Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Стоит ли «Газпрому» превращать «серый» водород в «зеленый»?

Стоит ли «Газпрому» превращать «серый» водород в «зеленый»?
16.03.2021

«Газпром» планирует расширить объемы своего экспорта за счет поставок водорода на рынок Европы, а впоследствии и на азиатские рынки. Желание газового гиганта совпадает с планами развитых стран использовать водород для производства электроэнергии, тепла и в промышленности в качестве замены угля и природного газа – источников парникового СО2. Однако перед реализацией этих планов стоит множество барьеров, вероятность преодоления которых пока неочевидна.

Прежде всего, следует отметить, что в основе «водородизации» экономики развитых стран лежит предположение о катастрофическом потеплении климата планеты из-за парниковых газов, в основном, углекислого газа, выделяемого при сжигании ископаемого топлива. Это предположение опирается исключительно на политические решения правительств развитых стран и межправительственных организаций. Убедительного доказательства потепления климата вследствие использования ископаемого топлива нет, а веских опровержений данного тезиса более чем достаточно. Поэтому в тот момент, когда власти развитых стран под давлением экономических проблем и научных фактов будут вынуждены отказаться от борьбы за безуглеродную экономику, водородные проекты окажутся ненужными, а инвестиции в них – потраченными зря.

Еще одно большое препятствие заключается в том, что идеология глобального потепления за счет выбросов парниковых газов предписывает использовать только «зеленый» водород, при производстве которого в атмосферу не выделяется двуокись углерода.

«Разделение водорода по «цветам» используется в основном в контексте реализации Евросоюзом программы декарбонизации. По сути нормативных актов по «цветовому» разделению водорода не существует, как и методологической базы для оценки суммарного влияния на экологию по всей технологической цепочке от производства каждого участвующего компонента до получения конечного продукта – водорода. Введенная Евросоюзом «цветовая» терминология необходима для того, чтобы подчеркнуть, что «зеленый» водород для «зеленой» энергетики может быть произведен только без первичного участия углеводородов», – поясняет исполнительный директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора (НААНС-МЕДИА) Тамара Сафонова.

В терминологии ЕС «возобновляемый», или «зеленый» водород производится на основе возобновляемых источников энергии. При этом процесс производства оборудования для ВИЭ (например, в Китае) также оказывает влияние на мировую экосистему и должен учитываться в совокупной оценке влияния на окружающую среду, отмечает эксперт.

«Серый» водород производится в основном из ископаемых источников энергии, в частности, из природного газа путем его риформинга, при этом дополнительным продуктом является СО2.

Термин «голубой» водород используется, если при «сером» производстве улавливаются парниковые газы с использованием carbon capture systems.

По мнению Сафоновой, смысл это градации заключается в том, чтобы в будущем закрыть вход в страны Евросоюза для «неэкологичных» молекул СО2, создать множество собственных производств «чистого» топлива, обеспечивая энергетическую независимость, инновационное развитие и прирост экономических показателей.

В свою очередь, главный редактор BiznesAlert, эксперт по европейской энергетике Войцех Якобик полагает, что экологически чистый водород сам по себе является целевой технологией, «потому что способствуют снижению выбросов CO2, в то время как другие технологии являются промежуточными».

Однако в обозримом будущем производство «зеленого» водорода не сможет подойти близко к масштабам, способным удовлетворить потребности ЕС. Поэтому европейские страны рассматривают и варианты с «голубым» водородом. Но для получения такого водорода в промышленных объемах потребуется бороться с отходами его производства, то есть с СО2. Сейчас в качестве основного метода захоронения СО2 рассматривается его закачка в землю, например, в выработанные нефтяные и газовые месторождения. Согласно отчету МЭА, выпущенному в июне прошлого года, по всему миру работают пятнадцать заводов, улавливающих около 9000 тонн CO2 в год. Для сравнения, вес СО2, выделяющегося при сжигании газа, поставленного «Газпромом» в Европу в прошлом году (177,315 млрд куб. м), больше этой цифры в 36 тыс. раз. То есть индустрия масштабного захоронения углерода не создана, ее надо строить с нуля.

К обсуждению технических вопросов пока подошли только проекты «Газпрома» по продаже водорода в Германию. Один из рассматриваемых вариантов – производство водорода на территории России и подмешивание его в поток газа, идущего в Европу. В этом случае речь идет только о снижении углеродоемкости российского экспорта и, возможно, уменьшении грядущего углеродного налога на экспорт ископаемого топлива. Вариант также возможен, если европейские страны будут больше платить за газ с водородом, чем за газ без водорода. О таких платежах пока ничего не известно.

Экспорт из России на территорию Германии чистого водорода проблематичен вследствие особых свойств этого газа, улетучивающегося не только через фланцевые соединения, но и просачивающегося через сталь.

