Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Итоги года

Итоги года
11.01.2021

По вашим данным - что вы наблюдали на рынке нефти и нефтепродуктов в течение года? В СМИ говорят об общем падении спроса - но какой характер у него был?

На рынке нефти мы наблюдали то же, что и все – обвальное падение спроса, вызванное наложением двух факторов: замедлением (вплоть до полной остановки) экономической деятельности вследствие противоэпидемических ограничений и снижение локальности населения, вызванное страхом заражения. По разным оценкам, доля транспорта в структуре мирового потребления нефти составляет 65-70%, из которых 10% - это авиация. Понятно, насколько чувствительным для отрасли оказался отказ от использования транспорта.

Глубина падения спроса пока остается дискуссионным вопросом – ее прогнозы постоянно пересматриваются. На пике кризиса, в апреле, потери рынка оценивались в 29 млн барр./сут. Согласно последним расчетам ОПЕК, по итогам года спрос снизится на 9,9 млн барр./сут и составит 90 млн барр./сут. Окончательную же цифру мы узнаем только, когда будут подведены итоги года.

Интереснее обстоят дела на рынке нефтепродуктов. После фронтального обвала он четко разделился на сектора, ситуация в которых сильно различается. Например, рынок авиатоплива находится в глубоком кризисе. По оценкам S&P, снижение объема пассажирский авиаперевозок в 2020 году составит 60-70%. Восстановления докризисных показателей не ожидают ранее 2024 года. Пропорционально упал и спрос на топливо. Кстати, нет худа без добра – из разговоров с участниками рынка известно, что нефтяные компании используют это время для глубокой модернизации топливо-заправочных комплексов в аэропортах России.

Рынок автомобильного топлива также пережил глубокое падение – до 70% на пике кризиса (данные Российского топливного союза). Сейчас он практически повсеместно восстановился, а местами и превысил докризисные показатели. После весенних экспериментов с экономикой вводить тотальные локауты не готов практически никто, поэтому люди продолжают ездить на работу. Однако теперь они предпочитают использовать для этого личные автомобили, чтобы минимизировать контакты и, соответственно, риск заражения. Причем такая картина наблюдается во всех промышленно развитых странах, в том числе и в России.

Как поменялась расстановка сил на мировой нефтяной арене?

Мне кажется, что разговоры о смене состава ведущих игроков нефтяного рынка несколько преждевременны. По-прежнему определяющую роль играют, с одной стороны, альянс ОПЕК+, а с другой – США. Несмотря на некоторое снижение добычи сланцевой нефти, говорить о смерти отрасли явно не приходится (в ноябре добыча сланцевой нефти, по данным EIA, составила 7,7 млн баррелей). Общее производство нефти по итогам 2020 года ожидается на уровне 11,2 млн барр./сут., а в 2021 году – 11,1 барр./сут. Это, конечно, меньше пика в 13 млн барр./сут., но позволяет США сохранить лидерство по добыче нефти.

Можно констатировать некоторое повышение роли Саудовской Аравии. Низкая себестоимость добычи позволяет стране получать прибыль от торговли нефтью даже тогда, когда для большинства производителей это станет невыгодным. Это дает Эр-Рияду оружие, которым он уже однажды не постеснялся воспользоваться – угрозу ценовой войны. Однако использовать его постоянно невозможно – потери в этой войне несут все и в какой-то момент убытки окажутся неприемлемыми для всех. Судя по тому, как нарастают противоречия в альянсе ОПЕК+, влияние Саудовской Аравии там далеко на так высоко, как весной.

Какие события в отраслях, случившиеся в течение года, окажут сильное влияние на них в ближайшие годы?

Прежде всего, это кризис марта-апреля. Даже для самых ярых противников ограничения добычи стало понятно, что худой мир лучше доброй ссоры. Я полагаю, что после истечения срока действия нынешнего соглашения ОПЕК++ в апреле 2022 году страны-участницы продолжат взаимодействие в этом формате и нас ждет ОПЕК+++.

Второе, менее очевидное последствие – кризис нефтесервисной отрасли в результате снижения добычи. Спрос на услуги по строительству и обслуживанию скважин резко упал. В США, например, это привело к резкому снижению числа незавершенных скважин. В России участники рынка уже говорят о том, что выживут только самые крупные и близкие к ВИНК сервисные компании. В случае быстрого восстановления спроса (а появление вакцин против коронавируса дает надежду на скорую нормализацию обстановки) это не позволит параллельно нарастить производство и может привести к дефициту предложения.

Надо, впрочем, понимать, что в мире накоплены огромные резервы нефти – сейчас превышение над средним пятилетним значением в странах ОЭСР составляет 290 млн баррелей. Поэтому даже если производители не сумеют быстро поставить на рынок недостающие объемы, физический дефицит сырья миру не грозит.

Какие цифры не оправдали ожиданий и удивили вас, и почему?

Больше всего удивила цифра -$40 за баррель нефти WTI. Постфактум падение цены истекающих фьючерсов до отрицательных величин выглядит вполне логичным, но в моменте, конечно, вызвало оторопь.

Честно говоря, в начале года я, как и многие, ожидал, что восстановление рынка будет более быстрым. Поэтому можно сказать, что текущие котировки - $47 за баррель Brent и $45 за баррель WTI, - моих ожиданий не оправдали.

© 2018-2020 Все права защищены.