Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Китай тормозит ВИЭ. Индия требует денег

Китай тормозит ВИЭ. Индия требует денег
19.08.2021

Выступая в сентябре прошлого года на 75-й Генассамблее ООН, президент Китая Си Цзиньпин заявил, что Китай примет более решительную политику, чтобы обеспечить пик выбросов углекислого газа до 2030 года, а углеродную нейтральность – до 2060 года. Однако не прошло и года, как эйфории от присоединения Китая к углеродобесной истерии, похоже, приходит конец.

Пекин призвал положить конец агрессивным действиям провинциальных властей, которые с энтузиазмом бросились выполнять указания председателя Си о сокращении выбросов. Местные руководители обвиняются центральной властью в нереалистичных проектах, принятых до опубликования национального плана действий по климатическим целям.

Китайские провинции поспешили наметить свои собственные инициативы по сокращению выбросов углерода, которые Политбюро охарактеризовало как «беспорядочные». Некоторые дошли до крайностей, запустив кампании по достижению углеродного нуля раньше 2060 года.

Раздражение Пекина вполне обосновано, на местах в усилиях по сокращению выбросов применили подход, названный Политбюро «разрушение перед строительством», то есть сносили угольные электростанции до того, как электростанции, работающие на возобновляемых источниках энергии, смогут заменить выбывающие мощности. В результате в некоторых регионах возникли перебои в энергоснабжении.

Формально Политбюро подчеркнуло необходимость разработки плана действий по достижению пика выбросов углерода к 2030 году. В Китае даже создана рабочая группа, которая работает над графиком и дорожной картой перехода к нулевым выбросам углерода. Но когда эта группа выработает свою дорожную карту и выработает ли вообще, никому неизвестно.

Пока же Китай полагается в энергоснабжении на газ и уголь. Вот график роста производства электроэнергии за первые два квартала 2021 по сравнению с первыми двумя кварталами 2020 года.


Производство электроэнергии выросло на 466,5 ТВтч, из которых рост на 368,6 ТВтч (79%) обеспечен углем, газом и биомассой (дровами).

Еще более показательными являются цифры по новым ветровым и солнечным мощностям.


Удивительный спад роста ветра и солнца в первом полугодии нынешнего года объясняется просто – сократилась финансовая поддержка ВИЭ. А взлет ввода мощностей в четвертом квартале прошлого года – стремлением успеть получить дотации.

Самое интересное в статистике китайской энергетики – особенные цифры рентабельности инвестиций в ВИЭ. Вот данные по завершенным инвестициям в первом полугодии текущего года в генерацию энергии и введенные мощности генерации.


Справка: RMB – это юань (международное обозначение юаня CNY). Но для китайцей любая валюта называется «юань» (евро – «европейский юань», доллар – «американский юань», рубль – «российский юань»). В переводе с китайского языка «юань» расшифровывается как «круглый». Поэтому китайцы используют слово «женьминьби» (RMB), когда подразумевают собственную валюту.

Из таблицы видно, что в термическую генерацию вложили 20,2 млн юаней, а ветровую – 82,6 млн. На выходе получили 17,5 МВт термической генерации и только 10,840 МВт ветровой. Разница по эффективности вложений в шесть с половиной раз в пользу термической. При всей условности оценки результат однозначен. Китай – богатая страна, но не настолько, чтобы натурально выбрасывать деньги на ветер.

Для полноты картины добавим пару слов об Индии. На встрече министров стран G20 по вопросам защиты окружающей среды, климату и энергетике на встрече в Неаполе (Италия) 22-23 июля представитель Индии предложил прежде всего снизить выбросы на душу населения до среднемирового уровня развитым странам, поскольку они уже «израсходовали большую часть «углеродного пространства», доступного для нужд развития, из-за их огромных выбросов в прошлом». Ранее в этом месяце министр окружающей среды Рамешвар Прасад Гупта в интервью заявил: «У нас есть свои собственные императивы развития. Если вы хотите, чтобы я не выделял углерод, тогда обеспечьте финансирование. Мы не против нулевых выбросов. Но без окончательного наличия адекватного климатического финансирования мы не можем взять на себя обязательства по этой части». Логично, если вам нужно, чтобы мы сокращали выбросы, – платите.

Китай, Индия и ещё 85 стран не представили планы декарбонизации к предстоящей в ноябре глобальной конференции ООН по климату СОР26. Планам глобалистов по уничтожению ископаемого топлива в Глазго в ноябре, похоже, будет нанесен серьезный удар. У Китая, Индии и множества других стран просто нет возможности снизить свою зависимость от ископаемого топлива в ближайшее время.

Забавно, что нет этих возможностей и у развитых стран – потребление природного газа в Германии в первом полугодии выросло на 15,6% г/г, достигнув 30,6% в общем энергобалансе. На втором месте в энергетическом балансе» — нефть и нефтепродукты с долей в 28,6%, на третьем – ВИЭ (16,8%). Затем следуют бурый (8,4%) и каменный уголь (8,2%), а также атомная энергия (6%). То есть в насквозь зеленой Германии после десятилетий ускоренного строительства ВЭС и СЭС ВИЭ дают только одну седьмую часть энергоснабжения. Закон об энергопереходе (Energiewende) был принят в Германии в 2000 году. Сейчас 2021 год. То есть существующими темпами Германия станет углероднейтральной – через 140 лет. Нефтяники и газовики спят спокойно.

© 2018-2020 Все права защищены.