Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Для мировой нефти не существует Парижского соглашения

Для мировой нефти не существует Парижского соглашения
23.01.2023

Независимый финансовый аналитический центр Carbon Tracker в докладе «Предательство Парижа: почему инвесторы должны оценивать климатическое соответствие нефтегазовых компаний» анализирует инвестиционные планы нефтегазовых компаний и приходит к неутешительному выводу: достижение выбросов парниковых газов, позволяющих остановить глобальное потепление на уровне 1,5 °C в соответствии с Парижским соглашением, требует прекращения новых проектов добычи, а большинство нефтегазовых компаний, наоборот, планируют расширяться. Резюме доклада похоже на ультиматум нефтегазу.

В соответствии со сценарием МЭА «Чистые нулевые выбросы к 2050 году» (NZE), нет необходимости в разработке новых традиционных месторождений нефти и газа – их добыче предстоит сократиться по сравнению с 2019 годом на 22% к 2030 году и на 44% – к 2035 году, пишут авторы доклада. Однако нефтяные и газовые компании тратят огромные суммы на новые производства, которые приведут мир к климатической катастрофе.

В докладе сообщается, что в 2021 году и первом квартале 2022 года Chevron, Eni, Shell, TotalEnergies и другие компании одобрили инвестиции в размере 58 миллиардов долларов, которые потребуются только в том случае, если спрос на нефть и газ вырастет до такой степени, что глобальная температура поднимется выше 2,5 °С.

Учитывая ограничение потепления до 1,5 °C, требуется, чтобы 90% обнаруженных запасов ископаемого топлива по всему миру, включая те, которые котируются на фондовых биржах, оставались в земле и не были сожжены.

Даже те владельцы активов, которые не придают первостепенного значения социальным последствиям изменения климата, предупреждает Carbon Tracker, должны заботиться о финансовых рисках, связанных с энергопереходом мировой экономики. Компании, которые инвестируют в новые проекты по добыче ископаемых, сталкиваются с риском замещения со стороны новых технологий, таких как возобновляемые источники энергии и электромобили, а также с постоянно растущим риском политических действий, которые могут привести к более низкой, чем ожидалось, доходности.

Акционеры этих компаний могут увидеть быстрое падение их стоимости. Управляющие активами несут фидуциарную обязанность учитывать климатические риски при принятии решений о распределении активов. Рассмотрение степени соответствия планов компаний различным климатическим сценариям позволяет оценить эти риски.

Авторы доклада считают бессмысленными для нефтегаза проекты улавливания углерода CCUS. Нефтегазовая промышленность отличается от большинства других отраслей тем, что большая часть ее выбросов приходится от потребления ее продукции (область 3), а не от прямых выбросов в результате деятельности или потребления энергии (области 1 и 2). В то время как компании должны обезуглероживать свою деятельность (а в случае утечек и сбросов метана в промышленности – в срочном порядке), на эти производственные выбросы обычно приходится менее 15% от общего объема выбросов в течение жизненного цикла, связанных с продуктами переработки нефти и газа.

Большинство проектов CCUS не обязательно сокращают выбросы CO2. Это связано с тем, что большинство существующих проектов CCUS предназначены для переработки газа, что только снижает углеродоемкость операций, но во многих случаях приводит к чистому увеличению абсолютных выбросов. По оценкам МЭА, годовая мощность улавливания углерода в 2021 году составит около 40 млн тонн CO2 – около тысячной доли от общего объема выбросов парниковых газов, связанных с энергетикой. CCUS следует использовать для труднодекарбонизируемых секторов, таких как производство цемента и стали, а не для оправдания продолжения добычи нефти и газа.

Если сегодня нефтегаз прекратит разрабатывать планы будущей добычи, а остановится на уже намеченных проектах, то траектория падения добычи будет близка к требованиям сокращения выбросов в сценарии 1,5 °С.


Спрос на нефть при различных сценариях МЭА в сравнении с будущими поставками из существующих проектов

Здесь и далее в докладе упоминаются следующие сценарии:

• Сценарий чистого нуля выбросов к 2050 году (NZE) — путь, согласующийся с ограничением потепления до 1,5 °C, при этом глобальный энергетический сектор достигнет чистого нуля выбросов CO2 к 2050 году. 

• Сценарий устойчивого развития (SDS) — путь, согласующийся с ограничением потепления до 1,65 °C, без каких-либо чистых отрицательных выбросов, страны с развитой экономикой достигнут чистого нуля к 2050 году, Китай — примерно к 2060 году, а все остальные страны — самое позднее к 2070 году.

• Сценарий объявленных взносов (APS) – сценарий, соответствующий результату 1,7 °C, предполагающий, что все национальные обязательства будут выполнены в полном объеме, независимо от того, будут ли они прописаны в законодательстве. Это заменяет SDS в качестве сценария МЭА “значительно ниже 2°C”.

• Сценарий заявленной политики (STEPS) – более консервативный сценарий, соответствующий результату в 2,5 °C, основанный на существующей и запланированной политике.

При моделировании сценария STEPS предельная цена безубыточности на нефть оказывается около $61, что аналогично долгосрочной цене, используемой многими нефтяными компаниями в своих планах.

