Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

Переживет ли ОПЕК++ 2021 год

Переживет ли ОПЕК++ 2021 год
25.02.2021

«Самым вероятным из маловероятных событий», которые могут случиться в 2021 году, опрошенные Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) назвали выход России из сделки ОПЕК++. Как показала весна 2020 года, невероятным такой вариант назвать нельзя. В нашем новом исследовании мы разбираем предпосылки, которые теоретически могут привести распаду соглашения и последствия, которые это может иметь для глобального рынка энергоносителей.

Сделка ОПЕК++, наряду с коронакризисом, по оценке экспертов, стала ключевым фактором, повлиявшим на работу нефтегазовой отрасли в 2020 году. Чтобы понять, почему события такого рода настолько важны для мирового рынка нефти, сначала нужно понять, как сформировался этот рынок и какие сигналы имеют для него ключевое значение.

Начало: образование ОПЕК

Специалисты выделяют пять этапов формирования рынка нефти. Для целей нашего исследования наиболее интересны первые два.

Первый из них приходится на период 1928-1949 гг. Его характерными чертами являются:

·      неконкурентный рынок физической нефти;

·      доминирование семи компаний Международного нефтяного картеля (МНК);

·      трансфертное ценообразование на добываемую компаниями МНК сырую нефть;

·      цены устанавливаются ВИНК МНК в рамках долгосрочных традиционных концессий; 

·      однобазовая система цен в международной торговле нефтью;

·      ценообразование «кост-плюс».

Ближе к концу этого периода происходит переход на от однобазовой к двухбазовой системе цен, то есть в качестве базы для их формирования стал применяться не только Мексиканский, но и Персидский залив. В результате «нейтральная точка» -- место равной цены при поставке из обоих базисов, - смещается из района Мальты в Нью-Йорк[1].

Второй занял период с 1949 по 1969 год, но наиболее активным выдалось его первое десятилетие. В течение 1050-х годов нарастали противоречия между странами-экспортерами и так называемыми «Семью сестрами» - компаниями Международного нефтяного картеля, в который входили British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron и Texaco. На тот момент они сосредоточили в своих руках почти 90% мировых запасов нефти и именно от них зависели доходы стран-поставщиков. 

Пытаясь увеличить прибыль, государства наращивали добычу, но в условиях ограниченного рынка это приводило только к избытку предложения. В таких условиях экспортеры боролись с конкурентами самым простым способом – скидками. В отдельных случаях это даже оказывалось эффективным, но только на крайне ограниченном отрезке времени и только для конкретных стран. Общая рыночная ситуация от этого становилась только хуже. 

Примерно в то же время на мировой рынок в качестве поставщика вышел Советский Союз. Это означало, что избыток нефти на рынке только усилится. Кроме того, СССР активно пользовался практикой снижения цен – и западным компаниям пришлось искать адекватный ответ[2].

Дело в том, что в середине XX века одновременно сосуществовали две цены на нефть: официальная и рыночная. По первой рассчитывался доход стран-производителей. Вторая была реальной рыночной стоимостью, которая из-за постоянных скидок стремилась вниз. Некоторое время нефтяные компании брали удар на себя и не снижали официальные цены. С приходом Советского Союза ситуация изменилась. Большой бизнес не захотел терять маржу из-за конкуренции с коммунистами.

В 1959 году нефтяные компании в одностороннем порядке снизили официальную цену на 10%, сократив доход экспортеров – Венесуэлы и стран Ближнего Востока. Это стало отправной точкой, после которой на нефтяном рынке начали стремительно меняться правила игры. Спустя всего несколько недель после снижения цен в Каире прошел первый Арабский нефтяной конгресс. Как показала история, это событие имело важнейшее историческое значение: на нем присутствовали арабские страны-экспортеры, представители Венесуэлы и наблюдатели от «семи сестер».

Официальная часть мероприятия никаких итогов не дала. Политические вопросы на встречах почти не обсуждались, а западные наблюдатели снисходительно говорили об этом конгрессе так: его организаторы и ближневосточные участники не знают элементарных с точки зрения западных специалистов аспектов нефтяной промышленности.

