Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Силуэты успеха

Силуэты успеха
20.08.2020

Выше советского пика

Прежде чем рассматривать текущую, действительно сложную для отрасли ситуацию, стоит вспомнить, с какими результатами она подошла к очередному кризису, каковых в ее истории было, признаться, немало.

По данным Росстата, российские угольщики добыли в прошлом году 439 миллионов тонн твердого топлива, "просев" по этому показателю всего на 0,2 процента. При этом три федеральных округа - Дальневосточный, Северо-Западный и Южный - обеспечили определенный прирост (в пределах двух-трех процентов), а Сибирский, где добывается львиная доля отечественного угля, и особенно Центральный, в силу разных причин упали в объемах.

В то же время добыча каменного угля снизилась по стране на полпроцента, до 357 миллионов тонн, а бурого, напротив, выросла примерно на один процент по сравнению с предшествующим годом, превысив 82,9 миллиона тонн. Этого хватило, чтобы удержаться на уровне, превышающем пик советского периода (425,5 миллиона тонн), достигнутый в 1988 году, на склоне этой эпохи. Да и позиции нашей страны в мировом рейтинге не пошатнулись: по этому показателю Россия занимает шестое место в мире, уступая традиционной пятерке лидеров: Китаю, Индии, США, Индонезии и Австралии.

Угледобычу нарастили в 2019 году и некоторые сибирские регионы, такие как Красноярский край (43 миллиона тонн) и Хакасия (26 миллионов тонн). А шахтеры Кузбасса выдали на-гора 250,1 миллиона тонн каменного угля (174,5 миллиона тонн энергетического и 75,6 миллиона тонн коксующегося) - чуть меньше, на два процента, чем годом ранее, из-за сложностей с поставками, снижением спроса на мировом рынке и падения цен на уголь коксующихся и энергетических марок.

Значительная часть этого объема, 164,4 миллиона тонн, была добыта на угольных разрезах, а остальное - под землей, в шахтах. Вместе с тем в регионе заметно выросла (на 9,3 процента) переработка угля на обогатительных фабриках.

Доля экспорта в общих поставках отрасли принципиально не изменилась (210 миллионов тонн), как и уровень инвестиций в основной капитал угольных компаний (порядка 140 миллиардов рублей). Эти важнейшие "индексы" самочувствия оставались стабильными, да и вообще на протяжении последних десяти лет наблюдался устойчивый рост производственных показателей в этом сегменте экономики.

Но значит ли это, что горняки, добившись таких неплохих в целом результатов, спокойно почивали на лаврах? Нет, конечно, они пришли к этим показателям, скорее, вопреки, а не благодаря сложившимся внешним условиям.

Между Европой и Азией

С одной стороны, что уж греха таить, сказывается недостаточно высокий технологический уровень предприятий отрасли. Обновление мощностей на шахтах и обогатительных фабриках происходит медленнее, чем того требуют обстоятельства, хотя инвестиции на эти цели, пусть не очень последовательно, но увеличиваются.

А с другой стороны, ключевым драйвером роста всей отрасли был и, несомненно, будет оставаться экспорт угля: поставки на внутренний рынок практически не растут, в том числе из-за конкуренции с газом. Но усиливать свои позиции на внешних рынках, переориентируясь с европейского "сжимающегося" направления на более перспективный азиатский, угольщикам становится все труднее. На развитие отрасли, совершенно очевидно, влияют высокие логические издержки, а также низкая пропускная способность железных дорог и портов.

Крупнейшие потребители этого российского топлива в Европе (Великобритания, Германия и Нидерланды) постепенно сворачивают работу экологически "грязных", как там считают, угольных теплоэнергостанций, переходя на природный газ и "зеленую" энергетику. Отчасти это характерно и для азиатских стран, прежде всего Южной Кореи, и все-таки твердое топливо там по-прежнему составляет основу энергетики. Масштабные планы по развитию угольной энергетики имеет, в частности, Китай.

Более половины добываемого в России угля направляется сегодня на экспорт, но европейский спрос (ныне около 50 процентов поставок за рубеж) сокращается, и к 2035 году, по некоторым оценкам, у России почти не останется покупателей в Европе, а для освоения азиатских рынков требуются новые транспортные мощности. При этом РЖД перевозит российский экспортный уголь дешевле, чем металлы, нефть и другие товары, так что другие отрасли вынуждены фактически субсидировать развитие экспорта российского угля, отмечают эксперты.

Россия достигла пика потребления угля, считает профессор Леонид Григорьев, советник директора Аналитического центра при Правительстве РФ. А значит, объемы добычи этого топлива чем дальше, тем больше будут определяться экспортом, хотя темпы его развития прогнозировать сложно. Тем более - в нынешней кризисной ситуации, вызванной пандемией опасного вируса, которая поставила угольщиков, да и не только их одних, в еще более сложное положение.

Кто вошел в плюс

По данным Минэнерго РФ, добыча российского угля в первом "ковидном" полугодии упала в годовом сравнении на 9,6 процента, и составила 194,3 миллиона тонн. Существенно, на 11,5 процента, снизились поставки на внутренний рынок, до 79,9 миллиона тонн, а экспортные упали на 5,7 процента, до 89,9 миллиона тонн. Довольно тяжелой для отрасли выдалась вся нынешняя весна. Так, в мае Россия снизила добычу угля по сравнению с тем же периодом 2019 года на 13,5 процента, до 39,8 миллиона тонн. Причем поставки его на внутренний и внешний рынки рухнули - иначе не скажешь - более чем на 13 процентов.

В целом же, по данным Федеральной таможенной службы, только в первом квартале этого года объем российского сырьевого экспорта упал в денежном выражении на 37 процентов, до 2,9 миллиарда долларов. Да и в натуральном снижение оказалось довольно значительным - 16,6 процента.

