Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Доля ВИЭ растет вместе с оборонными расходами

Доля ВИЭ растет вместе с оборонными расходами
01.06.2021

Спрос на нефть в Китае к 2050 году практически исчезнет

Доклад МЭА «Чистый нуль к 2050 году. Дорожная карта для глобальной энергетики» (Net Zero by 2050. A Roadmap for the Global Energy Sector) сразу по выходу стал знаменит лозунгами: «Отказаться от новых проектов нефтегазового сектора, прекратить строительство ТЭЦ», «К 2035 году отказаться от машин с бензиновыми двигателями», «Запретить продажу газовых котлов отопления».

А незадолго до этой публикации агентство Wood Mackenzy в докладе «Тектонический сдвиг: стремление Китая к энергетической независимости, изменяющее мир» (Tectonic shift: China’s world-changing push for energy independence) утверждало: «Спрос на нефть в Китае сократится вдвое к 2040 году по сравнению с базовым сценарием, а к 2050 году спрос практически исчезнет».

Китай – основной мировой потребитель нефти, поэтому конкретный апокалипсический прогноз ВудМака давит на сомнения нефтяников «инвестировать ли в нефть» посильнее, чем общие лозунги МЭА.

Логика ВудМака проста: поскольку Китай импортирует большую часть своих потребляемых энергетических и минеральных ресурсов (например, 75% нефти, 80% железной руды и 85% меди), то ему деваться некуда, кроме как всеми силами стремиться прекратить этот импорт и превратиться в углеродно-нейтральную страну. В оригинале этот лозунг звучит так: «Когда в сентябре прошлого года президент Си Цзиньпин объявил о достижении страной цели углеродной нейтральности к 2060 году, он не просто указал, что Китай скорректирует свой энергетический баланс для сокращения выбросов, он уведомил о полной трансформации своей экономики и о том, как она производит, транспортирует и потребляет энергию. Для Пекина энергетическая независимость и декарбонизация неразделимы: выиграв гонку за чистую энергию, Китай может сбросить оковы своей зависимости от других и доминировать над ресурсами и технологиями, необходимыми миру для декарбонизации».

Выполняя политический заказ, аналитики ВудМака не утруждают себя логикой: ведь даже если Китай «сбросит оковы» нефти и газа, то от «оков» минерального сырья он никуда не денется, если продолжит играть свою роль «мировой фабрики». А отказываться от этой роли страна не намерена, наоборот только в высокие технологии КНР собирается инвестировать до 2025 года $1,4 трлн. Средства будут предоставляться китайским компаниям, производителям электроники и софта, для создания собственных 5G-технологий, умных гаджетов, а также разработки ИИ-продуктов. При этом китайские компании переманивают специалистов из Тайваня и Южной Кореи, предлагая сразу вдвое большую зарплату. Оправдать такие инвестиции можно лишь за счет экспансии на внешние рынки.

Мы в ИРТТЭК восприняли слова председателя Си как элемент традиционного китайского «пути хитрости» в соответствии с заветами Сунь-цзы: если противнику хочется, чтобы мы говорили о декарбонизации, то пожалуйста, не жалко. К 2060 году среди действующих лидеров мира не останется ни одного из нынешних (включая самого Си), чтобы бросить Китаю упрек в невыполнении своих обещаний. Да и пусть с ним, с упреком. Пока же на уголь приходится 57% выработки электроэнергии (по китайским данным 50%), в прошлом году Китай ввел в эксплуатацию 38,4 ГВт угольных электростанций, что в три раза больше, чем 11,9 ГВт во всем остальном мире, а добыча угля в Китае в 1 кв. выросла на 16% по сравнению с аналогичным периодом 2020 г.

Не собирается Китай отказываться и от нефти. «Обеспечение постоянной безопасности энергетических потребностей Китая остается нашим высшим приоритетом – не только на ближайшие пять лет, но и на следующие 50 лет и далее», – заявил генеральный директор компании Saudi Aramco Амин Насер на Форуме развития Китая в марте текущего года. В это же время подписан договор с Ираном на 25 лет, в котором основное место, убеждены эксперты, занимают инвестиции в нефтегазовую сферу.

В докладе ВудМака многократно повторяется идея, что все прогрессивное человечество об руку с Китаем и с его поддержкой пойдет в светлое декарбонизированное будущее. Китаю этот путь комфортен, так как он обеспечивает три четверти мирового производства литий-ионных аккумуляторов, половину мирового производства электромобилей и почти 70% всех солнечных панелей.

В отсутствии аргументов аналитики ВудМака начинают говорить только что не стихами: «И точно так же, как остальной мир будет нуждаться в Китае, чтобы помочь ему декарбонизироваться, так и Китай будет нуждаться в других, чтобы поддержать его переход». Или: «В нашем базовом прогнозе зависимость Китая от углеводородов оказывается тяжелой привычкой, от которой нелегко избавиться, но стремление к углеродной нейтральности делает это возможным». Долой вредные привычки в нефтегазовой сфере!