Как показала история, им следовало повнимательнее присмотреться к происходящему. Именно на конгрессе познакомились Абдулла Тарики, министр нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии, и министр энергетики Венесуэлы Хуан Пабло Перес Альфонсо. Оба придерживались сходных взглядов. Тарики настаивал, что Саудовская Аравия должна брать под контроль свои национальные ресурсы и не подпускать к ним нефтяные корпорации. Перес Альфонсо исходил из постулата, что запасы нефти в мире небесконечны, поэтому вместо постоянного наращивания добычи государству важнее увеличивать долю в доходе нефтяных компаний и одновременно способствовать росту рыночных цен. 

Первая встреча двух министров прошла в каирском отеле Hilton в дни проведения Арабского нефтяного конгресса. Чиновники обсудили задачу, которая уже долгое время занимала умы обоих: как лишить нефтяные компании контроля над рынком. Позже к этим переговорам подключились представители Кувейта и Ирана. Встречи проводились скрытно в яхт-клубе в пригороде Каира. 

Поскольку встречи были неформальными, официальные договоренности по их итогам не могли быть озвучены. Но стороны заключили «джентльменское соглашение», которое отражало идеи Переса Альфонсо по защите нефтяных цен, контролю рынка, созданию национальных нефтяных компаний, а также пересмотру распределения прибыли между странами и нефтяными корпорациями. Оно и стало первым шагом на пути к созданию Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК).

В августе 1960 года последовало еще одно снижение цен нефтяными компаниями – опять без консультаций со странами-экспортерами. Это событие дало Саудовской Аравии, Венесуэле, Кувейту, Ираку и Ирану повод организовать экстренную встречу. Саммит прошел в Багдаде в сентябре того же года. После четырех дней переговоров участники объявили о создании ОПЕК. Это произошло 14 сентября 1960 года. Первоначально членами картеля стали Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. Затем в ОПЕК постепенно начали входить другие производители: Катар (1961), Индонезия (1962), Ливия (1962), Объединенные Арабские Эмираты (1967), Алжир (1969), Нигерия (1971), Эквадор (1973), Габон (1975), Ангола (2007), Экваториальная Гвинея (2017) и Конго (2018).

Целью новой организации была заявлена защита цен на нефть и их возвращение на прежний уровень. Правда, долгое время ОПЕК не воспринимали всерьез, а ее влияние было ограничено. Нефтяные компании считали организацию неработоспособной; такого же мнения придерживались западные страны. На первых порах ОПЕК удалось отвоевать для себя всего два условия. Первое: нефтяные корпорации должны в обязательном порядке консультироваться с организацией перед принятием важных решений. Второе: частные компании не могут самостоятельно снижать цены.

Впервые ОПЕК проявила себя как реальная силе более чем через 10 лет после создания. В 1973 году нефтяное эмбарго, введенное ближневосточными производителями против стран, поддержавших Израиль с так называемой «войне Судного дня», привело к четырёхкратному подорожанию нефти в последующий год. К концу декады цены выросли фактически в 10 раз. Такого эффекта – причём не только в текущих, но и в приведённых ценах – до того момента не вызывали ни обе мировые войны, ни революция в России, ни Великая депрессия[3].


Рис. 1 Исторические цены на нефть с привязкой к мировым событиям (Источник: ВР)

В октябре 1973 года представители арабских нефтеэкспортирующих государств вели в Вене очередные переговоры с главными международными нефтяными компаниями об уровне цен на нефть. Известие о начале военных действий сделало арабские страны более решительными в своих требованиях на переговорах, но эта решительность натолкнулась на встречную непреклонность нефтяных монополий и переговоры провалились. 

Тогда на заседании в Кувейте 16 октября 1973 года шесть основных государств Персидского залива приняли решение, что каждая из них будет устанавливать цену своей нефти в индивидуальном порядке без консультаций с главными нефтяными компаниями. С этого момента ценовые ориентиры стал устанавливать рынок разовых сделок, движимый паническими настроениями покупателей, связанными с ожиданиями физической нехватки предложения.

Несколько примеров такой панической реакции хорошо демонстрируют, как нефтяной рынок воспринимает внешние сигналы. 