Материалы Центрального диспетчерского управления ТЭК говорят о том, что добыча снизилась на большинстве угольных предприятий (в России их 187, в том числе 57 шахт и 130 разрезов), входящих в холдинги "СДС-Уголь", "Кузбассразрезуголь", "Востсибуголь" и другие. Причем некоторые их них (скажем, Распадская угольная компания) упали в объемах против прежнего на четверть. А вот Сибирская угольная энергетическая компания, нарастившая добычу за полгода на 2,4 процента, до 52,1 миллиона тонн, компании "Якутуголь" и "Южный Кузбасс", что называется, вошли в плюс.

В самый тяжелый коронавирусный период компания "Сибэнергоуголь" приостановила добычу, а на некоторых угольных предприятиях Кузбасса, где одних работников стали отправлять в вынужденные отпуска, а других увольнять, начались задержки зарплаты. Мало того, к экономическим неурядицам в этом регионе добавились экологические: в ряде районов из-за подземных пожаров в отвалах пришлось ввести режим чрезвычайной ситуации, что стало беспрецедентным решением.

Под "давлением" газа

Роль экспортной составляющей в этих условиях вырастет кратно, полагают эксперты из Института развития технологий ТЭК, в среднесрочной перспективе российским компаниям критически важно иметь возможность реализовывать уголь в восточном направлении. Но главным фактором, ограничивающим такие поставки, остается высокая доля затрат на перевозку угля в конечной цене и низкая пропускная способность железнодорожных путей.

- Перспективы для продолжения поставок угля в Европу и особенно в Азию на ближайшие десятилетия есть, но конкуренция с газом будет жесточайшая, - считает эксперт Фонда национальной энергобезопасность Станислав МИТРАХОВ ИЧ.

- Для достижения эффекта экономического мультипликатора экспорт угля нужно скоординировать с развитием транспортной инфраструктуры. Но уголь будет находиться под сильным "давлением" природного газа, поэтому сокращение добычи угля в мире и в России вполне вероятно. Последствия пандемии, уже ясно, могут изменить энергетический сектор до неузнаваемости. Кроме снижения спроса на электроэнергию, бензин и авиатопливо, приходится наблюдать временную остановку добычи угля, цены на который продолжают снижаться. Но значит ли это, что шансы отыграть ситуацию и продолжить развитие у этой российской отрасли равны нулю? Нет, многие независимые эксперты с таким мнением категорически не согласны.

Но чтобы их прогнозы сбылись, нужны колоссальные усилия со стороны участников рынка, то есть угольных предприятий. А именно совершенствование технологий добычи и снижение издержек производства, масштабная модернизация шахт и разрезов, которая бы отразилась на повышении качества товарного угля, и вовлечение в разработку наиболее перспективных его запасов.

В то же время очевидно, что отрасли не обойтись без формирования эффективного механизма государственного регулирования и системы экономических мер, способствующей активному движению инвестиций. Кузбасс и другие угольные регионы ждут, что на фоне падения цен на "черное золото" и снижения добычи федеральное правительство снизит налоги от горняков, а осуществлять перевозки экспортного угля в азиатском направлении станет куда проще.

Новые центры добычи Некоторые признаки такого перелома уже видны: в марте кузбасский уголь получил от РЖД новые скидки на перевозки в размере 12,8 процента. Не исключено, что эта транспортная компания, для которой угольная отрасль - крупнейший клиент, откликнется на предложение выделить железные дороги, освободившиеся от перевозки пассажиров в связи с пандемией COVID-19, для экспортных поставок в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Между тем, согласно "силуэтам" разработанного кабинетом министров РФ перспективного плана, в развитие угольной промышленности до 2035 года намечается вложить около шести триллионов рублей (56 миллиардов рублей из федеральной казны плюс частные инвестиции). Значительная часть этих средств будет направлена на модернизацию шахт и разрезов с использованием современных инновационных технологий и передового оборудования, что повысит конкурентоспособность добываемого там угля и безопасность на производстве.

По словам российского премьер-министра Михаила МИШУСТИНА, эта программа направлена на увеличение экспорта угля и снижение аварийности, остающейся довольно высокой, "чтобы профессия шахтера меньше была связана с рисками для жизни и здоровья". При этом в разных регионах страны, включая арктическую зону, будут создаваться новые эффективные центры добычи.

- Ну и, конечно, нужно совершенствовать логистику, - добавляет глава кабинета министров, - чтобы уголь удобно было доставлять по железной дороге или морским транспортом как на внутренний рынок, так и на экспорт...

Кузбасс в фаворитах

Предполагается, что к 2035 году добыча угля в России вырастет до 668 миллионов тонн. Такая же планка указана в Энергетической стратегии России на этот период, которая была принята в начале апреля.

Положительную динамику отрасли прогнозирует и Минэкономразвития РФ. По мнению специалистов этого ведомства, объем экспорта угля к 2030 году вырастет до 259,5 миллиона тонн, а поставки его на внутренний рынок длительное время будут колебаться на одном уровне из-за конкуренции с газом. Основной же рост добычи предполагается, конечно, в Кузбассе, одном из крупных центров угледобычи, а также в Хакасии, Якутске, Хабаровском и Забайкальском краях, Иркутской, Новосибирской и Амурской областях.

Задачи эти нелегкие, что говорить, но справиться с ними горнякам по силам, убеждены наблюдатели. Хотя достичь в этих условиях отраслевых ориентиров текущего года, которые обозначил прежде, до пандемии, глава Минэнерго РФ Александр Новак, вряд ли возможно. По его мнению, напомним, наша страна могла бы добыть в этом году 453 миллиона тонн угля, увеличив его экспорт до 220 миллионов тонн.

© 2018-2020 Все права защищены.