Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

Американская страшилка

02.04.2019

  Последнее время все чаще можно услышать мнение, что выполнение условий соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи может негативно отразиться на отечественной нефтяной отрасли, поскольку США, благодаря наращиванию производства сланцевой нефти, вытеснят нашу продукцию с рынков сбыта. Подобные рассуждения подкрепляются цифрами, подтверждающими невиданный рост добычи в Североамериканских Штатах, начавшийся в 2012 году и продолжающийся по сей день.

  Рост и, правда, впечатляющий.  С 2010 по 2018 год добыча нефти, включая газовый конденсат, в США выросла почти в два раза и вывела страну на первое место на планете по этому показателю. Однако эти цифры совсем не могут служить доказательством теории о скором захвате Америкой всех энергетических рынков мира, а лишь служат подтверждением старого афоризма «Есть ложь, наглая ложь и статистика». Фактор роста добычи нефти в США нужно рассматривать в комплексе с другими компонентами, как то: потребление, импорт, экспорт, качество нефти, потребности американских нефтеперерабатывающих заводов, геология, стоимость барреля на мировом рынке и, наконец, методология подсчета данных. 

  На сегодняшний день можно констатировать лишь то, что в результате стремительного роста производства Соединенные Штаты превратились серьезную силу, причем дестабилизирующую, на нефтяном рынке, потеснив на пьедестале ОПЕК и Россию, но не более. Скинуть с трона старых властителей уже не получится по целому ряду объективных причин, и даже самые оптимистичные прогнозы развития американской добывающей отрасли это подтверждают.

Внутреннее потребление и методика подсчетов

  Для начало нужно сказать, что США не только лидеры в добыче нефти (стали они таковыми лишь два года назад по данным BP),  но и страна больше всего потребляющая черное золото. Около 20% мирового потребления нефти приходится на Соединенные штаты. Причем здесь первое место Америка держит давно и безнадежно, в том смысле, что едва ли по этому показателю ее кто-нибудь догонит. Ближе всех подобрался Китай, но все равно отстает более чем на 200 млн тонн в год. За последние 10 лет потребление нефти в США незначительно выросло и достигло в прошлом году отметки почти в 900 млн тонн в год. Добыча же в США за прошлый год составила 661.4 млн.

Рис. 1 Добыча* и Потребление нефти в США 2010 – 2018 гг, млн т.


                                                                          *добыча с газовым конденсатом

                                                 Источник: BP, JODI, EIA, составлено авторами

  На графиках рис.1 уже хорошо заметно, что, несмотря на уменьшение разницы между потреблением и добычей, она продолжает оставаться очень существенной. То есть производство нефти в США пока не может даже удовлетворить валовые потребности внутреннего рынка, а есть еще вопрос качественных характеристик добываемой нефти, о которых будет сказано немного ниже. Так же бросается в глаза резкий рост, почти в 235 млн т с 2012-2015 гг. – период, когда произошла сланцевая революция и максимальных цен на нефть. Это был очень серьезный стимул наращивать добычу при имеющихся технологиях, что и произошло. Рост в 2017 году большей частью отыграл снижение 2016 года, а вот дальнейшее увеличение добычи напрямую связано с действием соглашения ОПЕК+ – повышением стоимости барреля и спроса на мировом рынке, а также политическими и экономическими событиями. Затяжной экономический кризис в Венесуэле и реанимация антииранских санкций позитивно отразились на нефтедобычи в США, но эти факторы, практически уже отыграны, к тому же они невольно сыграли в пользу соглашения ОПЕК+, приближая смягчение условий действия пакта о сокращении, которое может произойти уже в мае на встрече в Вене. Даже если предположить дальнейшие рост добычи и потребления в США, аналогично прошлогоднему, что даже не крайне маловероятно, а невозможно, США станут производить больше нефти, чем потребляют лишь к 2024 году. А если учитывать нижеприведенный фактор, то и на 2-3 года позднее.

  Нужно отметить, что говоря о росте добыче в США необходимо принимать во внимание соотношения в ней нефти и газового конденсата. В США доля последнего очень велика. Например, в прошлом году по данным JODI  из 661,4 млн тонн на него пришлось более 18%, а именно 121,4 млн тонн. В нашей стране это соотношение в несколько раз меньше, доля газового конденсата в отечественной добычи около 6%. Именно этим объясняются разночтения, и даже некоторая путаница между статистикой BP, EIA и другими в отчетах и публикациях. Кто-то считает с конденсатом, как BP, а кто-то без, как EIA.  Газовый конденсат, конечно, используют для производства автотоплива, но в незначительных количествах, в первую очередь он применяется в нефтехимической промышленности, и около 5% его уходит на экспорт. Если же учесть, что основным потребителем сырой нефти в США являются НПЗ, то газовый конденсат лишь значительно улучшает статистику добычи, но никак не приближает Америку к господству на рынках сбыта и вытеснения оттуда конкурентов (см. рис.2 Структура поставок на американские НПЗ в 2018 г., рис 3 Структура добычи нефти в США в 2018 г.).

