предка – «Южного потока». Во-первых, была существенно урезана пропускная способность трубы. Так, вместо планируемых четырех ниток общим объемом 63 млрд м3 в окончательном варианте было согласовано сооружение 2 ниток объемом 15,75 млрд м3 газа в год каждая. Во-вторых, загадкой для всех следящих за событиями на газовом рынке оставалась судьба второй нитки «Турецкого потока». Первая - полностью отводилась для внутреннего рынка Турции, вторая же должна была пройти по территории страны до границ Европейского Союза, однако дальнейшая судьба поставок четко определена не была. В «Газпроме» не спешили раскрывать карты, опасаясь санкционных рисков и подковерных интриг других участников газового рынка. Из данных открытых источников следовало, что в «Газпроме» шла параллельная проработка сразу нескольких сценариев, наиболее востребованными были так называемый South Stream Lite (Болгария –Сербия- Венгрия), по сути повторявший маршрут «Южного потока», а также «Итальянский маршрут», предполагающий поставки по трубе проекта Poseidon.

  19 ноября 2018 года трубоукладочное судно Pioneering Spirit завершило укладку подводного участка «Турецкого потока». Команду на сварку замыкающего стыка дали Президент России Владимир Путин и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. В размещенном на сайте «Газпрома» пресс-релизе приводятся слова Председателя Правления компании Алексея Миллера, топ-менеджер выразил уверенность, что газопровод будет сдан в эксплуатацию в конце 2019 года и станет дополнительным гарантом энергетической безопасности стран Южной и Юго-Восточной Европы[2]. Спустя 3 дня, 22 ноября, стало известно, что газотранспортные операторы Болгарии, Сербии, Венгрии и Словакии начали процедуры бронирования будущих мощностей, так называемый open season[3]. По сути, это означает, что среди прочих, в «Газпроме» предпочли вариант поставок по South Stream Lite.

  Из материалов, опубликованных компаниями -операторами, следует, что начало поставок в Болгарию и Сербию запланировано на 2020 год, а в Венгрию и Словакию газ начнет поставляться в 2021 и 2022 годах соответственно. По информации «Коммерсанта», болгарский оператор «Булгартрансгаз» намерен провести аукцион на будущие мощности на входе в болгарскую систему из Турции и на выходе в Сербию. Мощность на входе составляет 15,8 млрд м3 в год (объем второй нитки «Турецкого потока»), на выходе — 4 млрд м3, при этом с 1 января 2021 года она должна увеличиться до 11 млрд кубометров. Далее газ будет поступать в Сербию (11 млрд м3), Венгрию (9 млрд м3) и Словакию (4,3 млрд м3).

  Несмотря на то, что с будущим поставок по второй «европейской» нитке «Турецкого потока» в «Газпроме» теперь, кажется, окончательно определились, открытым остается вопрос о том, как будут и будут ли вообще осуществляться поставки в Грецию и Италию, поскольку у «Газпрома» и его партнеров есть ряд договоренностей относительно этих поставок. Второй, более важный вопрос – как ввод «Турецкого потока» отразится на решении «проблемы 2019» (окончание срока действия подписанного в 2009 году с «Нафтогазом» контракта), которую проект отчасти и должен был решить. Представляется, что ответы на оба вопроса могут быть тесно связаны между собой.

  Из озвученных ранее заявлений европейских политиков можно сделать вывод, что виды на газ из трубы «Турецкого потока» имели не только в Болгарии. Так, например, в середине ноября, выступая на III Салоникском саммите лидеров балканских государств, премьер Греции Алексис Ципрас заявлял, что Греция ведет переговоры с Брюсселем на тему продолжения строительства «Турецкого потока» через греко-турецкую границу, чтобы этот газопровод прошел через греческую территорию в Европу. В качестве варианта доставки российского газа греческий премьер назвал отвод ветки планируемого магистрального газопровода East-Med (Средиземноморский газопровод - планируемый совместный проект Греции, Израиля, Италии и Кипра по доставке газа с месторождений «Левиафан» и «Афродита» на юг Европы)[4].

  В заявлениях и действиях греческого премьера нетрудно разглядеть настойчивое желание превратить страну в крупный газовый хаб на юге Европы, распределяющий газ прикаспийских, израильских и кипрский, а также российских месторождений.

