Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Дорогостоящий провал зеленого эксперимента Европы

Дорогостоящий провал зеленого эксперимента Европы
22.08.2022

Джон Констебль (John Constable) в докладе «Зеленый эксперимент Европы: дорогостоящая ошибка однобокой климатической политики» (Europe's Green Experiment: A Costly Failure in Unilateral Climate Policy) проанализировал многолетнее движение Европы по зеленому пути и сделал вывод: «ЕС теперь должен иметь дело… с ущербом, накопленным за два десятилетия, и вытекающим из этого ослаблением по сравнению с конкурентами. Остановить спад будет трудно; полное восстановление ситуации может оказаться невозможным».

Автор пытается объяснить провальную климатическую и энергетическую политику европейских властей либо ложными идеологическими конструкциями (Джон сравнивает ее с подчиняющейся коммунистической идеологии политикой СССР, приведшей к его крушению), либо психологией: «Правительства упорствуют в своей глупости не только потому, что они ответственны за собственные неудачи, чтобы привлечь к ним внимание, но иногда потому, что настойчивость является наиболее эффективным средством, с помощью которого можно скрыть неудачу. Нет никого более слепого, чем тот, кто не хочет видеть».

По нашему мнению, психологией можно объяснить действия одного человека, но не правительства в целом, в решениях которого участвует огромное число чиновников и экспертов. Объяснение с помощью «идеологии» менее натянуто, то тогда надо пояснить, откуда эта «идеология» взялась. Здесь широкое поле для конспирологических теорий, но это другая темы, мы говорим о результатах.

ЕС с гордостью сообщает, что выбросы в секторах, охваченных схемой торговли выбросами (ETS), введенной в 2005 году, сократились на 43% с момента ее введения. А общие выбросы в ЕС в 2020 году примерно на 31% ниже уровня 1990 года, что превышает ранее заданные целевые показатели.


Отчетность о доходах, полученных в рамках ETS, была введена только в 2013 году. Еврокомиссия сообщила, что в период с 2013 по 2021 год было приблизительно получено 78 млрд евро, и эта сумма увеличивается примерно на 17 млрд евро в год. Хотя директива Еврокомиссии призывает тратить не менее 50% этих средств на сокращение выбросов, на самом деле, государства-члены системы торговли основную часть тратят на свои собственные нужды. Фактически, ETS превратилась в дополнительный налог на европейские предприятия, снижающий их конкурентоспособность.

Цена выбросов катастрофически растет в последние годы.


Джон Констебль отмечает, что было бы логичным, чтобы власти ЕС ограничились только платой за выбросы. Но они еще ввели значительные субсидии на ВИЭ, что исказило ценовые сигналы агентам рынка.

Субсидии на ВИЭ в ЕС-27 в настоящее время составляют 69 млрд евро в год. При этом субсидии получает и ископаемое топливо, что в значительной степени объясняется ценовой поддержкой комбинированной теплоэнергетики, работающей на ископаемом топливе, которая составила 8,6 млрд евро в 2008 году и к 2018 году сократилась только до 5,4 млрд евро.


Общие расходы на субсидии ВИЭ с 2008 по конец 2021 года автор оценивает в 770 млрд евро (!).

Если к субсидиям ЕС-27 добавить субсидии в Японии, Великобритании, США и Китае, суммарная цифра вырастет до 893 млрд евро. Вот такая «бесплатная» энергия ветра и солнца.


Европа – абсолютный лидер по дотациям и, соответственно, абсолютный лидер по цене электроэнергии.


Дотации не возникают из воздуха. При близкой оптовой (wholesale) цене электроэнергии в ЕС27 и G20 оптовые цены для промышленности в ЕС примерно на 40% выше, а цены для потребителей − почти в 2 раза. Изымая за счет налогов на электроэнергию деньги с потребителей и промышленности, ЕС одной рукой финансирует зеленую энергетику, а другой выплачивает дотации на энергоресурсы промышленности и населению. При этом, естественно, возникают огромные ценовые искажения, посылающие неверные рыночные сигналы, а высокие цены потребителей возвращаются в экономику необходимостью платить высокую заработную плату и социальные пособия. Получается классическая схема с положительной обратной связью: выше налоги – больше дотации − нужные еще более высокие налоги. Правда, в некоторых странах ЕС сейчас снижены налоги на розничные продажи электроэнергии, но не поздно ли?, рассуждают эксперты.

«Политика впереди экономики» − этого принципа ЕС придерживается также при формировании цен на газ и моторное топливо.



В результате маржа большинства производственных сегментов в Европе 5-10%, и бизнес убегает в США и Азию.

Для иллюстрации − график краха производства солнечных панелей в Европе и США: почти все производство ушло в Азию, прежде всего, в Китай.


С Китаем у ЕС значительный дефицит внешней торговли.


По некоторым оценкам, Европа еще получает из Китая товары лишь потому, что его экономика во многом опирается на европейские технологии.

Рост установленной мощности ВИЭ в Европе особенно заметен с 2010 года, вырос и объем генерации за счет ВИЭ.



Выросла также и общая мощность энергосистемы ЕС, с 1990 года чуть менее чем в 2 раза.


Однако финансирование ВИЭ в ущерб диспетчеризуемой энергетике привело к закономерному парадоксальному результату − установленная мощность генерации растет, а выработка электроэнергии за счет всех видов генерации стагнирует и сокращается.