В январе 1978 года в Иране началась революция, итогом которой стало упразднение монархии и приход новой власти во главе с аятоллой Хомейни. Политический кризис в Иране, который был членом ОПЕК, продолжался больше года. За этот период добыча нефти в Иране почти прекратилась. В первые месяцы показатель мировой добычи упал на 5,6 млн баррелей в день. Вплоть до сентября 2019 года это падение было рекордным. До революции официальная цена на нефть, установленная ОПЕК, не превышала $14. После ее начала стоимость подскочила до $28.

В 1990 году разгорелся военный конфликт между Ираком и Кувейтом, который перерос в полномасштабную войну в Персидском заливе. Одним из поводов для вторжения Ирака в соседнюю страну стала нефть: иракские власти обвиняли Кувейт в воровстве нефти из приграничных районов. 

Война, в которую после вторжения Ирака в Кувейт вступили силы международной коалиции во главе с США, продолжалась девять месяцев. Она стала одной из причин рецессии  начала девяностых. Падение мировых поставок нефти в период военных действий составило 4,3 млн баррелей в сутки. Средняя стоимость нефти взлетела с $17 до $46.

Влияние внешних факторов на нефтяные цены хорошо демонстрирует следующий график. 


Падение цен и создание ОПЕК+ 

Долгое время манипулирование квотами на добычу со стороны ОПЕК было эффективным инструментом управления. Достаточно было объявить даже о незначительном снижении или повышении, чтобы изменить поведение трейдеров. На это не влиял даже общеизвестный факт, что страны ОПЕК постоянно нарушают взятые на себя обязательства, поставляя на рынок больше нефти, чем заявлено. 

Все изменилось с началом «сланцевой революции» в США, которая началась в середине 2010-х и привела к появлению на рынке новых, весьма значительных объемов сырья. К этому времени рынок был уже буквально залит нефтью, производство которой волне ценового роста, начавшегося в 2002 году и лишь ненадолго прерванного кризисом 2008 года, достигло исторических максимумов (на пике добычи страны ОПЕК добывали почти 34 млн барр./сут).

На этом фоне холодным душем стал отчет Международного энергетического агентства (МЭА), в котором прогноз спроса на нефть в 2014 году понижался с 92,9 до 92,6 млн баррелей в сутки. Перегретый рынок немедленно отреагировал снижением, которое ускорилось после публикации обзора мировой экономики Международного валютного фонда (МВФ), в котором был снижен прогноз по глобальному росту в 2014 году с 3,4% до 3,3%, а также на фоне негативного прогноза Управления энергетической информации США по уровню спроса на нефть.

Отчет МЭА вышел 11 сентября, а уже 9 октября нефть марки Brent опустилась ниже $90 за баррель. 14 октября в очередном докладе МЭА снова ухудшило прогноз по спросу на нефть – на этот раз до  92,4 млн баррелей в сутки, с перспективой роста в 2015 г. до 93,25 млн баррелей. На торгах 12 ноября цена Brent опустилась до отметки в $80 за баррель. 14 ноября в очередном докладе МЭА прогноз спроса на нефть в 2015 году был сокращен до 92,6 млн баррелей в сутки, что ускорило падение котировок.

К концу 2014 года котировки достигли $55,27 за баррель, таким образом, за год цены на нефть упали на 51%. После новогодних каникул падение продолжилось - 5 января цены на Brent упали ниже $50, промежуточный минимум был зафиксирован 13 января - $45,13 за баррель. После этого началось временное восстановление котировок: 1 февраля цены вернулись на уровень $50 за баррель, 13 февраля нефть стала стоить дороже $60 за баррель, после чего колебалась на уровне $55-60. 

Максимальное значение цены на нефть марки Brent в 2015 г. было отмечено 13 мая - $66,33 за баррель. Но уже  во второй половине июля котировки возобновили падение. Поводы нашлись в кризисе на фондовом рынке в Китае, планах Ирана по увеличению экспорта нефти после снятия санкций и данных о том, что в США продолжают вводить в строй новые добывающие мощности. В августе биржевые котировки нефти марки Brent впервые с марта 2009 года опустились ниже $45 за баррель, но в сентябре-ноябре стабилизировалась на уровне $45-48.