Авторы понимают нереальность своих лозунгов, так как даже в базовом сценарии развития энергоперехода, пишут они, мировое производство никеля должно вырасти почти на 80% в течение следующих двух десятилетий, а спрос на кобальт и литий увеличится на 180% и 510% соответственно. «И если Китай – и весь остальной мир – декарбонизируются быстрее, спрос будет расти еще быстрее приведенных оценок», – делают логичный вывод авторы доклада.

Импорт Китаем энергоносителей также растет ускоренными темпами. За первые 4 месяца 2021 года добыча нефти в Китае выросла на 1,9%, а объем переработки – на 14,2%.

Никаких реальных предпосылок для снижения импорта Китаем сырья и энергоносителей не имеется, как бы эксперты ВудМака ни пугали нефтяников и газовиков прекращением китайского импорта энергоносителей.

Инвесторы против доходов

ВИЭ убыточна. Ветроэнергетическое подразделение американской General Electrics в 2019 году принесло убыток $791 млн, в 2020 году – $715 млн, в первом квартале текущего года убыток составил $200 млн.

Требования части инвесторов нефтяных мейджеров резко повысить вложения в ВИЭ и сокращение выбросов идеально укладывают в анекдот о «пчелах против меда».

Несмотря на многочисленные заявления о радении за зеленую энергетику, основные доходы мейджеры получают от нефти и газа. «Нефтянка» приводит оценку ВудМака: семь крупнейших международных нефтяных компаний смогут генерировать денежный поток, даже если цены на нефть в этом году будут в среднем ниже 30 долларов за баррель. Тогда как котировки выше 55 долларов за баррель приведут к рекордному потоку денежных средств. Средняя цена в 55 долларов США за баррель обеспечит семерке крупнейших мейджеров свободный денежный поток более чем в 140 млрд долларов в 2021 г., а при 70 долларах за баррель этот показатель вырастет вдвое. У нефтяников есть все шансы продемонстрировать наилучшие показатели со времен отраслевого пика 2006 г.

В начале мая аналитики ВудМака писали: «Компании указывают внутреннюю норму доходности (IRR) для оффшорной ветроэнергетики в размере 8-12%, хотя наш собственный базовый сценарий немного ниже. Собственный анализ нефтегазовых проектов до FID во всем мире с использованием нашей платформы Lens показывает доходность около 16-17% при цене на нефть 50 долларов США за баррель».

Акционеры борются за то, чтобы им платили меньше дивидендов? В это кто-нибудь верит? Если «да», срочно звоните по номеру +7 495 051 в России или 1-844-863-9314 в США (бесплатная психиатрическая помощь). Или, может быть, тем, кто настаивает на повышении доли ВИЭ в портфеле мейджеров, приплачивают на стороне?

Даже у, скажем, глобалистов не хватает денег, чтобы купить или заморочить голову всем инвесторам. Резолюция, представленная правлением Shell по ее недавно обнародованной стратегии в области климата получила поддержку 88,74% акционеров на ежегодном общем собрании акционеров, которое проводилось в режиме онлайн 18 мая.

Вторая резолюция, поданная группой активистов Follow This, призывающая англо-голландскую компанию установить «вдохновляющие» цели по борьбе с выбросами парниковых газов, была отклонена 69,53% голосов, согласно подсчету большинства голосов. Тем не менее, почти треть голосов в поддержку резолюции, которую совет директоров Shell призвал акционеров отклонить, является резким увеличением по сравнению с прошлогодним голосованием, когда аналогичная резолюция получила поддержку 14,4%. Еще несколько лет таких успехов глобалистов, и на планете будет введен прямой запрет на добычу нефти, газа и угля под угрозой санкций, эмбарго, «зеленых» революций и бомбардировки атомными бомбами.

Активисты Follow This, если честно, со своих позиций правильно критикуют политику Shell за установление целевых показателей сокращения выбросов углерода на основе интенсивности, которые теоретически позволяют компании увеличивать свои выбросы и заодно добычу нефти и газа.

Аналогичное давление оказывается на все другие нефтяные компании. Это давление санкционировано на самом верху власти США. Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC), например, недавно заявила ConocoPhillips и Occidental, что им следует провести голосование акционеров по поводу того, как они планируют достичь своих новых целей по сокращению выбросов.

К борьбе против нефти и газа под видом борьбы с изменением климата подключаются банки. Рейтер сообщила, что ФРС попросила кредиторов начать предоставлять информацию о мерах, которые они принимают для снижения рисков, связанных с изменением климата, для своих балансов. Среди показателей предлагается исследовать, как нефтегазовые кредиты могут работать по сравнению с кредитами на возобновляемые источники энергии. Интересно, у кого хватит смелости сообщить ФРС, что ВИЭ убыточны?

Европейские регулирующие органы в этом году проводят «стресс-тесты» для кредиторов, связанные с изменением климата.