Производство водорода непосредственно на территории Германии из российского газа считается наиболее реальным вариантом. С германскими экспертами обсуждается строительство завода по производству водорода у окончания газопровода «Северный поток – 2». Получаемый при этом «серый» водород для соответствия требованиям ЕС требуется превратить в «голубой» путем захоронения углерода.

При производстве водорода углерод может выделяться в двух видах: в виде углекислого газа или в виде чистого углерода – сажи. В виде газа углерод выделяется в самых массовых на сегодня технология (85%) получения водорода – парового риформинга или автотермического риформинга, в которых метан реагирует с водой при высоком давлении и температуре (700-1000 °C). Захоронение СО2 возможно либо на территории Европы, что добавляет к цене водорода 20-40% стоимости, либо углекислый газ будет по специальному трубопроводу перекачиваться на территорию России и захораниваться уже здесь. Экономика такой трубы крайне сомнительна.

Как отмечает генеральный директор ООО «ИнфоТЭК-Консалт» Тамара Канделаки, любое «зеленое» производство имеет свои проблемы. «В том числе – вопрос утилизации отходов, в связи с чем ряд уже построенных предприятий был остановлен», – напоминает она.

Существует мнение, что на сегодняшний день оптимально получать водород из метана через пиролиз, в ходе которого метан под действием высокой температуры (свыше 1000 °C) разлагается непосредственно на водород и сажу. Сажу легко хранить или использовать в производстве (например, черный цвет шин – как раз из-за добавления в них больших количеств сажи). Как заявила зампред «Газпрома» Елена Бурмистрова, «востребованность этой [пиролиза] технологии не вызывает ни малейшего сомнения».

Самый дорогой способ получения водорода – электролиз, разложение воды электрическим током. Вот примерные цены водорода в разных технологиях по данным Международной энергетической ассоциации:


Тамара Сафонова согласна с тем, что себестоимость водорода, получаемого пиролизом метана значительно ниже себестоимости водорода, получаемого электролизом воды и пароводяной конверсией природного газа. Как подчеркивает эксперт, при пиролизе метана также отсутствует вредное воздействие на окружающую среду.

У электролиза же, на который в качестве источника «зеленого» водорода нацелен Евросоюз, есть две проблемы: огромный расход электроэнергии на разрыв связей между атомами кислорода и водорода в воде и качество воды. В традиционных технологиях для электролиза можно использовать только дистиллированную или обессоленную пресную воду, в которую к тому же добавляются химические ингредиенты. Поэтому крупные заводы для производства водорода методом электролиза воды работают только там, где много дешевой электроэнергии ГЭС, например, в Канаде и Норвегии. Электроэнергию с ветровых и солнечных электростанций предлагают использовать для получения водорода как способа запасать «бесплатную» энергию, но пока дешевизна этой энергии больше фигурирует в отчетах производителей, чем в счетах потребителей.

Войцех Якобик предлагает более оптимистично смотреть на вопрос. По его мнению, «зеленый» водород в настоящее время – самый дорогой, но он может пройти через тот же процесс снижения цен на технологии, через который уже когда-то прошли возобновляемые источники энергии. «Разумная поддержка ВИЭ сделала эту технологию рентабельной за несколько десятилетий. Вот почему «зеленый» водород планируется сделать целевой технологией в Европе к 2030-м годам», – подчеркивает эксперт.

Тамара Сафонова тоже не исключает изменения ценообразования на водород на фоне развития технологий и роста спроса. «На текущий момент стоимость водорода для заправки авто ниже стоимости топлива углеводородного происхождения. В России в 2020 году владельцу автомобиля Toyota Mirai заправка водородом пробега в 100 километров обошлась в сумму около 250 рублей. Для сравнения – затраты на бензин на 60-80% выше», – напоминает она.

Что касается качества воды, то ученые сейчас работают над технологиями получения водорода электролизом непосредственно морской воды. Предприятия корпорации Siemens обещают к середине 2020-х представить оффшорный ветрогенератор для производства водорода мощностью 14 мегаватт, а альянс NortH2, в который входят крупные европейские компании, планирует сделать такой генератор водорода к 2027 году.

Но сначала «Газпрому» предстоит решить принципиальный вопрос – кто, сколько и с какой прибылью будет платить за водородизацию Европы. «Меня больше интересует вопрос: куда Газпром собрался девать этот водород? Где, собственно говоря, потребляющая отрасль? Ну, и, если ее нет, то кто и где собирается строить производственные установки? Что и почем они будут продавать и кому?», – задается вопросом Тамара Канделаки.

«Газпром», несомненно, может построить в Германии завод по производству «зеленого» водорода из своего газа, но гарантий его окупаемости никто не даст. Все проекты с «зеленым» водородом в Европе реализуются только на субсидии властей. Если «Газпрому» таких субсидий не предложат, то надежнее продавать Европе обычный метан, а там пусть с ним делают, что хотят за свои деньги и под свою ответственность.


Независимая газета

© 2018-2020 Все права защищены.