Все это время ОПЕК довольствовалась ролью пассивного наблюдателя. Только в ноябре 2016 года, впервые со времен кризиса 2008 года, страны картеля сумели договориться о сокращении добычи. Для этого потребовался почти год переговоров и согласований, одним из ключевых участников которых стал министр энергетики РФ Александр Новак. Россия отказалась вступать в ОПЕК, хотя ей поступали такие предложения, но оставила за собой роль наблюдателя. 

Соглашение, которое вступило в силу с 1 января 2017 года, предусматривало сокращение добычи на 1,2 млн барр./сут., до 32,5 млн барр/сут. Впервые в истории обязанности по снижению производства нефти взяли на себя не только страны-члены ОПЕК, но и 10 присоединившихся стран: Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Россия, Судан и Южный Судан.

Главной задачей первого соглашения ОПЕК+ было вытеснение с рынка сланцевых производителей и на какое-то время это даже удалось. Однако, как отмечали аналитики, промедление с его заключением дало американским сланцевикам время адаптироваться к работе при низких ценах на нефть, снизив издержки.[4] После непродолжительного спада рост добычи в США продолжился. В 2018 году стран вышла на первое место по добыче нефти, опередив Россию. А в 2019 – закрепила за собой статус нетто-экспортера нефти, впервые с 1940 года экспортировав больше сырья и нефтепродуктов, чем получила из-за границы. 

«Возвращение США к статусу нетто-экспортера напоминает о том, как нефтяная промышленность может преподносить сюрпризы — в данном случае речь о революции сланцевой нефти, которая переворачивает с ног на голову цены на нефть, производство и торговые потоки», - заявлял тогда Bloomberg бывший советник по энергетике американского президента Джорджа Буша-младшего и глава консалтинговой фирмы Rapidan Energy Боб Макнелли.[5]

От ОПЕК+ к ОПЕК++

Сюрприз пришелся по вкусу далеко не всем. В декабре 2019 года страны альянса договорились об очередном снижении добычи. В период с 1 января по 31 марта 2020-го сокращение должно было составить 1,7 млн баррелей в сутки относительно уровня октября 2018-го. Сильнее всего добычу сырья должны были сократить Россия и Саудовская Аравия — ежесуточно на 300 тыс. и 482 тыс. баррелей соответственно.

Однако все планы спутала эпидемия коронавируса, вызвавшая то, что аналитики назвали «аварийной остановкой мировой экономики». Массовые локдауны вызвали катастрофический обвал спроса на нефть – в апреле 2020 года падение достигало 30 млн барр./сут, то есть практически равнялось суточной добыче всех стран ОПЕК вместе взятых.

Впрочем, в начале года масштаб проблем до конца не оценил никто. ОПЕК во главе с Саудовской Аравией предложил дополнительно сократить производство на 1,2 млн барр./сут., что выглядит явно недостаточным по сравнению с предстоящим падением. Против выступила Россия, где главным идеологом такого подхода выступила «Роснефть». Как заявил, комментируя инициативу ОПЕК, представитель компании Михаил Леонтьев,  «с точки зрения интересов России эта сделка просто лишена смысла. Мы, уступая собственные рынки, убираем с них дешёвую арабскую и российскую нефть, чтобы расчистить место для дорогой сланцевой американской и обеспечить эффективность её добычи».[6]

Дальнейшее известно: 5 марта, на второй день переговоров о пересмотре квот, российская делегация покинула зал переговоров. На следующий день было объявлено, что сделка ОПЕК+ с апреля прекращает свое существование. Впрочем, возлагать всю вину за это на Россию, как это делают в западных СМИ, несправедливо. «Российская сторона предлагала продлить соглашение на действующих условиях как минимум до конца II квартала, чтобы лучше понять ситуацию с влиянием коронавируса на мировую экономику и спрос на нефть. Несмотря на это, партнёрами по ОПЕК было принято решение о наращивании добычи нефти и борьбе за долю рынка», - заявил Александр Новак по итогам неудачных переговоров.

Известие стало неожиданным для рынков, которые отреагировали на него резким падением котировок, который вскоре перешел в панический обвал. Нефть Brent, начавшая год на отметке $58,8 за баррель, 22 апреля стоила около $20. Привязанная к Brent российская Urals в отдельные моменты поставлялась в Европу по отрицательной стоимости – конечная цена оказывалась ниже себестоимости с учетом транспортных расходов. Апофеозом всеобщей паники стало беспрецедентное падение стоимости фьючерсов на американскую нефть WTI в отрицательную зону – 20 апреля торги закрылись на отметке -$37,63 за баррель.