Рис. 2 Структура поставок на американские НПЗ в 2018 г, %


                                                                               Источник: EIA, JODI

Рис. 3 Структура добычи нефти в США в 2018 г, %


                                                                                       Источник: JODI

Импорт и Экспорт

  Однако, несмотря на вышесказанное, США экспортируют нефть, и именно это заставляет говорить о теоретической  возможности вытеснения американским продуктом российского с мирового рынка. Но здесь также нужно учитывать, что импорт нефти в США значительно превышает их экспорт. Соединенные Штаты импортируют более 7 млн баррелей сырой нефти в сутки со всего мира для своих нефтеперерабатывающих заводов, которые потребляют около 17 млн баррелей ежедневно, включая газовый конденсат. Причем в результате политического кризиса в Венесуэле в этом году они были вынуждены увеличить закупки нефти в России. По данным независимого нефтегазового аналитического агентства JBC Energy с начала февраля импорт российской нефти Urals в США вырос до 100 т. баррелей в сутки, то есть вернулся к значениям, что были до «сланцевой революции» в 2012 году. Дело в том, что большинство нефтеперерабатывающих заводов в США рассчитаны на переработку сернистой нефти, а не легкой малосернистой WTI, добываемой здесь. Сырье американские НПЗ, как правило, получали в результате смешивания местного продукта с привезенными сернистыми и высокосернистыми  сортами, главным образом, из Мексики, Канады, а также Венесуэлы, которая в последние годы была едва ли не главным поставщиком такой нефти в Североамериканские Штаты. Даже на фоне экономического кризиса и катастрофического падения добычи в Боливарианской Республике, в прошлом году экспорт черного золота из Венесуэлы в США показал рост. После введения санкций Дональда Трампа против венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA и, фактически, запретом импорта в США сырья из Венесуэлы, американские НПЗ столкнулись с дефицитом сернистой нефти. В результате пришлось покупать нефть в России, со значительной наценкой, из-за дефицита предложения на рынке сернистой нефти, который сами американцы искусственно создали. 

  Несомненно, с начала сланцевой революции импорт нефти в США сокращается, но до его исчезновения пока еще достаточно далеко, и неизвестно, наступит ли когда-нибудь такое время (см. Рис. 4 Структура потребления нефти в США, млн тонн).

Рис. 4 Структура потребления нефти в США, млн т.в 2018 г.


                                                                *без газового конденсата

                                                                                    Источник: EIA

Добыча сланцевой нефти

  Еще один немаловажный фактор, который ясно демонстрирует, что до захвата мировых рынков американской нефтью еще далеко в том, что добыча нефти в США замедляется, несмотря на относительно высокие котировки барреля.  Еженедельные отчеты о количестве буровых установок в США, которые публикует Baker Hughes говорят об отрицательной динамике их количества. Дело в том, сланцевые скважины имеют короткий срок службы, добыча с одной скважины иногда снижается уже через несколько месяцев. Темпы производства напрямую зависят от количества буровых установок, которое в США уже на протяжении трех месяцев неуклонно падает (см Рис. 5 Число буровых установок в США от Baker Hughes). Подтверждают тенденцию и данные EIA, из которых следует, что добыча в США растет не так быстро как в прошлом году.

Рис. 5 Число буровых установок в США


                                                                                           Источник: Baker Hughes

  Так же по информации Bloomberg у импортеров американской сланцевой нефти появились претензии к ее качеству. Сразу два нефтеперерабатывающих завода Южной Кореи, которая является одним из крупнейших покупателей, забраковали поставки из США, в частности, из-за наличия в нефти оксигенатов. Проблема связана с недостатками нефтяной транспортной инфраструктуры в США. В процессе транспортировки из магистральных трубопроводов в гигантские резервуары в Мексиканском заливе, а затем на дальнемагистральные танкеры сырье вбирает в себя химикаты для очистки емкостей или «кислородосодержащие соединения» других видов топлива, которые там хранились и перевозились ранее. В итоге поставляемая из США продукция имеет очень низкое качество, которое уже связали с ростом производства. Для исправления ситуации нужны дополнительные инвестиции в инфраструктуру, что, несомненно, скажется на себестоимости черного золота из США, которая и так в два раза выше себестоимости нефти, например, добываемой в России, не говоря уже о совсем дешевой нефти Ближнего Востока.

  Зависимость от мировых цен на нефть у американской сланцевой нефти значительно выше, а «запас прочности» значительно меньше, по сравнению с сырьем, добываемым в нашей стране. Себестоимость сланцевого черного золота в США оценивает очень по-разному. Но можно сказать уверенно, что, как только мировые цены опускаются ниже 50 долларов за баррель, добыча в США начинает падать. Как это произошло в 2016 году, в результате чего производство нефти в стране сократилось на 36 млн тонн. Гарантировать высокие нефтяные цены американским производителям черного золота не может никто, причем внутри США они совсем не приветствуются, поскольку из-за этого начинает дорожать автотопливо, отчего Дональд Трамп периодически начинает упрекать ОПЕК+ в картельном сговоре ради завышения стоимости продукта. Для российских же компаний  вилка 40-50 долларов за баррель вполне приемлема. Такие цены не очень устраивают отечественный бюджет,  доходы которого снижаются, но нефтедобывающая отрасль в нашей стране чувствует себя вполне комфортно.