К борьбе против ископаемого топлива подключаются центральные банки. Коалиция из 90 центральных банков со всего мира – сеть центральных банков и надзорных органов по экологизации финансовой системы – планирует встретиться в следующем месяце на крупной конференции по рассмотрению рисков, связанных с изменением климата.

Пример всем показывают «передовики производства». Парламент Испании на днях проголосовал за новый закон о климате, который запрещает добычу угля, природного газа и нефти к 2042 году и немедленно запрещает выдачу новых разрешений на добычу.

Кто это? Что это? Зачем это?

Средний диаметр Земли 12742 км. Культурный слой, от корней сельскохозяйственных культур до высоты основной застройки, скажем, 100 метров. Если представить себе Землю шаром диаметром 1 метр, то культурный слой в пропорции составит 7,8 мкм. Для сравнения, толщина человеческого волоса 100 мкм. Мы даже не плесень, а налет бактерий, который можно разглядеть только в микроскоп. И тем, кто полагает, что на климат Земли деятельность человеческих бактерий влияет больше, чем Солнце и процессы внутри нашей планеты, следует звонить по указанным выше телефонам. А тем, кто верит, что организаторы антиуглеродной истерии тратят миллиарды долларов ради какого-то климата, звонить бесполезно, уже не поможет.

Для иллюстрации приведем последние примеры «глобального потепления».

Майский снегопад в Чехии (ссылка)


В Колорадо (США) ряд школ был закрыт из-за холодов и снежной погоды.

Сильный майский снегопад обрушился на Португалию


В Венгрии зарегистрирован самый холодный апрель этого столетия.

Forbes даже был вынужден разразиться заголовком «Холодная весна 2021 года в Европе не означает, что изменение климата – фальшивка».

Но вопрос остается: зачем тратятся миллиарды на антиуглеродную истерию под фальшивым лозунгом «глобального потепления»?

В СМИ и соцсетях обсуждаются две версии, причем они совместимы.

Первая, «глобалисты» (или как их там называть) хотят провернуть с климатом такую же аферу, которая была проделана с озоновой дырой. Тогда в 90-е для якобы спасения человечества от «озоновых дыр» были заменены рабочие тела во всех холодильных установках планеты, что «обрильянтило» производителей «безопасных» рабочих тел.

Сотни миллиардов, затраченных на производство и бюджетную поддержку функционирования ветряков и солнечных панелей тоже осели в чьих-то конкретных карманах. А переход всей энергетики планеты с угля и газа на ветер и солнце принесет десятки триллионов.

Вторая версия, «глобалисты» стремятся к деиндустриализации развитых стран для сокращения населения планеты, которой угрожает нехватка ресурсов при росте уровня жизни миллиардов населения Африки, Азии и Латинской Америки. Частично мы уже видим причитания о нехватке меди и лития на «энергопереход».

Версия выглядит абсолютно логичной. Ранее численность населения третьего мира (отчасти и второго, и первого) регулировалась таким механизмами, как голод, эпидемии, войны. Развитие цивилизации во многом устранило эти механизмы плюс дало толчок росту потребления ограниченных ресурсов планеты. Наиболее надежный путь вернуть естественные механизмы регуляции народонаселения и потребления ресурсов к допустимому уровню – устранить возможность первого мира влиять на эти механизмы. Зачем жителю Конго кобальтовая руда для производства батарей, если в Европе и США электроэнергия в сети будет от случая к случаю, когда ветер дует? И разве будет замерзающий и голодающий в Техасе американец (последние цифры – 200 погибших в февральские заморозки) думать о борьбе с эпидемией Эболы в Гвинее?

Сокращающиеся ресурсы планеты Земля – вот о чем идет речь и за что будет следующая война. Она вполне может быть организована под лозунгами «поклонники ветра и солнца против мракобесов нефти и газа». Надо отчетливо осознавать, что все войны, даже «религиозные», всегда имели под собой сугубо меркантильное обоснование. Так, крестовые походы были связаны с необходимостью утилизации оставшихся без наследства вторых, третьих и так далее сыновей тогдашнего рыцарства (был принят закон, что все достается старшему сыну). Если бы не походы, во Франции, Испании, Италии и прилегающих странах начались бы внутренние войны и бандитизм безземельных и безденежных молодых владельцев оружия.

Многократно гуманнее войны снизить потребление ресурсов за счет уничтожения устойчивого энергоснабжения, за чем неизбежно следует снижение уровня жизни и численности населения. Но вряд ли это получится, поэтому одновременно с ветряками и панелями страны мира готовят к войне. В 2020 году общемировые военные расходы достигли почти $2 трлн, превысив показатели 2019 года на 2,6%.

Мировые военные расходы (ссылка)


Доля возобновляемой энергии в общем производстве энергии стран EU-28 (ссылка)



Особенно занятно, что мировые расходы на оборону стали расти почти одновременно с ростом доли ВИЭ в объеме производства энергии.

© 2018-2020 Все права защищены.