 В итоге договариваться все же пришлось, но на гораздо более жестких условиях. Новое соглашение ОПЕК++, которое было подписано 11 апреля 2020 года, предусматривало общее снижение добычи на 9,7 млн барр./сут., причем большую часть этого объема взяли на себя два крупнейших производителя, Россия и Саудовская Аравия. Обе они обязались сократить производство на 2,5 млн барр./сут. от базового уровня 11 млн барр./сут, то есть довести его до 8,5 млн барр./сут. Новостью стало присоединение к сделке стран, не входящих в альянс ОПЕК++, в том числе США и Канады. Более того, президент США Дональд Трамп сыграл ключевую роль в заключении нового соглашения, фактически став посредником между Москвой и Эр-Риядом. 

Самые жесткие ограничения действовали в течение двух месяцев (май-июнь), впоследствии этот срок был продлен еще на месяц. Затем квоты начали постепенно повышаться. С августа они увеличились на 2 млн барр./сут., а с нового года должны были вырасти еще на 1,9 млн барр./сут. Однако после долгих переговоров эту цифру по инициативе Саудовской Аравии удалось снизить до 500 тыс. барр./сут. с условием ежемесячного пересмотра лимита. 

Наконец, 5 января 2021 года было принято решение, что в феврале и марте 2021 года добычу нефти смогут увеличить две страны – Россия и Казахстан. Москва увеличит добычу на 65 тыс. баррелей в сутки, Казахстан — на 10 тыс. баррелей. Саудовская Аравия в свою очередь снизит добычу до 8,5 млн баррелей с тем, чтобы общий объем добычи остался на уровне января.

Предпосылки для распада альянса

Ход переговоров, предшествовавших решениям альянса в декабре 2020 и январе 2021, заставил наблюдателей заговорить о назревающем в организации кризисе. Оба раза министры в ходе предварительного обсуждения не могли прийти к консенсусу и выработать рекомендации для принятия их на очередном саммите ОПЕК++. Решения принимались в последний момент после длительных переговоров. 

По мере стабилизации ситуации на рынке нефти смысл поддержания жестких ограничений на добычу становится все менее очевиден для некоторых членов альянса и с каждым разом их становится все труднее убедить в необходимости их сохранения. В последний раз, как мы уже отмечали, ради сохранения единства картеля Саудовская Аравия – самый последовательный сторонник сокращений, - была вынуждена пойти на уступки России и Казахстану, компенсировав увеличение ими добычи. 

Сегодняшние цены не нефть (около $56 за баррель Brent и $52,5 за баррель WTI) снова делают привлекательными инвестиции в разработку сланцевых месторождений. Число буровых в США, по данным нефтесервисной компании Baker Hughes, растет девятую неделю подряд и достигло уже 378 (максимальное значение с мая 2020 года). Пока этот рост не вылился в показатели добычи – сланцевые производители все чаще делают выбор в пользу сокращения задолженности перед кредиторами, а не инвестиций в производство. Кроме того, компании, прежде чем принимать инвестиционные решения, предпочитают дождаться определенности в вопросе об энергетической политике новой администрации. 

Однако рано или поздно количество перейдет в качество и на рынок снова польются потоки американской нефти. Ожидание этого снова делает актуальным аргументы противников чрезмерного сокращения добычи членами ОПЕК++ – пока мы пытаемся стабилизировать рынок, снижая предложение, другие производители просто занимают наше место. Ответом на это может стать смягчение ограничений, чтобы слегка опустить цены и снова сделать сланцевую добычу невыгодной. Однако не факт, что такая договоренность будет одобрена странами ОПЕК, которые в последнее время делают ставку на рост цен. Неизбежный в таком случае конфликт может привести к разрыву соглашений.