Джон Констебль: «Общество, в котором потребление электроэнергии падает, почти наверняка регрессирует, что подразумевает снижение уровня жизни и рост системной нестабильности».

По оценке Джона, в ЕС наблюдается значительное падение загрузки генерации. В 1990 году парк мощностью 531 ГВт вырабатывал 2594 ТВтч, что означает коэффициент загрузки 56%, в то время как в 2020 году мощность в 957 ГВт вырабатывала 3065 ТВтч при коэффициенте загрузки всего 37%.


При таком КИУМ не приходится удивляться катастрофе в европейской энергетике.

Увеличение доли нестабильной генерации за счет ВИЭ привело к росту платы «за мощность» − за сам факт поддержки в рабочем состоянии газовой и угольной генерации. В Великобритании, например, эта плата «за мощность» обошлась потребителям в 900 млн фунтов стерлингов в 2021-22 годах, и ожидается, что эта цифра вырастет до 1,5 млрд фунтов стерлингов в год к 2025 году. К этой сумме надо добавить завышенную плату топливной генерации за экстренную поставку энергии («за балансировку сети»). В начале 2000-х годов ежегодные расходы на балансировку составляли менее 500 млн фунтов стерлингов, а с апреля 2021 по 2022 год, составили 2,2 млрд фунтов стерлингов. Соответственно, если в октябре 2021 года средний годовой счет британских потребителей на электроэнергию составлял порядка 1400 фунтов стерлингов, то уже в этом году он может достигнуть 3358 фунтов. Таким образом, за год цены увеличились в 2,4 раза. Харизматичному премьеру Борису Джонсону пришлось объявить об отставке.

Согласно директивам ЕС 2001 года о крупных установках для сжигания топлива (LCPD) и о промышленных выбросах 2016 года (IED) крупные электростанции обязаны установить дорогостоящее оборудования для улавливания парниковых и вредных газов и пыли, что захотелось сделать далеко не всем. Началось резкое падение мощностей генерации на угле и газе: с 450 ГВт в 2012 году до примерно 375 ГВт в 2020 году.


Особенно заметно на график падение в Великобритании, и как результат: правительство страны разработало планы, которые включают организованные отключения электроэнергии зимой 2022 года как для промышленности, так и для домашних хозяйств.

Джон Констебль приводит сравнение «социальной цены углерода» и расходов на «устранение загрязнения окружающей среды» (abatement). «Социальная цена углерода» − некая эфемерная цифра («оценки социальной стоимости углерода сложны и подвержены глубоким неопределенностям»), определяемая климатическими брахманами в диапазоне 11-150 $/tCO2e. Джон показал, что расходы на борьбу с загрязнениями в несколько раз выше, чем «социальный ущерб» от загрязнений даже при его высокой оценке в $100.


Одно из зеленых направлений деятельности Еврокомиссии − энергосбережение, на которое расходуется более 14 млрд евро в год. Комиссия считает, что повышение энергоэффективности обеспечит энергосбережение и сократит потребление. По оценке Комиссии, "Европа продолжает тратить 20% своей энергии впустую из-за неэффективности». Однако еще в 1865 году У.С. Джевонс показал, что эффективность и экономия − совершенно разные понятия. Истина в обратном: новые способы экономии продукта, как правило, приводят к увеличению его потребления. В общем, это очевидно: сокращение, например, расхода электроэнергии на выпуск единицы товара приводит к снижению его цены и, соответственно, росту спроса на него.

Заключение

В ЕС реально нет никаких проблем с энергетикой. Доказанные запасы угля составляют 800 млрд тонн (60% - каменный уголь, 40% − бурый). Ресурсы сланцевого газа, по оценке Немецкого Федерального института геонаук и природных ресурсов, составляют около 14 трлн кубических метров (при потреблении 400 млрд кубометров этого хватит на 35 лет).

ЕС мог решить все свои проблемы за счет АЭС. Производство электроэнергии на счет ВИЭ ЕС в 2020 году составило 919 млрд кВтч, что соответствует при стопроцентной загрузке мощности в 104 ГВт. При стоимости строительства мегаватта мощности АЭС в 5 тыс. долларов на дотации в 770 млрд евро можно было бы построить 154 ГВт мощности атомной генерации, что решило бы все энергетические проблемы ЕС на 60 лет (доказанный срок службы АЭС).

Но Еврокомиссию волнуют другие проблемы: «предлагается запретить использование первичных лесов, торфяников и водно-болотных угодий в качестве источников биомассы. После 2026 года не будет поддержки использования лесной биомассы для производства электроэнергии», то есть запретят переводить в пеллеты даже санитарные рубки.

Принцип «идеология наперед экономики» уже погубил СССР и другие страны социализма. Неудивительно, что начались поиски «врагов». Независимые аналитики пишут: «После начала войны и вторжения России на Украину стало ясно, что массовое навязывание «зеленого/чистого нулевого мышления» на Западе является успешным результатом давней операции пятой колонны, поддерживаемой Россией и, вероятно, Китаем в течение последних нескольких лет». Однако проникновение такой точки зрения в массовой западные СМИ пока наглухо перекрыто, правительства Европы не хотят признавать себя агентами Кремля.


© 2018-2022 Все права защищены.