Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Фатих Бироль отверг обвинения ВИЭ в энергетическом кризисе

Фатих Бироль отверг обвинения ВИЭ в энергетическом кризисе
30.09.2022
«Когда люди ошибочно обвиняют чистую энергетику и климатическую политику в сегодняшнем энергетическом кризисе, они, намеренно или нет, отвлекают внимание от настоящих виновников — газового кризиса и России», — написал глава МЭА Фатих Бироль в статье «Три мифа о мировом энергетическом кризисе» (Three myths about the global energy crisis), опубликованной в Financial Times (статья также опубликована в Linkedin).

Резкий тон и статус публикации показывают напряженную ситуацию с объяснением обществу западных стран причин энергетического кризиса со стороны официальных властей. Приводим резюме статьи в версии самой МЭА. 

— Первое заблуждение заключается в том, что Россия выигрывает энергетическую битву. Россия, возможно, выиграла от скачков цен на нефть и газ, вызванных ее вторжением в Украину, но любая краткосрочная выгода от роста экспортных доходов с лихвой компенсируется долгосрочной потерей как доверия, так и рынков. Москва оттолкнула Европейский Союз, своего крупнейшего клиента, и санкции в отношении ее нефтегазового сектора нанесут ущерб ее будущей способности эксплуатировать свои ресурсы, сократив доступ к жизненно важным технологиям.

Вторая ошибочная идея заключается в том, что глобальный энергетический кризис — это кризис чистой энергии. Доктор Бирол говорит, что лица, определяющие энергетическую политику, не жалуются ему на то, что они слишком полагаются на чистую энергию. Напротив, они сожалеют, что не продвинулись быстрее в области солнечной, ветровой и энергетической эффективности. По его словам, когда люди ошибочно обвиняют чистую энергетику и климатическую политику в сегодняшнем глобальном энергетическом кризисе, они, намеренно или нет, отвлекают внимание от реальных виновников — перебоев с поставками газа и России.

Третья ложная версия заключается в том, что нынешний энергетический кризис сведет на нет усилия по борьбе с изменением климата. Но сегодняшний кризис является напоминанием о неустойчивости нашей зависимости от ископаемого топлива и может стать ключевым поворотным моментом для ускорения перехода к более чистой, доступной и безопасной энергетической системе. Закон о снижении инфляции в Соединенных Штатах, пакет мер по восстановлению энергоснабжения в Европе и действия других крупных экономик являются наглядным свидетельством набирающего обороты движения за чистую энергетику.

Впереди нас ждут непростые задачи, особенно в предстоящую зиму. Но после зимы наступает весна, пишет доктор Бироль. Нефтяные потрясения 1970–х годов стимулировали жизненно важный прогресс в области энергоэффективности, ядерной энергетики, солнечной и ветровой — и нет никаких причин, по которым сегодняшний энергетический кризис не может привести к еще большим позитивным изменениям.

По нашему мнению, основная причина выступления Бироля — все громче звучащие обвинения против политики «чистой энергии» как причины энергетического кризиса. Причем эти обвинения из маргинальных и околонаучных источников уже перекочевали в солидные издания. Автор The Wall Street Journal в статье 8 сентября «Европа платит и платит за чистый ноль» (Europe Pays and Pays for Net Zero) пишет: «Контуры европейского кризиса к настоящему времени хорошо известны. Правительства по всему континенту на протяжении десятилетий разрабатывали все более агрессивные планы по сокращению выбросов углекислого газа во имя прекращения изменения климата. <…> В результате Европа стала еще более зависимой от ветра и солнечной энергии, которые слишком ненадежны для питания развитых индустриальных экономик. <…> Политика Демократической партии движется в том же направлении. Если вы считаете, что субсидии на возобновляемые источники энергии, предусмотренные Законом о снижении инфляции, возмутительны, подождите, пока не увидите, когда эти возобновляемые источники энергии не смогут удовлетворить потребности Америки в электроэнергии». От публикации такого солидного издания невозможно отмахнуться просто так. 

Хотя Бироль повторяет обвинения в адрес России как главного виновника кризиса, факты упрямо доказывают: главный виновник кризиса — это внедрение ВИЭ без адекватных расчетов и оценки последствий, а исключительно ради выдуманной (с пока неизвестными целями) политики «чистого нуля». Вот график цены электроэнергии в одном из «передовиков» внедрения ВИЭ — Австралии — в сопоставлении с ростом долей прерывистых (intermittent) источников электроэнергии.


Источник: https://stopthesethings.com/2022/09/17/power-consumers-become-victims-of-suicidal-subsidised-wind-solar-push/

Видно, что резкий рост стоимости электроэнергии начался с 2005 года, сразу же после начала массового строительства ветряков и солнечных панелей. График показывает данные до 2017 года, то есть когда о «вине России» и речи не было. Да в отношении энергетики Австралии вины России и быть не может, так как Россия никаких энергоносителей в Австралию не поставляет. 

С 2017 года стоимость электроэнергии в Австралии выросла еще в три раза.


