Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Арктика: DRILL, BABY, DRILL

Арктика: DRILL, BABY, DRILL
24.11.2021

Под названием «Бури, детка, бури» неправительственная организация Reclaim Finance опубликовала обзор, посвященный финансированию нефтегазовых проектов в Арктике. По мнению «зеленых» авторов, бурение в Арктике − ужасное преступление, что объясняет название документа. Тем не менее, документ содержит полезную информацию об арктических проектах и их финансировании.

Для начала уточним понятие «Арктика». Обычно под Арктикой понимается территория, расположенная севернее Полярного круга (66°33′44″ северной широты). За Северным полярным кругом появляются «полярная ночь» и «полярный день», когда солнце в течение суток не показывается над горизонтом или не заходит за горизонт.

Граница Северного полярного круга на карте

  

 

Исходя из климатических особенностей и факторов окружающей среды «Программа оценки и мониторинга Арктики» (Arctic Monitoring and Assessment Programm, AMAP), являющаяся одной из рабочих групп Арктического Совета (Arctic Council, входят восемь арктических государств, включая Россию) мониторит большую площадь.


Эта территория похожа на территорию с 10 ºС изотермы июля.


В настоящее время, утверждает обзор, в Арктике насчитывается 599 нефтяных и газовых месторождений, находящихся в стадии добычи, разработки, оценки, а также есть открытые.

В ближайшие пять лет добыча нефти и газа в Арктике увеличится на 20%.

Нефтегазовую экспансию в Арктике подпитывают коммерческие банки. С 2016 по 2020 г.г. банки направили более 314 долларов ведущим компаниям, разрабатывающим новые нефтегазовые проекты в Арктике.

При этом основными спонсорами арктических проектов являются банки, официально заявившие о своей приверженности ограничению финансирования нефтегазовой отрасли в Арктике: JPMorgan Chase − $18,6 млрд в период с 2016 по 2020 год, Barclays − $13,2 млрд, Citigroup − $12,2 млрд, BNP Paribas − $11,8 млрд.

На европейские банки приходится более 1/4 мирового андеррайтинга и кредитов добывающим компаниям Арктики с ростом поддержки с $16,6 млрд в 2016 году до $28,4 млрд в 2020 году.

Инвесторы владеют примерно $272 млрд активов в ведущих компаниях, разрабатывающих новые нефтегазовые проекты в Арктическом регионе (по состоянию на март 2021 года). Крупнейшими инвесторами, поддерживающими арктических экспансионистов, являются BlackRock, Vanguard и Amundi, говорится в отчете.

Мы опустили эмоции авторов, но, чтобы представить всю меру их негодования, напомним читателям сообщение от 28 января 2021 года:

«Богатейшая управляющая компания мира BlackRock, контролирующая активы на более чем 8,7 триллиона долларов, поставила ультиматум участникам рынка, которые не ведут борьбу с изменением климата. В письме к главам компаний, в которые инвестирует BlackRock, его глава Ларри Финк заявил, что BlackRock намерена требовать от получателей их денег планы по сведению выбросов углекислого газа до нуля к 2050 году».

Более трети (222 из 599) арктических месторождений уже находятся в стадии разработки, что составляет резерв добычи более 4 млрд барр. н.э. Если компании получат необходимую поддержку от банков, страховщиков и инвесторов, в ближайшие несколько лет могут быть введены в эксплуатацию еще 39 нефтяных и газовых месторождений, благодаря которым к 2026 году добыча нефти и газа в Арктике может увеличиться на 20%.

Есть также еще 338 месторождений, которые компании уже открыли и могут начать разрабатывать. Когда все возможные активы войдут в стадию разработки, добыча может увеличиться на 30% к 2030 году − с 11,5 млн барр. н.э./с до 15,3 млн барр. н.э./с.

Деньги идут в Арктику, потому что, по данным Геологической службы США, месторождения за Полярным кругом содержат еще 400 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента неоткрытой нефти и ископаемого газа.

 

Нефтяные и газовые месторождения в арктической зоне AMAP

 

 

20 крупнейших компаний, работающих в Арктике или планирующих это сделать в ближайшем будущем


На графике ниже показаны как ожидаемые уровни добычи для пяти компаний с 2020 до 2030 года (на основе годовых уровней добычи для активов компаний, находящихся в стадии добычи, разработки или оценки месторождений), так и потенциальные уровни добычи с 2020 по 2030 год, если обнаруженные активы компаний будут запущены в производство.


Большие планы в Арктике у "Газпрома", где находится 74% его запасов. Добыча "Газпрома" может увеличиться на 14% к 2030 году по сравнению с уровнем 2020 года, и достичь 7621 млн барр. н.э. в год в 2030 году.

TotalEnergies является ведущим европейским игроком, который участвует в 31 нефтегазовом активе, 9 из которых в настоящее время находятся в стадии добычи, 5 - в стадии разработки (2 из которых находятся в глубоководных морских водах), 4 находятся в стадии оценки месторождений и 13 только что открыты. Когда разрабатываемые активы Total вступят в стадию производства, производственные мощности TotalEnergie в Арктике увеличатся примерно на 28% в 2030 году по сравнению с уровнями 2020 года и достигнут 179 млн барр. н.э. в год в 2030 году.