  Предлагаемый греками маршрут поставок изначально рассматривался как альтернатива South Stream Lite и, очевидно, был охотно поддержан в «Газпроме» по соображениям безопасности – показателен был печальный опыт «Южного потока». Маршрут предполагал поставки транзитом по территории Греции и затем на юг Апеннинского полуострова. Транспортировку на юг Италии планировалось осуществлять по газопроводу «Посейдон», морской части системы интерконнекторов ITGI, соединяющих энергетические рынки Турции, Греции и Италии. Проработка этого направления поставок в «Газпроме» шла более двух лет. Еще в феврале 2016 года с греческой DEPA и итальянской Edison был подписан «Меморандум о взаимопонимании в отношении поставок природного газа из России по дну Черного моря». В пресс-релизе «Газпрома» тогда было отмечено, что соглашение отражает заинтересованность сторон в маршруте поставок природного газа из России в Грецию и из Греции в Италию. Подчеркивалось, что для этой цели стороны намерены использовать в максимально возможном объеме результаты работ, проведенных Edison и DEPA в рамках проекта ITGI Poseidon[5]. В июне 2017 года в рамках ПМЭФ «Газпром», DЕРА и Edison подписали уже полноценное соглашение о сотрудничестве, которое стало продолжением меморандума 2016 года. Компании договорились, что будут координировать работу по реализации проекта «Турецкий поток» и проекта Poseidon от турецко-греческой границы до границы Италии. Помимо прочего, в подписанном документе фиксировались договоренности по развитию сотрудничества в области поставок российского газа[6].

  Проблема поставок по трубе Poseidon заключалась в сроках реализации проекта. Сейчас проект заморожен, а по планам, заявленным ранее руководством IGI Poseidon[7], строительство может быть закончено лишь к 2023 году. При этом завершение строительства сухопутной ветки «Турецкого потока» до границ ЕС изначально было запланировано на 2019 год. При обсуждении вариантов сотрудничества переговорщикам «Газпрома» заранее были известны ограничения, связанные со сроками реализации проекта Poseidon, что дает основания полагать, что, прорабатывая этот вариант поставок, «Газпром» не просто преследовал цель купирования рисков повторения болгарского сценария, но, вероятно, имел в виду некие возможности поставок будущих дополнительных объемов.

  Еще один возможный вариант поставок, который обсуждался в рамках «Турецкого потока» - это использование Трансадриатического газопровода (TAP). Эта магистраль - составная часть масштабного проекта «Южный газовый коридор» – системы трубопроводов для поставок азербайджанского газа в Турцию и Европу. ЮГК предполагает транспортировку добытого на месторождении Шах-Дениз газа по газопроводам Баку-Тбилиси-Эрзурум (повторяет маршрут нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан), а также Трансанатолийскому (TANAP) и Трансадриатическому (TAP)газопроводам. Трансанатолийский газопровод был запущен в июле этого года, первые поставки в Грецию ожидаются уже в июне 2019 года[8]. Проектная мощность TANAP – 16 млрд м3 в год. 6 мдрд м3 предусмотрены контрактом для обеспечения газом регионов Турции, расположенных на маршруте следования трубы. Оставшиеся 10 млрд м3 предполагается делить между потребителями в Италии (8 млрд м3) и Греции (2 млрд м3). Планируется, что к 2020 году объемы прокачки по TAP составят 10 млрд м3 в год, а в будущем, при благоприятной конъюнктуре, его пропускная способность может быть увеличена до 20 млрд м3.

  Идея использования инфраструктуры, строящейся для поставок газа прямого конкурента «Газпрома», парадоксальна лишь на первый взгляд. Проект ЮГК не лишен своих сильных и слабых сторон, и те и другие могут быть использованы в будущем.

  Одно из главных преимуществ TAP в том, что проект пользуется поддержкой Брюсселя и рассматривается как проект «общего интереса». Акционерный капитал проекта принадлежит пулу крупных международных инвесторов - азербайджанской SOCAR (20%), британской BP(20%), итальянской Snam(20%), бельгийской Fluxus(19%), испанской Enagas(5%) и швейцарской Axpo (5%). Если «Газпрому» удастся договориться с партнерами по TAP, аргументы ограничений, которые возникают в рамках Третьего энергопакета, будут сняты автоматически, а конкурентам на международном газовом рынке будет значительно сложнее блокировать поставки российского газа. Еще один аргумент в пользу TAP – это сроки реализации проекта. Окончание строительства газопровода запланировано на 2020 год, что могло бы позволить синхронизировать поставки с планами по сокращению украинского транзита.

