Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Достройка «Северного потока – 2» имеет 3 аспекта: технологический, экономический и политический

Достройка «Северного потока – 2» имеет 3 аспекта: технологический, экономический и политический
28.12.2020

Комментарий для «Известий» от экспертов Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)

Достройка «Северного потока – 2» имеет 3 аспекта: технологический, экономический и политический.

С первым аспектом вопросов нет: осталось достроить чуть больше 150 км, из которых немецкий участок (чуть больше 5 км) уже сейчас достраивает баржа «Фортуна». Для сооружения участка в датской акватории с целью ускорения процесса предпочтительно подключение второго имеющегося у России трубоукладчика «Академик Черский». В отличие от «Фортуны» он оснащен системой динамического позиционирования и может прокладывать трубопровод на больших глубинах и с большей скоростью.

Со вторым тоже все в порядке: никуда не делась потребность Европы в диверсифицированных поставках газа для получения оптимальной цены при минимуме политических рисков, трубопровод достроен почти на 90% (его общая протяженность – 1224 км), в проект уже вложено порядка €10 млрд. То есть, с этих позиций «Северный поток – 2» достраивать можно и нужно.

Остается политический аспект, хотя Владимир Ильич Ленин нас учил, что политика есть концентрированное выражение экономики. В это воскресенье 20 декабря исполняется ровно год, как президент США Дональд Трамп подписал оборонный бюджет на 2020 год, чем автоматически ввел санкции против «Северного потока – 2». Характерно, что швейцарская компания Allseas, которая тогда занимался достройкой, объявила о прекращении работ по прокладке трубопровода за несколько часов до подписания бюджета Трампом. Высказывалось много мнений, что это вопрос временный, что достройка лишь затянется на несколько месяцев, но спустя год мы видим, что воз и ныне там.

Так что давайте не будем строить иллюзий и признаем, что вопрос завершения «Северного потока – 2» и его дальнейшей эксплуатации – это вопрос исключительно политической воли администрации Соединенных Штатов и того, что она посчитает целесообразным. Поэтому, чтобы понять перспективы проекта, рассмотрим позицию руководства США.

На уходящего президента США и его администрацию надежд мало. Хотя Трамп пока не подписал (по причинам, не связанным с «Северным потоком – 2») принятый Сенатом оборонный бюджет на 2021 год и, больше того, пообещал наложить на него вето, но уже через месяц в должность вступит новый президент Джо Байден, и вопрос вето быстро снимется сам собой. Трамп, кстати, тоже выступает против строительства трубопровода, так что на смену позиции в оставшийся месяц его каденции рассчитывать сильно не стоит, ведь тут на кону вопрос его политического – да и просто – будущего.

 

Байдену резона ослаблять давление на «Севпоток-2» нет. У него впереди свои внутренние проблемы с нефтегазовыми компаниями, которые недовольны перспективами ограничения фрекинга, добычи на шельфе и на федеральных землях. И послабления для российского проекта, которые приведут к снижению спроса на более дорогой американский СПГ, вызовут еще большее раздражение американских нефтяников. А с этой отраслью в США связано несколько миллионов избирателей, если брать не только работников и собственников.

 

В разрезе внешней политики ситуация тоже не из лучших. Байден в ходе своей предвыборной кампании заявлял, что он выступает против достройки «Северного потока – 2», в том числе и по политическим мотивам. Точнее всего, как нам кажется, будущую позицию администрации США выразил заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Кристофер Робинсон, который недавно заявил, что санкции будут вводить до победного конца, поскольку «остановка строительства газопровода может стать залогом для налаживания российско-американских отношений». В переводе с официального на русский: будем на вас давить, пока не станете с нами дружить так, как мы скажем.

 

Также весьма вероятно, что новая администрация США будет гораздо более плодотворно работать с Евросоюзом над выработкой эффективной общей политики энергетической безопасности. В ту схему, контуры которой сейчас просматриваются, «Газпром» со своими трубопроводами не входит, что в свою очередь поднимает вопрос о целесообразности эксплуатации «Северного потока – 2» в случае его достройки.

 

Несмотря ни на что, определенные возможности для завершения трубопроводного долгостроя все-таки проглядываются. Но, стоит отметить, что тут мы заходим в зону очень больших допущений. Во-первых, российская сторона может пойти на размен, сделав уступки на внешнеполитическом треке по каким-либо из многочисленных вопросов, в которых у нас наблюдаются разногласия с США. Вариантов много, и есть вполне реалистичные. Во-вторых, после того как американцы плотно зайдут на европейский газовый рынок (в одной только Германии сейчас в разработке проекты трех СПГ-терминалов), их интерес к торможению «Северного потока – 2» может ослабнуть по естественным причинам. И тут может найтись какое-нибудь окно возможностей для обхода уже действующих санкций. И, в-третьих, возможен вариант, когда внутриполитическая ситуация в России будет меняться таким образом, что естественным образом исчезнут веские причины для американских санкций. Такой вариант тоже нельзя исключать.

 

Но даже в самом оптимистичном сценарии достройка и, самое главное, ввод в эксплуатацию «Северного потока – 2» с последующими контрактами на поставку газа в Европу вряд ли возможен ранее чем через 1,5-2 года.

© 2018-2020 Все права защищены.