Добыча ConocoPhillips должна вырасти на 36% в 2030 году, если к тому времени все 30 обнаруженных активов будут запущены в производство.

Добыча Shell может вырасти на 78% к 2030 году, если компания найдет поддержку для запуска в производство своих 17 открытых активов.

Equinor может сократит добычу более чем на 38% в 2030 году и достичь 249,8 млн барр. н.э./с. Однако, если Equinor найдет поддержку, необходимую для развития обнаруженных активов, его добыча может остаться на уровне 2020 года.

Такие компании, как BP (через свою долю в российской Роснефти), Эквинор, Шелл, Petoro, Vaar Energie (норвежская компания с итальянским ENI в качестве основного акционера), Wintershall, TotalEnergies имеют прямое или косвенное участие в 178 из 375 арктических активов, находящихся в стадии разработки, оценки или на стадии обнаружения.

 

Топ 20 нефтегазовых компаний и их проекты в Арктике

  

 

Из оффшорных месторождений в обзоре выделяется месторождение Йохана Кастберга (Johan Castberg), которое включает в себя три небольших месторождения − Скругард, Хавис и Драйв. В настоящее время проект находится в стадии разработки, добыча здесь должна начаться к концу 2023 года. По данным оператора Equinor, проект принесет от 400 до 650 млн баррелей нефти.

 

Местоположение проекта Johan Castberg

   


Проект расположен в зоне, свободной ото льда благодаря Гольфстриму.

Единственный нефтяной оффшорный проект в районе зимних льдов − российская платформа Приразломная, расположенная в 60 км от берега.

 

Возможность существования платформы в ледовой обстановке объясняется существованием Новой Земли и острова Вайгач между Печорским и Карским морями. Эти куски суши не позволяют двигаться ледовым полям, которые способны снести любую буровую платформу.

Как рассказывает заместитель директора Института океанологии имени П. П. Ширшова Михаил Флинт, в Северном ледовитом океане под действием ветра и течений огромные льдины иногда становятся вертикально и вмерзают в лед. Подводная часть у таких льдин достигает 20–25 метров. Дальше это все вмораживается в гигантские ледяные поля. На эти огромные ледяные поля воздействует ветер, образовавшийся ледяной плуг движется и «перепахивает» морское дно. Эффект называется «ледовая экзарация».

При переходе газопровода от Бованенского месторождения через Байдарацкую губу трубы покрывали сверху бетонной рубашкой и закапывали в траншеи на дне.

Приразломную ото льда защищает кессон, стенки которого сделаны из 4-миллиметровой стали, а трехметровое пространство между ними заполнено сверхпрочным бетоном. Конструкция способна выдержать даже прямой торпедный удар. Создать такую защиту оказалось возможным, так как глубина в этом месте всего 20 м. Неизвестно, как создать защиту от ледовых полей в открытом океане на большой глубине (например, в Мексиканском заливе скважины бурят при глубине моря около 1,5 км).

«Зеленые», настаивающие на полном запрете бурения в Арктике хотя бы нефтяных скважин, по-своему правы. В случае разлива нефти собрать ее под двухметровым слоем льда нереально. К тому же если в теплом климате нефть быстро перерабатывают микроорганизмы, то у берега Аляски и сейчас можно видеть остатки нефти, разлитой там тридцать лет назад, в 1989 году, при не самом большом выбросе из танкера Exxon Valdez компании Exxon.

 

Баренцево море на сегодняшний день наиболее исследовано на предмет нефти и газа. Вот карта обнаруженных нефтегазовых месторождений из обзора.

 

Нефтегазовые месторождения в Баренцовом море

 


 

Но даже к известному Штокмановскому газоконденсатному месторождению (большое желтое пятно на карте) пока не подступились.

Планов по освоению Арктики много, однако природа может внести в них свои коррективы − в Арктике (и на всем земном шаре) началось похолодание. Очередной цикл потепления закончился в районе 2016 года. Отметим, что в целом планета остывает последние три тысячи лет. На графике температура воздуха в градусах Цельсия на вершине ледника Гренландии за последние 11 тыс. лет по данным кернового бурения.

 

Температура воздуха на вершине ледника Гренландии

   


Источник: https://aftershock.news/?q=node/842187

Каждый следующий пик потепления меньше предшествующего, мы не увидим «теплых столетий» Древнего Рима 11-12 веков, когда климат в Европе стал настолько мягким и теплым, что снег почти не выпадал, и на территории современных Шотландии и Ирландии возделывали виноградники. Скорее, наших ближайших потомков ожидает очередной Little Ice Age и Elfstedentocht.

 

К препятствиям в освоении Россией Арктики и «зеленым» добавилась политика. В стратегии Еврокомиссии по Арктике говорится о требовании установить полный запрет на добычу угля, нефти и газа в Заполярье и соседних регионах, а также критикуются действия России в Арктическом регионе. Так что вполне возможно, что нефть и газ Арктики еще долго будут пребывать нетронутыми под землей.

 

© 2018-2020 Все права защищены.