Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Российским машиностроительным компаниям не выгодно производить такую высокозатратную, фактически, штучную продукцию

Российским машиностроительным компаниям не выгодно производить такую высокозатратную, фактически, штучную продукцию
03.12.2019

Глава «Роснефти» Игорь Сечин просит правительство о льготах для ввоза иностранного оборудования на обустройство месторождения в Хатангском заливе. Это значит, что за пять, прошедших с наложения в 2014 году санкций на поставки в Россию оборудования для нефтедобычи, в стране такое оборудование так и не появилось.

При этом практика предоставления льгот нефтедобытчикам приняла огромные масштабы. Из «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов» следует, что в 2022 году льготы нефтяникам превысят 1,6 трлн рублей.

На слушаниях в Совете Федерации в октябре спикер Валентина Матвиенко заявила, что несмотря на почти двукратное увеличение за последние пять лет налоговых льгот, предоставляемых нефтяным компаниям, в России не наблюдается «ни прироста инвестиций, ни снижения зависимости отрасли от поставок импортного оборудования». А по словам главы бюджетного комитета Госдумы Андрея Макарова, судя по прогнозируемым цифрам роста отдачи от предоставляемых нефтяникам льгот, прибыльнее было бы просто положить эти деньги в банк под небольшой процент.

По данным ФНС, рентабельность добычи сырой нефти и природного газа составляет 35,3%, при средней рентабельности по экономике в 12,3%. А сэкономленные за счет льгот средства нефтяные компании тратят на дивиденды и операции с ценными бумагами, заявил директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов.

В то же время Норвегия за время разработки своих шельфовых месторождений подняла уровень локализации производства оборудования с с 10% до 95%. Сегодня 1/3 экспорта Норвегии составляют технологии и оборудование для нефтегазовых шельфовых проектов.

Илья, как Вы считаете, насколько целесообразно предоставление очередных льгот на добычу северной нефти, если это не мотивирует нашу промышленность на разработку собственных технологий и оборудования, при таком подходе завтра очередное ужесточение санкций оставит российских нефтяников не у дел?

Очевидно, что вопрос льготирования нефтедобычи в России требует чуть ли не радикального пересмотра на правительственном уровне. Так, в конце 2018 года в Кабмине объявили о выдаче определенных льгот ВИНКам, применяющим наиболее современные технологии при добыче нефти на шельфе в Арктике, ДФО и СКФО. Однако, существенных сдвигов по этому направлению не фиксируется: даже те компании, которые используют собственные разработки, не всегда поощряются правительством. Характерный пример произошёл совсем недавно, в ноябре текущего года, в смежной газовой отрасли, когда НОВАТЭК получил отказ в господдержке проекта по строительству перегрузочных комплексов СПГ на Камчатке и в Мурманске (хотя новый завод компании по сжижению природного газа работает на базе своей собственной технологии «Арктический каскад»).

Более того, Минфин, фактически, «усложняет жизнь» даже тем компаниям, которые занимаются освоением иностранных технологий, вводя НДПИ на попутный газ (нулевую ставку на попутный газ можно назвать своеобразной льготой отрасли, которая предоставлялась для того, чтобы ВИНКи могли адаптировать технологии по переработке такого сырья). 

Потом, нельзя забывать, что вопрос разработки технологий является очень наукоёмким. Речь идёт о необходимости создания целых научно-исследовательских институтов на базе ведущих отраслевых вузов страны при поддержке ВИНКов.  На это, разумеется, также понадобятся серьёзные бюджетные затраты, что в результате повлечёт нагрузку на другие сектора экономики. К тому же сами компании на сегодняшний день не готовы развивать такое сотрудничество, поскольку ни у кого нет лишних денег.

Думаю, что в краткосрочной перспективе правительство будет работать, прежде всего, над тем, как сохранить допуск к широкому пулу иностранных технологий. По всей вероятности, именно в этой связи начались разговоры о допуске на шельф российских частных компаний, которые в меньшей степени подвержены санкционным рискам. В то же время, такая инициатива выглядит сомнительной: добыча в Арктике в текущих условиях едва ли может заинтересовать бизнес-игроков, потому что шельфовые проекты без должной господдержки останутся неприбыльными даже в долгосрочной перспективе.

- Имеют ли сегодня смысл масштабные инвестиции в производство такого оборудования, и если имеют, то какая цель может при этом быть поставлена:

  • замещение только части импортного оборудования для шельфовых проектов, наиболее легкого для производства,
  • замещение всей номенклатуры импортного оборудования на случай полной блокады поставок со стороны Запада,
  • производство только такого оборудования, которое имеет экспортный потенциал?

Чтобы инвестировать в развитие технологий нужны заказчики, в том числе, за рубежом. Потенциальным экспортёром российских технологий может стать Китай, который, например, закупает компоненты для производства буровых установок в США. Кроме того, отечественные компании имеют опыт по производству плавучих технических средств освоения шельфа, что также может заинтересовать зарубежных партнёров. Однако, основные достижения по этому направлению совершались в других экономических условиях, и на сегодняшний день производство собственных законченных плавучих платформ ведется в совсем небольшом количестве. 

Нельзя не упомянуть о том, что российским машиностроительным компаниям не выгодно производить такую высокозатратную, фактически, штучную продукцию. При этом, тот же «Ростех» я бы не назвал компанией с высокими санкционными рисками (С.Чемезов - относительно лояльная фигура для Запада), что является принципиально важным для иностранных заказчиков.  Так что наиболее вероятным ходом событий мне видится нечто среднее между первым и третьим сценарием - производство оборудования с экспортным потенциалом при условии его «лёгкости» и окупаемости.

- Насколько целесообразна реализация сложных и дорогих шельфовых проектов в условиях большой вероятности переизбытка на рынке более дешевой нефти и общей тенденции к сокращению потребления нефти в мире?

В существенное сокращение потребления нефти в среднесрочной перспективе я не верю. Однако, в дальнейшем даже ОПЕК, которой присуще консервативное видение электромобилизации мирового авторынка, указывает, что в перспективе ближайших 15-20 лет произойдет повсеместный отказ от двигателя внутреннего сгорания, и это запустит процесс сокращения потребления нефти (до 5% от сегодняшних цифр). К этому времени все отечественные шельфовые проекты должны быть запущены, поскольку до 2030 года добывать углеводородное сырье в Арктике предполагается только в тех зонах, где разработка нефтегазовых месторождений уже ведется.

В целом, российские шельфовые проекты уже сегодня можно назвать нерентабельными хотя бы потому, что стоимость нефти опустилась ниже 60 долларов за баррель, тогда как во всех арктических проектах заложено от 100 до 150 долларов за баррель.

© 2018-2019 Все права защищены.