Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

Самурай и грабли

Самурай и грабли
28.02.2019

  В начале текущей недели президент США Дональд Трамп – активный пользователь сети Twitter, опубликовал в ней сообщение, в котором призвал «ОПЕК не усердствовать и расслабиться», поскольку, по его мнению, цены на нефть слишком резко и сильно выросли. Примечательно, что стоимость барреля черного золота после твита Трампа немного снизилась, но не настолько, чтобы удовлетворить главу Белого Дома.

  Это заявление появилось почти одновременно с данными независимого нефтегазового аналитического агентства JBC Energy о том, что с начала февраля импорт российской нефти Urals в США вырос до 100 т. баррелей в сутки, то есть вернулся к значениям, что были до «сланцевой революции» в 2012 году. Причем, по мнению, как отечественных, так и заокеанских экспертов, объемы экспорта черного золота из РФ в Америку в ближайшем будущем будут расти. Вишенкой на торте для нашей страны в этой истории является тот факт, что покупать российскую нефть американцам приходится со значительной наценкой, из-за дефицита предложения на рынке сернистой нефти, который они сами искусственно создали.

  Дело в том, что большинство нефтеперерабатывающих заводов в США рассчитаны на переработку сернистой нефти, а не легкой малосернистой WTI, добываемой здесь. Сырье американские НПЗ, как правило, получали в результате смешивания местного черного золота с привезенными сернистыми и высокосернистыми  сортами, главным образом, из Мексики, Канады, а также Венесуэлы, которая в последние годы была едва ли не главным поставщиком такой нефти в Североамериканские Штаты. Даже на фоне экономического кризиса и катастрофического падения добычи в Боливарианской Республике, в прошлом году экспорт черного золота из Венесуэлы в США показал рост.  

  Однако после введения санкций Дональда Трампа против венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA и, фактически, запретом импорта в США сырья из Венесуэлы, американские НПЗ столкнулись с дефицитом сернистой нефти. Добыча в Мексике падает, а Канада компенсировать такие объемы не может. Саудовская Аравия по понятным причинам увеличивать добычу ради США не хочет, связанная соглашением ОПЕК+ и больше заинтересованная в рынке стран АТР. Можно было бы взять сернистую нефть из Ирана, но против него также уже действуют санкции Вашингтона.

  В результате, из крупных и пока доступных поставщиков нефти такого качества для США осталась одна Россия. С нашей страной у нынешнего хозяина Белого Дома вроде, как энергетическое противостояние, но допустить возникновения дефицита автомобильного топлива он тоже не может. Поэтому уже на сегодняшний день российские поставки нефти в США составляют 1/5 от экспорта из Венесуэллы в прошлом году, и как уже было отмечено, скорее всего, их доля будет расти. Если это произойдет, то рост котировок барреля вкупе с завышенной ценой Urals, обязательно скажутся на стоимости бензина и дизеля на американских заправках в самом ближайшем будущем.

  Практически, получается, что введением санкций против Ирана и Венесуэлы американский президент действует вопреки интересам своей страны на благо России и ОПЕК. В случае с Ираном он только избавил РФ от опасного конкурента на рынке Европы и стран АТР, нивелировав в дальнейшем часть негативных последствий для США – исключением действия санкций для некоторых государств. Но введя экономические ограничения против Венесуэлы, он подтолкнул котировки барреля вверх, нанес удар по американской нефтепереработке, оказал помощь ОПЕК+ и поддержал, хоть и совсем незначительно, российский нефтяной экспорт. А это уже едва ли можно исправить сообщениями в Twitter. Как известно настоящий самурай наступает на одни и те же грабли трижды. Остается подождать, не начнет ли Дональд Трамп принимать санкции против ОПЕК.

© 2018-2019 Все права защищены.