  К слову, акционеры TAP ранее уже обозначали свою готовность к диалогу с «Газпромом». Так, например, с идеей возможного увеличения пропускной способности TAP (как альтернативы поставкам по газопроводу «Посейдон») в 2017 году выступал вице-президент итальянской Snam Федерико Эрмоли, отметив, что акционеры трубы готовы увеличивать ее пропускную способность для предоставления экспортного окна альтернативному поставщику[9].

  Риторика акционеров TAP имеет свои объяснения. Дело в том, что одно из основных уязвимых мест проекта - зависимость от поставок с единственного месторождения, объемов которого при определенных обстоятельствах может не хватить. Изначально предполагалось, что ресурсной базой ЮГК станут месторождения Апшерон и Шах-Дениз. Однако, этим планам не суждено было сбыться: после переоценки запасов Апшерона было принято решение использовать добытый на месторождении газ исключительно на внутреннем рынке Азербайджана[10]. В результате, сегодня все больше аналитиков говорят о возможности будущей закачки в трубу TAP российского газа[11]. И несмотря на то, что конкретных договоренностей достигнуто пока не было, возможность такого сценария не отвергли пока и в самом «Газпроме»[12].

  2017 год стал во многом знаковым для европейского газового рынка и рекордным для «Газпрома». Воспользовавшись рыночной конъюнктурой, компания сумела реализовать в Европе 242 млрд м3 газа, рост составил 8,4% к 2016 году[13]. При этом экспорт непосредственно с территории Российской Федерации составил 194, 4 млрд м3, 93 млрд м3 из которых были прокачены по ГТС Украины[14]. В ситуации падения собственной добычи в Европе (в 2018 году стало известно о планах по сокращению на 45% к 2022 году объемов добычи на крупнейшем в Европе месторождении Гронинген[15]), и достаточно дорогой альтернативы в виде СПГ, поставки трубопроводного газа из с востока выглядят для европейцев довольно привлекательно. Примечательно, что консенсус-прогнозы аналитиков рынка свидетельствуют о дальнейшем росте спроса на газ в Европе.

 

  Источник: В.А.Кулагин, С.И.Мельникова, Перспективы российского газа на европейском рынке в контексте изменения
 рыночных условий, регуляторной среды и энергетической политики ЕС. Данные на графике: IEA, ИНЭИ РАН, НИУ ВШЭ

  В складывающейся ситуации, вероятно, ошибкой было бы не бороться за растущую долю стабильного и прогнозируемого европейского газового рынка. Однако сделать это, поставив окончательную точку в истории украинского транзита, пока не представляется возможным. Проектная мощность строящегося Nord Stream 2 рассчитана на прокачку 55 млрд м3 газа (с 2021 года), пропускная способность двух ниток «Турецкого потока» составляет 31,5 млрд м3 газа. Иными словами, даже при полной загрузке новых газопроводов «Газпром» не сможет покрыть в полном объеме потребности европейского рынка. Гораздо более целесообразно было бы в складывающейся ситуации сохранить украинский канал поставок, по крайней мере до 2022 года, а после прохождения этого порога Москве необходимо будет принимать решение, сохранять прокачку или заменять ее на альтернативные маршруты поставок.

  Вполне возможно, что в ряде подписанных документов и заявлений в рамках проекта «Турецкий поток», в действительности имелась в виду не вторая нитка, объем которой, как теперь стало известно, пойдет в Болгарию, а третья, четвертая или даже «Турецкий поток-2», объемом которого уже можно будет полностью компенсировать прокачку по украинской трубе, покрыв потребности не только Греции и Южной Италии, но направив потоки по системе балканских интерконнекторов к Баумгартену.


[1] https://russian.rt.com/article/62268

[2] http://www.gazprom.ru/press/news/2018/november/article467755/

[3] https://www.kommersant.ru/doc/3806415

[4] https://tass.ru/ekonomika/5799211

[5] http://www.gazprom.ru/press/news/2016/february/article267583/

[6] http://www.gazprom.ru/press/news/2017/june/article335027/

[7] https://www.interfax.ru/business/586602

[8] https://ru.sputniknews.kz/economy/20180612/6001524/turkey-tanap-otkrytiye.html

[9] https://regnum.ru/news/2230938.html

[10] https://www.total.com/en/media/news/press-releases/azerbaijan-total-and-socar-sign-agreement-develop...

[11] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/slozhnosti-chernomorskogo-tranzita/?sphrase_id=21057394

[12] https://www.kommersant.ru/doc/3200766

[13] http://www.gazprom.ru/about/marketing/europe/

[14] https://www.kommersant.ru/doc/3587636

[15] https://www.kommersant.ru/doc/3587562

© 2018 Все права защищены.