На рисунке 4 показано среднее производство компаний, ожидаемое в 2030-х годах по сравнению с уровнем 2019 года на базе существующих проектов (цветные полосы), а также то, что стало бы результатом инвестиций в сценарии STEPS (показано серыми полосами). Чем больше серая полоса, тем меньше соответствует парижским требования будущее производство компании. Почти все компании не собираются снижать добычу в сценарии нормального развития.


Рисунок 4: Добыча нефти и газа в 2030-х годах на основе уже санкционированных разработок в сравнении с обычными планами

Примечание: средняя добыча в 2030-2039 годах в процентах от добычи в 2019 году в баррелях нефтяного эквивалента. Цветная часть полосок показывает будущую добычу на уже санкционированных проектах, которая потенциально соответствует сценарию МЭА с нулевыми выбросами при температуре 1,5°C к 2050 году (NZE) — цвет полосы указывает на классификацию компании. Серые полосы показывают производство, смоделированное в соответствии со сценарием заявленной политики МЭА при температуре 2,5°C (STEPS). Топ-20 производителей по рыночной капитализации по данным S&P global oil index.

Наибольший потенциал снижения добычи, по мнению авторов, – у сланцевых компаний, что коррелирует с выводами доклада Геринга и Розенцвайга «Почему энергетические компании не будут бурить скважины».

На рисунке 6 доклада представлен анализ проектов компаний по степени согласования с парижскими целями:

• Желтый — проекты с относительно низкой ценой безубыточности, которые потенциально соответствуют температуре 1,65 °C (SDS).

• Оранжевый — проекты, которые несовместимы со сценарием при температуре 1,65 °C, но потенциально соответствуют спросу при согласованном с Парижем сценарии 1,7 °C (APS).

• Красный — проекты, которые оцениваются как несовместимые с парижским сценарием (APS), но, вероятно, будут реализованы в соответствии с обычными планами (STEPS, 2,5°C).

• Черный — проекты с очень высокими ценами безубыточности, которые несовместимы даже с обычным ведением бизнеса (busines-as-usial, BAU), сценарий STEPS, 2,5°C. Это проекты, которые в наименьшей степени ориентированы на климат.

Рисунок 6: Степень согласованности инвестиций компаний в сценарии BAU

Примечания: Капитальные затраты на добычу нефти и газа (2022-2030) по несанкционированным проектам, совместимым с различными сценариями, в % от планов ведения бизнеса в обычном режиме (BAU) (2,5°C, сценарий STEPS) Топ-20 производителей по рыночной капитализации по данным S&P global oil index, отсортированных по % капитальных вложений в соответствии со сценарием 1,7°C (APS).

В таблице 2 представлен список крупнейших проектов, несовместимых с согласованным с Парижем сценарием 1,7°C (APS), реализуемых компаниями, где окончательные инвестиционные решения ожидаются в 2023 году.

Вывод авторов Carbon Tracker категоричен:

— Инвестиции в новые низкоуглеродные предприятия, хотя, возможно, важны для выживания компании, никоим образом не компенсируют выбросы от существующего производства или каким-либо образом оправдывают новые инвестиции в систему, от которой мы должны отказаться. С точки зрения климата важно количество парниковых газов, выбрасываемых в атмосферу, что для добывающей нефтегазовой компании неразрывно связано с ее производством.

В то время как для оценки соответствия компании можно использовать множество дополнительных показателей – от целевых показателей выбросов до политики вознаграждения и надлежащего раскрытия информации, – инвестиционные планы компании являются четким сигналом о корпоративных намерениях. Аргумент ясен: компании не могут считаться ориентированными на климат, если они разрабатывают месторождения нефти и газа, несовместимые с выбранным инвесторами климатическим сценарием, с ограничением роста температуры 1,5 °C или менее амбициозной интерпретацией целей Парижа.

Учитывая, что ни один производитель нефти и газа не соответствует “чистому нулю” (1,5 °C), инвесторы, стремящиеся соответствовать этому температурному результату, должны либо продать доли в таких компаниях, либо серьезно взаимодействовать с компаниями для изменения стратегии. Сценарий МЭА «Чистый ноль в 1,5 °C к 2050 году» требует как титанических усилий по наращиванию мощностей CCUS, так и резкого сокращения производства. Развертывание CCUS и других сетей не отменяет необходимости сокращения производства.

Таким образом, нефтегазу поставлен ультиматум: либо вы прекращаете новые инвестиции в добычу, либо мы обвиняем вас в несоблюдении парижских ограничений, за чем могут последовать санкции. Варианты известны и опробованы: лишение кредитов, травля в СМИ, науськивание экологических активистов, нерукопожатность… О прямых диверсиях и блокировании войсками месторождений и НПЗ речь вроде бы не идет. Пока, во всяком случае.

Нефтегазовые компании, похоже, сдаваться не собираются. Ниже график прогнозируемой компаниями цены нефти в сравнении с самым худшим прогнозом сценария «чистого нуля» (NZE) из статьи Carbon Tracker «Важность понимания прогнозируемых цен на нефть и газ, используемых в финансовой отчетности».

Примеры допущений по ценам на нефть марки Брент (долл. за баррель), использованных нефтедобывающими компаниями в 2021 финансовом году

Нефтегазовые компании, несмотря ни на что, очевидно, планируют выжить до 2050 года.

© 2018-2023 Все права защищены.