Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Американский порог

Американский порог
08.04.2019

  Аналитик рынка ТЭКа Сергей Алихашкин — о том, каковы шансы США стать доминирующей энергодержавой мира.

  Минэнерго на днях сообщило, что Россия на две трети выполнила условия соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи нефти, опоздав с графиком. Несмотря на это, нефтяные котировки уже четвертый месяц уверенно идут вверх после минимальных значений конца декабря. Одновременно в СМИ все чаще стали появляться мнения различных экспертов о том, что соглашение ОПЕК+ негативно отразится на отечественной нефтяной отрасли, поскольку США, благодаря наращиванию производства сланцевой нефти, вытеснят нашу продукцию с рынков сбыта.

  Если посмотреть на динамику добычи нефти в США, рост и вправду впечатляет. За последние восемь лет добыча нефти, включая газовый конденсат, выросла почти в два раза и вывела страну на первое место на планете по этому показателю. Однако это вовсе не является подтверждением теории о скором захвате Америкой всех энергетических рынков мира.

  Да, США подвинули с пьедестала Россию и Саудовскую Аравию, но не более того. Стать доминирующей энергетической державой в мире, как об этом грезит Дональд Трамп, у Штатов не получится. И для этого есть ряд серьезных экономических, технологических и финансовых причин.

  Во-первых, Америка является лидером не только в добыче нефти, но и лидером по использованию. На нее приходится около 20% мирового потребления черного золота. По этому показателю к США не в состоянии приблизится даже Китай. Его отставание составляет более чем 200 млн т в год. При этом потребление в Америке постоянно растет. По состоянию на сегодня оно достигло почти 900 млн т, добыча же за прошлый год составила 661,4 млн.

  То есть производство нефти в США пока не может даже удовлетворить валовые потребности внутреннего рынка. Резкий рост последних годов был обусловлен сланцевой революцией, пришедшей на период максимальных цен на нефть. Однако сегодня цены уже не те. Факторы санкций (Венесуэла и Иран) уже отыграны. И дальнейшее увеличение добычи держится только на соглашении ОПЕК+. При этом его условия могут быть пересмотрены уже на майской встрече в Вене. И даже если предположить дальнейший рост добычи и потребления в США, что не крайне маловероятно, а просто невозможно, то США станут производить больше нефти, чем потребляют лишь к 2024–2025 году.

  Во-вторых, говоря о росте добыче в США, необходимо принимать во внимание вопрос качественного состава добываемого сырья, а именно, соотношения в ней нефти и газового конденсата. В Америке доля последнего очень велика. Например, в прошлом году по данным JODI («Совместная инициатива по нефтяной статистике») из 661,4 млн т на него пришлось более 18%, а именно 121,4 млн т. Конденсат имеет серьезные ограничения в использовании. Получается, что он лишь значительно улучшает статистику добычи, но никак не приближает Америку к господству на рынках сбыта.

  В-третьих, большинство нефтеперерабатывающих заводов в США (да и в мире) рассчитаны на переработку высокосернистой нефти, а не легкой малосернистой WTI, добываемой здесь. Сырье американские НПЗ, как правило, получали в результате смешивания местного продукта с привезенными высокосернистыми сортами из Мексики, Канады и Венесуэлы. После введения санкций против венесуэльской PDVSA американские НПЗ столкнулись с дефицитом сернистой нефти. В результате пришлось покупать нефть в России со значительной наценкой из-за дефицита предложения на рынке сернистой нефти, который сами американцы искусственно создали.

  Есть еще один важный фактор, который ясно демонстрирует, что до захвата мировых рынков американской нефти еще далеко, — замедление собственной добычи, несмотря на относительно высокие котировки барреля. Еженедельные отчеты о количестве буровых установок в США, которые публикует Baker Hughes, говорят об отрицательной динамике их количества. Дело в том, что сланцевые скважины имеют короткий срок службы, добыча иногда снижается уже через несколько месяцев. Темпы производства напрямую зависят от количества буровых установок, которое в США уже на протяжении трех месяцев неуклонно падает.

  Зависимость от мировых цен на нефть у американского сланца значительно выше, а «запас прочности» меньше, по сравнению с сырьем, добываемым в нашей стране. Как только мировые цены опускаются ниже $50 за баррель, добыча в США начинает падать. Как это произошло в 2016 году, в результате чего производство нефти в стране сократилось на 36 млн т. Для российских же компаний вилка $40–50 за баррель вполне приемлема.

  И последнее. Серьезным камнем преткновения для умозрительной американской нефтяной экспансии мирового рынка является ограниченный спрос на черное золото из США и не очень удобная логистика там, где такой спрос есть. Проще говоря, американская малосернистая нефть пришлась бы очень ко двору в Китае, где работает множество простейших мини-НПЗ, иногда называемые «самоварами». Приоритетными рынками для них остаются Южная Корея, Япония, Индия и некоторые другие страны региона, но они уже и так покупают американскую нефть, а выше головы, как говорится, не прыгнешь. Объемы поставок американского сырья на рынки Европы сегодня минимальны. При нынешнем европейском спросе в 750 млн т в год, в 2018 году США поставили туда около 24,5 млн т. Что составляет 3,27% от общего объема европейского экспорта.

  Так что нынешние разговоры о возможном вытеснении с мирового рынка российской нефти продукцией из США во многом инициированы совсем другими причинами и серьезно говорить об американской мировой экспансии явно рановато.

© 2018-2019 Все права защищены.