Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Круглый стол

Нефти хватит на всех

19.06.2020 14:06:00

По словам партнера компании RusEnergy Михаила Крутихина, главное противоречие, которое предстоит разрешить России, заключается в одновременном понимании конечности нефтегазовой модели экономики и полном отсутствии альтернатив. Так, авторы отчета о перспективах глобальной энергетики, подготовленного Энергетическим центром Сколково, несколько месяцев опрашивали специалистов разных отраслей. У них пытались выяснить, что может заменить нефтегазовые доходы в случае, если миру больше не будут нужны энергоносители в прежних объемах. Альтернативы не нашлось.

Не с кем пойти в разведку

В конце апреля Счетная палата опубликовала отчет «Анализ воспроизводства минерально-сырьевой базы Российской Федерации в 2015-2019 гг.». Его авторы пришли к тревожному выводу – разведанных запасов нефти в России осталось на 35 лет (без учета ТРИЗ – лишь на 20), газа – на 50 лет (но обеспеченность «сухим» газом намного ниже), напомнил в начале дискуссии модератор, эксперт ИРТТЭК Дмитрий Коптев. Прирост запасов в последнее время – нулевой или даже отрицательный. При этом большая часть новых залежей обнаруживаются в результате доразведки уже осваиваемых месторождений, потенциал которых фактически исчерпан.

Главные причины аудиторы СП видят в низкой эффективности ведущихся в стране геологоразведочных работ. Также существенную роль играют инфраструктурные ограничения – компании избегают инвестировать в разведку запасов в малоосвоенных регионах. Сейчас на все это накладываются низкие цены на нефть, при которых всегда в первую очередь страдает финансирование ГРР.

«С геологоразведкой у нас действительно не все в порядке. Но это не потому, что геологи плохо работают. Я склоняюсь к тому, что здесь работают объективные факторы», -- отметил Михаил Крутихин. За последние десятилетия крупных месторождений практически не открывалось. При этом, действительно, чаще всего «находки» -- либо часть старых месторождений, либо вообще результат пересчета запасов. Зачастую в извлекаемые и доказанные запасы включают те, которые относятся к более низким категориям. «Например, как можно объявить об открытии крупного месторождения по результатам бурения одной скважины?», – спрашивает эксперт. Между тем именно так сделала «Роснефть», сообщившая об открытии месторождения «Победа» в Карском море после того, как там была пробурена единственная скважина «Университетская-1» силами ExxonMobil. На баланс в качестве извлекаемых поставлены запасы категорий С1 (слабо разведанные) и С2 (перспективные неразведанные).

Учет без контроля

Вообще проблема достоверности статистики по нефтегазовым запасам и ее соответствия международным стандартам – давняя головная боль российской нефтянки. Например, по российским стандартам совокупные запасы Ковыктинского и Чаяндинского газовых месторождений превышают 1 трлн кубометров, что позволяло расценивать их как надежную экспортную базу для поставок газа в Китай. Пересчет по международной классификации снизил объем запасов до примерно 400 млрд, которые, помимо прочего, распределены по нескольким залежам с разными перспективами извлекаемости.

В ряде случаев речь может идти о простом очковтирательстве, когда цифры в отчетах переписываются в угоду высокому начальству, утверждает Михаил Крутихин.

Порой статистический разнобой приводит к анекдотическим ситуациям. Как рассказал советник президента Фонда «Институт энергетики и финансов» Николай Иванов, в 1996 году стояла задача объявить о заключении контракта «Сахалин-1» с компанией ExxonMobil к президентским выборам. «Под это дело Виктор Степанович Черномырдин сделал «царский» подарок – месторождение Аркутун-Даги, после чего американцы, в полном восторге, все подписали. Потом выяснилось, что Виктор Степанович хорошо понимал, что делает. Когда началась доразведка, выяснилось, что огромного месторождения Аркутун-Даги не существует, а есть небольшие месторождения Аркутун и Даги, между которыми пустое место», – вспоминает эксперт.

Неперспективные запасы

По мнению Николая Иванова, доклад СП говорит о том, что существующая государственная система поисково-разведочных работ показала свою полную недееспособность по сравнению даже с началом 90-х годов. Тогда Россия открывалась для инвесторов, был принят закон о недрах, в котором были прописаны так называемые сквозные лицензии – от разведки о освоения. Потом эта система была разрушена, и практически все функции по поиску и разведке взяло на себя государство.

В результате, по мнению Иванова, «мы опять пытаемся готовиться к прошлой войне, наращивая минерально-сырьевую базу, когда она никому не нужна». По данным ВР в мире втрое больше технически извлекаемых запасов, чем потребуется до 2035, по другим оценкам – до 2050 года. Возможно, предполагает аналитик, пик потребления нефти, который ожидался в 2035 году, уже незаметно пройден и дальше спрос будет только падать.

Впрочем, как отметил Дмитрий Коптев, жизнь все же не заканчивается ни в 2035, ни даже в 2050 году. В отсутствие альтернатив нефти в качестве опорного элемента национальной экономики России придется повышать эффективность нефтегазового сектора и развивать технологии. Рано или поздно эффект локдаунов будет преодолен и рынку понадобится больше нефти. И готовиться к росту спроса нужно уже сейчас.

Спрос на нефть вряд ли вернется на прежние показатели, возражает Михаил Крутихин. По его мнению, посткризисная картина нефтяной отрасли будет выглядеть следующим образом – все производители будут спокойно работать, поставляя сырье на постепенно сужающийся рынок. Время от времени будут возникать пики спроса, удовлетворять который будут те поставщики, которые смогут быстрее и дешевле добыть дополнительные объемы. Сейчас кандидат на эту функцию один – Саудовская Аравия. США с их сланцевой нефтью действительно способны быстро наращивать и сокращать добычу. Но эти объемы будут без остатка поглощаться внутренним рынком. Свободных ниш для остальных производителей Крутихин не видит.

Возможно, кризис станет отправной точкой для давно назревшей реформы нефтяной отрасли России, полагает эксперт. Сейчас в рамках сделки ОПЕК+ из эксплуатации выводится множество старых низкодебитовых скважин, реанимация которых может оказаться нерентабельной. Рост добычи будет достигаться за счет новых технологий и стратегий освоения месторождений.

© 2018-2020 Все права защищены.