Источник: https://stopthesethings.com/2022/08/23/industrial-degeneration-crippling-cost-of-subsidised-wind-solar-destroying-our-economic-future/

У роста стоимости электроэнергии при увеличении доли ВИЭ несколько причин. Наиболее очевидная и легко просчитываемая — компенсация прерывистости. Когда стихает ветер и солнце закрывают облака, оператору сети приходится платить любые деньги поставщикам, лишь бы не отключать электроэнергию, что обходится во много раз дороже. Например, в австралийской провинции Квинсленд 5 июля текущего года в критической ситуации оператор сети платил поставщику 65,821 тыс. $/МВт-ч.

Вот графики генерации крупнейшей в мире морской ветряной электростанции в 55 милях от побережья Йоркшира. Генерация показывает постоянные скачки от максимума до нуля, и половину времени станция выдает мощность вполовину меньше максимальной. 

Таким образом, при падении ветра надо либо отключать потребителей, либо запускать резервные мощности на газе/мазуте, что очень дорого и ненадежно. 

Отключить можно деревню, швейную фабрику, а вот для Лондона и подобных мегаполисов отключение электроэнергии приводит к катастрофе. В общем случае стоит отметить, что рынок кончается там, где сделка может не совершиться без каких-либо последствий для обеих сторон — на уровне деревенского рынка. Уже на уровне ресторана, куда клиент вроде бы может не пойти, его столик и его заказ уже оплачены платежами по всей системе доставки продуктов, работы персонала и расходам на энергоресурсы и аренду помещения. Отсутствие одного клиента система переживет, а отсутствие тысячи — банкротство по цепочке.

Странен не факт наступившего энергетического кризиса, а то, что он наступил только сейчас: свободный рынок энергоснабжения и функционирование индустриального общества несовместимы. И если эта система все-таки работает, то вследствие такого жесточайшего регулирования со стороны властей, что от «рынка» в ней остается одно название. Показательно, что президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен предложила «привлечь» около $140 млрд за счет непредвиденных налогов на негазовых производителей электроэнергии и нефтяного газа, а также угольные компании за их «необычайно рекордные прибыли, полученные от войны и за счет потребителей». Платить разные налоги за производство одного и того же товара? — back to the USSR. Германия во избежание краха системы энергоснабжения национализировала крупнейшую энергетическую компанию страны Uniper, Великобритания планирует ограничить стоимость электроэнергии для потребителей за счет госбюджета.

Реальная стоимость электроэнергии от ВИЭ за весь срок службы пока остается предметом экономических манипуляций вследствие скачков цен на электроэнергию и систему субсидий. Блумберг доказывает дешевизну ВИЭ по сравнению с ископаемой генерацией, другие авторы, что, наоборот, — энергия ВИЭ дороже всех и что вообще ископаемое топливо самое зеленое.

Достоверно известно только то, что производители турбин терпят убытки. По данным Wood Mackenzie, западные производители оригинального оборудования (OEM) зафиксировали убытки на сумму более 3,4 млрд евро за последние два года, в том числе почти 1,5 млрд евро только в первом квартале 2022 года. 


К тому же начинают проявляться неприятные последствия критически опасных инженерных решений ВИЭ. 

Недавно Amazon отключила все крышные солнечные панели, так как с апреля 2020 года по июнь 2021 года солнечные панели в центрах выполнения заказов Amazon загорались или подвергались электрическим взрывам не менее шести раз. «Количество опасных инцидентов неприемлемо и превышает средние показатели по отрасли», — написал сотрудник Amazon во внутреннем отчете, опубликованном CNBC.

Гондолы ветряных турбин имеют неприятное свойство загораться из-за чрезмерных и нестабильных нагрузок на редуктор и электрическую систему от меняющегося ветра. В среднем ежегодно сообщается о 11,7 пожарах турбин, но, по оценкам исследователей, фактическое число в десять раз больше — около 117 отдельных пожаров каждый год. В год будет сгорать одна турбина на 2000. Причем потушить гондолу на такой высоте невозможно — пожарные эвакуируют людей поблизости и ждут, когда она догорит.

Фатих Бироль, однако, прав в том, что правительства западных стран не собираются отказываться от ВИЭ. Наоборот, принимаются новые грандиозные проекты. Девять европейских стран в рамках Энергетического сотрудничества Северных морей (NSEC) объявили в середине сентября о своей цели достичь к 2050 году не менее 260 ГВт оффшорной ветровой энергии. 

Вряд ли этим планам суждено сбыться. В июле отрицательное сальдо торгового баланса Евросоюза составило рекордные 34 млрд евро, а с начала года (январь-июль) отрицательное сальдо составило 168,5 млрд евро. 


Пока еще Европа и США могут печатать необеспеченные деньги, чтобы строить ветряки, которые по сравнению с углеводородной генерацией требуют в среднем 10-кратного количества материалов на производимый киловатт-час. Но долго ли Запад сможет оплачивать такое расточительство?

© 2018-2022 Все права защищены.