Еще одним фактором, способным нарушить хрупкое согласие внутри альянса, является курс на ускоренный энергопереход, провозглашенный странами Евросоюза и демократической администрацией США. От официальных лиц стран-поставщиков энергоресурсов все чаще приходится слышать, что если ископаемое топливо будет востребовано лишь в течение нескольких следующих десятилетий, нужно сделать все, чтобы максимально монетизировать имеющиеся ресурсы, вкладывая полученные средства в новые энергетические технологии. Например, такую точку зрения недавно высказывал вице-премьер РФ Александр Новак.[7] Совместить курс на монетизацию с ограничениями добычи, особенно если это сопряжено с риском потери доли рынка, вряд ли представляется возможным.

Наконец, в какой-то момент эпидемия коронавируса, которая сейчас является ключевым фактором сдерживания нефтяных цен из-за опасений новых локдаунов и падения спроса, должна пойти на спад. Как ожидается, к лету в развитых странах удастся достичь критического уровня в 70% вакцинированных, после которого можно говорить о создании так называемого «коллективного иммунитета». После этого отпадает необходимость в ограничениях на передвижение граждан и экономическую активность, что неизбежно приведет к росту спроса на энергию и, как следствие, на энергоносители, в частности, нефть. 

При этом даже ограниченное восстановление уровня потребления, которое отмечалось летом 2020 года, вызвало падение дисциплины в рядах альянса, члены которого начали массово нарушать свои обязательства по сокращению добычи (см. диаграмму). 

  

Перепроизводство нефти странами-членами соглашения ОПЕК++, май-июль 2020 г.


Источник: БКС Экспресс

На этом фоне ОАЭ даже пригрозили выйти из соглашения, если превышение квот не прекратится. Если это явление примет повсеместный характер, это будет серьезной угрозой самому существованию сделки ОПЕК++.

 

Последствия

Представляется, что сам по себе распад сделки ОПЕК++, без наложенного на него фактора коронакризиса, не станет катастрофой для рынка нефти. Основной задачей альянса было создание дефицита для снятия гигантского навеса в виде накопленных запасов сырья в странах ОЭСР. Решить ее удалось гораздо успешнее, чем ожидалось. 

Например, в августе ОПЕК прогнозировала, что в IV кв. 2020 года превышение средних пятилетних значений составит 233 млн баррелей, а в 2021 году может достичь 250 млн баррелей. Однако в последнем обзоре Argus мы видим совсем другие цифры. По данным агентства, объем остатков нефти и нефтепродуктов в сухопутных хранилищах США, Японии, 15 первых стран – членов ЕС и Норвегии в декабре снизились относительно ноября почти на 45 млн баррелей и по состоянию на январь превышают средний пятилетний уровень на 160 млн баррелей. Таким образом, вместо ожидавшегося роста запасов мы наблюдаем их быстрое снижение. 

Тем не менее негативные последствия для рынка неизбежны. В краткосрочной перспективе можно ожидать падения котировок в область $30-$35 за баррель Brent. Дальнейшее развитие событий будет зависеть от действий стран-производителей. Если они проявят готовность работать в новых условиях, воздерживаясь от ценовых войн, растущий спрос быстро приведет к восстановлению, а в дальнейшем и к росту цен в район $60 за баррель – примерно так же, как если бы альянс продолжал существовать.

Если же удержаться от соблазна побороться за долю рынка за счет демпинга не удастся – что ж, мы уже видели, к чему это приводит. В этом случае нас ,по-видимому ждет очередной кризис, по результатам которого будет создан ОПЕК+++ с новыми, еще более жесткими ограничениями. 

 



[1] Бушуев В.В., Конопляник А.А., Миркин и др. Цены на нефть: анализ, тенденции, прогноз. – М.: ИД «Энергия», 2013


[2] Секретный сговор и бунт против «семи сестер»: как втайне создавали ОПЕК :: Новости :: РБК Инвестиции (rbc.ru)


[3] https://irttek.ru/articles/otygrannaya-birzha.html


[4] https://www.rbc.ru/economics/30/11/2016/583f00e89a7947776c4defb3

 


[5] https://www.forbes.ru/newsroom/finansy-i-investicii/388527-ssha-vpervye-za-70-let-stali-netto-eksporterom-nefti

 


[6] https://russian.rt.com/business/article/727065-sdelka-opek-plyus-razval


[7] https://www.interfax.ru/presscenter/742321

 



© 2018-2020 Все права защищены.