Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Доверяй, но проверяй

Доверяй, но проверяй
16.07.2021

После недавнего инцидента с поступлением в систему магистральных нефтепроводов «Дружба» нефти с повышенным содержанием хлорорганических соединений (ХОС) вновь активизировалась дискуссия о введении в России операционного контроля качества нефти. Эти обсуждения уже велись после «хлорного скандала» 2019 года, однако закончились безрезультатно. О том, как новая система поможет избежать повторения подобных историй и о перспективах ее внедрения в российских условиях – в материале Института развития технологий ТЭК.

«Транснефть» планирует вновь обратиться в правительство по вопросу установления дополнительного трехуровневого контроля качества нефти при сдаче в трубопроводную систему, – заявил официальный представитель компании Игорь Демин. Необходимость подобной меры стала очевидна после того, как в июне АО «Самаранефтегаз», входящее в группу «Роснефти», поставило для транспортировки в систему «Дружба» нефть с превышением содержания ХОС (до 94 ppm при разрешенных 6 ppm). Идентифицировать поставщика удалось без проблем – НПС «Муханово», где обнаружили некондиционное сырье, обслуживает только «Самаранефтегаз».

«Предполагаемый объем с превышением содержания массовой доли органических хлоридов во фракции из-за сданной некондиционной нефти, поступившей в резервуарные парки и магистральные нефтепроводы ПАО «Транснефть», составляет 350 тыс. т», – сообщила тогда пресс-служба компании. По словам Демина, сейчас идут работы по нормализации этого сырья, то есть его разбавления качественной нефтью с целью довести концентрацию ХОС до нормы. После этого нефть обычным порядком направляется потребителям.

Впервые о необходимости введения дополнительной линии контроля на пути некачественной нефти в трубу «Транснефть» заговорила в 2019 году, когда «заражены» ХОС оказались около 5 млн т сырья. Обнаружить виновного тогда так и не удалось и выплату компенсаций пришлось взять на себя трубопроводной монополии. Для этих целей компания зарезервировала сперва 23 млрд рублей, затем эта сумма выросла до 26 млрд рублей. Собственно, это и было главным доводом, почему «Транснефть» считает необходимым передать ей операционный контроль качества нефти – раз уж компания отвечает своими деньгами за поставки некондиционного сырья, у нее должна быть возможность предотвращать такие поставки.

Итак, что такое оперконтроль и какой эффект он может принести. Согласно определению, это совокупность мероприятий по обеспечению контроля параметров и показателей качества нефти во время выполнения технологических операций на всех этапах – от ее подготовки и сдачи на приемо-сдаточном пункте (ПСП) до транспортировки потребителям по магистральным нефтепроводам. Таким образом, дополнительный контроль предлагается осуществлять в трех точках: на пунктах подготовки нефти, на ПСП и после ПСП. Фактически «Транснефть» хочет взять на себя функции контроля формирования потоков нефти.

После инцидента 2019 года компания уже ужесточила контроль на тех участках, где это было возможным. Например, проверка содержания ХОС, ранее проводившаяся раз в 10 дней, была переведена в ежедневный режим. Именно это, судя по всему, позволило в июне оперативно отследить попадания некондиционного сырья и оперативно локализовать его.

В то же время допуск специалистов «Транснефти» на ПСП сторонних грузоотправителей в настоящий момент ограничен. Многие такие пункты имеют систему сливных эстакад с системой емкостей, предназначенных для приема нефти с промысловых трубопроводов, с автомобильного и иных видов транспорта. «Последнее позволяет недобросовестным грузоотправителям отправлять не только товарную нефть, но и тяжелые остатки ее переработки, а также иные химические продукты и реагенты. Деятельность таких ПСП непрозрачна и создает почву для проведения техопераций криминогенного характера», – уверены к компании.

При этом, как подсчитали эксперты, которых в 2019 году привлекли «Транснефть» и Минэнерго, для загрязнения миллионов тонн нефти было достаточно всего 200-300 т хлорсодержащего вещества. Такое количество даже сейчас может легко попасть в систему в межконтрольный период и таким образом миновать действующие предохранительные линии.

Свои предложения по организации операционного контроля «Транснефть» направила в правительство в октябре 2019 года. В числе прочего компания предлагала передать под ее контроль уже упоминавшиеся ПСП сторонних грузоотправителей. Однако эта инициатива была в штыки воспринята нефтяниками. Возглавила оппозицию «Роснефть», которая обвинила трубопроводную компанию в стремлении монополизировать процесс контроля качества нефти (как будто в этом есть что-то плохое – ИРТТЭК). В качестве альтернативы госкомпания предложила возложить функцию контроля качества нефти на независимых инспекторов-сюрвейеров.

На тот момент дело закончилось ничьей. Рассмотрев предложения «Транснефти», вице-премьер Александр Новак дал профильным ведомствам поручение «проработать вопрос» об операционном контроле принадлежащих отправителям ПСП. Однако никаких документов по результатам этого поручения так и не появилось. С другой стороны, вопрос о независимом контроле качества, который продвигала «Роснефть», также не обсуждается.

Июньский инцидент с повторным загрязнением ХОС поступающей нефти снова вывел эту проблему на авансцену. Очевидно, что действующая система контроля качества производителями неэффективна и нуждается в реформировании. В то же время, насколько известно, позиция нефтяных компаний остается прежней. Например, «Роснефть» даже после публикации актов экспертизы, проведенной независимой лабораторией и подтвердившей повышенное содержание хлорорганики в пробах с «Муханово» продолжала отрицать свою причастность и призывать к «тщательному расследованию». Лоббистские возможности двух компаний сравнимы, поэтому однозначно предсказать исход нового раунда невозможно.
© 2018-2020 Все права защищены.