Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Энергопереход в неизвестность

Энергопереход в неизвестность
17.05.2021

Перспектива быстрого увеличения спроса на критически важные полезные ископаемые ставит перед мировой экономикой вопросы доступности и надежности поставок, говорится в опубликованном в субботу отчете Международного энергетического агентства (МЭА). По расчетам аналитиков агентства, для производства одного электромобиля требуется в шесть раз больше минеральных ресурсов, чем для производства традиционного автомобиля с ДВС. Строительство ветряной электростанции требует уже в девять раз больше ресурсов, чем газовой. «С 2010 года среднее количество минеральных ресурсов, необходимых для строительства   единицы генерирующей мощности, увеличилась на 50%, так как выросла доля возобновляемых источников энергии», – отмечается в отчете.

Амбиции и амуниция

Существующие в настоящий момент инвестиционные планы в горнодобыващем секторе в основном составлены с опорой на так называемый сценарий STEPS (Stated Policies Scenario), при котором страны следуют уже заявленным политикам в области энергетики.

Сегодня этот сценарий считается устаревшим и не соответствующим целям борьбы с глобальным потеплением. На повестке дня – варианты SDS (сценарий устйчивого развития) и еще более амбициозный NZE2050, предполагающий переход к нулевому нетто-выбросу парниковых газов в 2050 году. Именно последний вариант взят за основу планов достижения углеродной нейтральности, которые декларируют правительства стран Евросоюза и президент США Джо Байден.

По оценке аналитиков МЭА, реализация сценария SDS повлечет за собой четырехкратное увеличение потребности в минеральных ресурсах к 2040 году. Для достижения целей NZE2050 потребуется увеличить производство «материалов энергоперехода» в шесть раз. Больше всего вырастет потребность в сырье для производства аккумуляторов, меди, редкоземельных элементах.

Готовы ли производители ответить на этот спрос пропорциональным увеличением производительности? Скорее нет, опасаются в МЭА. Самый большой источник потенциальной нестабильности – неуверенность инвесторов в неизменности объявленной климатической политики. Сейчас планы по декарбонизации глобальной экономики в основном представлены в виде деклараций. Этого достаточно для политиков, но недостаточно для бизнесменов, рискующих своими деньгами. Между тем, как указывается в отчете МЭА, в горнодобывающей отрасли от старта проекта до начала производства проходит в среднем 16 лет. Чем дольше откладывается принятия инвестиционного решения, тем больше вероятность, что в какой-то момент возникнет разрыв между растущим спросом и падающим предложением.

Также в отчете перечислены другие риски, которые влечет за собой политика форсированного энергоперехода. Это, в частности, высокая географическая концентрация производства ключевых ресурсов. Если в области традиционных энергоресурсов ни одна страна не контролирует больше 10-15% рынка, то, например, 60% мировой добычи редкоземельных элементов сосредоточено в Китае, а 70% кобальта добывается в Конго.

Еще выше уровень концентрации операций по переработке, где безоговорочное лидерство принадлежит тому же Китаю. Китайские производители контролируют 35% переработки никеля, 50-70% лития и кобальта, почти 90% редкоземельных металлов. «Высокий уровень концентрации, усугубленный сложностью цепочек поставки, увеличивает риски, которые могут возникнуть из-за физического сбоя, торговых ограничений или других событий в странах-производителях», – опасаются в МЭА.

Также в числе возможных опасностей – снижение качества сырья, которое влечет за собой увеличение расходов и энергозатрат на его переработку, экологический вред от разработки рудных месторождений, уязвимость производства ряда ресурсов перед природными рисками, такими, как нехватка воды.

Что делать?

В отчете МЭА содержится ряд конкретных рекомендаций, выполнение которых позволит снизить перечисленные риски. Прежде всего задуматься следует политикам. От них ждут ясных сигналов о том, что «новая энергетическая политика» – это всерьез и надолго. Декларациями отделаться не удастся – потребуется четкая стратегия с указанием, что и в какие сроки будет делаться.

Чтобы нивелировать последствия концентрации ресурсов, следует развивать переработку отходов, одновременно принимая меры для обеспечения устойчивости поставок и диверсификации источников сырья. Для этого МЭА предлагает развивать кооперацию между потребителями и производителями минеральных ресурсов. Координацию этой деятельности организация предлагает взять на себя.

Предложение заманчивое, однако вряд ли производители сырья воспримут его с энтузиазмом. Международное энергетическое агентство создавалось и действует как клуб потребителей в противовес ОПЕК, которая объединяет нефтедобывающие страны. Сложно представить, что тот же Китай откажется от возможности контролировать целые отрасли глобальной экономики через поставки ключевых ресурсов.

© 2018-2020 Все права защищены.