Рынки сбыта

  Еще одним камнем преткновения для умозрительной американской нефтяной экспансии мирового рынка является ограниченный спрос на черное золото из США и не очень удобная логистика там, где такой спрос есть. Проще говоря, американская малосернистая нефть пришлась бы очень ко двору в Китае, где работает множество простейших мини-НПЗ, иногда называемые «самоварами», но Россия туда  поставляет не сернистую смесь Urals, а малосернистый сорт ESPO, который китайцев тоже устраивает, и с доставкой стоит дешевле, нежели американский продукт. Кроме того, в результате торговых войн между Китаем и США отношения между двумя странами не самые лучшие, поэтому Поднебесная – вторая по потреблению нефти страна в мире, совсем не стремится покупать черное золото у своего соперника. Приоритетными рынками остаются Южная Корея, Япония, Индия и некоторые другие страны региона, но они уже и так покупают американскую нефть, а выше головы, как говорится, не прыгнешь. Для Европы же американская WTI большей частью используется для разбавления сернистой и высокосернистой нефти с Ближнего Востока, а также, когда этого требуют технологии НПЗ, российского сорта Urals, поэтому потребности в ней достаточно ограничены. Последние экспортные рекорды США с поставками в страны Старого Света были связаны не с тем, что они вытесняют с рынка российский продукт, а с тем, что мы значительно переориентировали свой экспорт на восток, в первую очередь, в Китай.

  Объемы поставок американского сырья на рынки Европы на сегодня минимальны. При нынешнем европейском спросе в 750 млн тонн в год, в 2018 году США поставили туда около 24,5 млн тонн. Что составляет 3,27% от общего объема европейского экспорта.


                                                                 По данным Thomson Reuters

  В первые два месяца 2019 года объемы поставок немного повысились до 5,2% (месяц к месяцу), что отчасти связано с сезонными факторами. Но при текущей конъюнктуре рынка к концу года эти цифры нивелируются и составят около 4%. И судя по прогнозам мировых энергетических институтов, это тот предел, что на сегодня могут дать США Европейскому континенту.

 

                                                                По данным Thomson Reuters

Прогнозы роста добычи в США в BP Energy Outlook 2040: February 2019

  В опубликованном буквально на днях прогнозе BP до 2040 года, американской нефтедобывающей промышленности предрекается дальнейший рост. Вообще взгляд на будущее у аналитиков BP достаточно оптимистичен, в том числе и на перспективы нефтедобычи в России, но даже по нему, лишь в 2025 году в США  добыча нефти превысит потребление (см. Рис. 6 Прогноз BP по добыче нефти и газового конденсата в США до 2040 года). Причем, если учитывать, что BP считает  добычу с газовым конденсатом, а он составляет значительную долю в сланцевой нефти – в Америке она колеблется от 15 до 25%, то превышение производства над внутренним потреблением сырой нефти произойдет только на бумаге.

Рис. 6 Прогноз BP по добыче нефти и газового конденсата в США до 2040 года, млн тонн


Проблемы России на нефтяном рынке. Заключение

  Нынешние разговоры о возможном вытеснении с мирового рынка российской нефти продукцией из США во многом инициированы внутренними проблемами отечественной нефтяной отрасли. И главным образом тремя факторами – серьезным креном в сторону увеличения поставок в страны АТР, в первую очередь, в Китай, отсутствием инновационных технических средств для разработки ТРИЗ, нетрадиционных запасов и месторождений на шельфе Арктики для наращивания добычи, и крайне громоздкой, неповоротливой фискальной системы. Что касается первого, то уже сейчас для выполнения контрактов со странами АТР России приходится перебрасывать часть нефти из Западной Сибири, поскольку месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока не могут покрыть весь объем экспорта в АТР. Относительно второго нужно разрабатывать и внедрять собственные технологии, а значит увеличивать инвестиции в НИОКР и внедрить, наконец, технологические полигоны. Что же касается третьего, то министр энергетики РФ Александр Новак, в самом конце прошлого года сказал, что  «основная задача для министерства на 2019 год — утверждение дорожной карты по стимулированию добычи на действующих месторождениях». По его словам, Россия в ближайшие два года может потенциально увеличить добычу нефти лишь на 10-15 млн тонн, но больше перспектив роста нет. И в какой-то степени, соглашение ОПЕК+ с искусственным сдерживанием роста добычи дает нам дополнительное время «на раскачку», чтобы успеть решить создавшиеся проблемы.

© 2018-2019 Все права защищены.