Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Китай в ловушке СО2

Китай в ловушке СО2
12.10.2021

22 сентября 2020 года лидер Китая Си Цзиньпин во время выступления на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций заявил, что Китай стремится достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Си также сказал, что выбросы парниковых газов в Китае достигнут пика до 2030 года. Эти две цели в Китае называют целевыми показателями «30-60», для региональных руководителей и бизнеса и они стали необсуждаемым приказом партии.

Потеря надежности энергоснабжения – основной гарантированный результат увлечения ВИЭ и борьбой с выбросами парниковых газов. Результат надежно подтвержден опытом США, Австралии, Великобритании, Франции, Германии. Побочные последствия – рост стоимости электроэнергии для бизнеса и населения, деградация генерирующих мощностей на ископаемом топливе, недовольство жителей шумом ветряных турбин и изуродованным пейзажем, гибель птиц.

Лидерами в борьбе с СО2 стали три основные национальные нефтяные компании (ННК) Китая – Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), Китайская нефтехимическая корпорация (Sinopec Group) и Китайская национальная оффшорная нефтяная корпорация (CNOOC). Высшие руководители ННК и других основных центральных госпредприятий обычно имеют ранг заместителей министров, назначаются, снимаются с должности и продвигаются по службе Центральным организационным отделом (COD) Коммунистической партии Китая (КПК), поэтому уклониться от выполнения приказа партии они не могут.

Отметим, что основная часть активов трех ННК находится в их флагманских дочерних компаниях: PetroChina, Sinopec Corp. и CNOOC Ltd. соответственно. В СМИ встречаются названия как материнских компаний, так и дочек, для понимания сути процессов их можно не различать.

Борьба с СО2 в Китае началась за десять лет до выступления председателя Си в Нью-Йорке. На период 12-й пятилетки (2011–2015 гг.) китайское правительство провозгласило цель снизить интенсивности выбросов углерода к 2015 году на 17% по сравнению с уровнями 2010 года. В октябре 2011 года Национальная комиссия по развитию и реформам (NDRC) выпустила Документ 2601, который предписывал создание пилотных проектов по торговле квотами на выбросы углерода в семи городах и провинциях. В марте 2014 года NDRC выпустила уведомление, что все компании, которые выбросили 13 000 тонн или более эквивалента углекислого газа в 2010 году или потребили энергии, эквивалентной 5 000 тонн стандартного угля или более, должны сообщать о своих выбросах всех шести основных парниковых газов.

В 2015 году CNPC присоединилась к Инициативе по изменению климата в нефтегазовой отрасли (OGCI, ее членами являются BP, Chevron, Saudi Aramco, Shell и Total, Eni, ExxonMobil, Petrobras).

В 2016 году в годовом отчете CNOOC Ltd. впервые были раскрыты данные о выбросах СО2 в рамках категорий Scope 1 и Scope 2. В 2017 году данные о выбросах появились в отчете Sinopec Corp., а в 2019 году – в отчете PetroChina.

Начались усиленные инвестиции в ННК в ВИЭ.

Еще ранее, в 11-й пятилетний план был заложен обязательный целевой показатель энергоемкости, который потом повторялся в каждой пятилетке. Показатель энергоемкости стал одним из основных факторов нынешних проблем с энергоснабжением. В августе NDRC раскритиковала «энергоемкость» девяти провинций, которые увеличили потребление энергии, а не сократили его. После предупреждения эти девять провинций активизировали свои усилия по экономии электроэнергии, ограничивая потребление предприятий.

У Китая был шанс вернуться к нормальным целям в энергетике. Зимой 2012–2013 гг. над Пекином и другими городами повис смог из выбросов угольных электростанций, случился «аэропокалипсис», люди ходили по улицам в намоченных водой масках. В марте 2014 года тогдашний премьер-министр Ли Кэцян заявил о «решительной войне с загрязнением». Пекин поручил ННК провести дорогостоящую модернизацию нефтеперерабатывающих заводов для производства более чистого топлива, но также увеличить производство природного газа и построить инфраструктуру, необходимую для доставки растущих объемов природного газа потребителям.

Китай сделал очень многое: выросла доля газа в энергобалансе, были закрыты тысячи примитивных угольных котельных, вместо которых построены ТЭЦ с современными системами очистки воздуха. Но разумная цель – сократить количество действительно вредных выбросов в окружающую среду (особенно PM2.5) – была в итоге подчинена бессмысленной борьбе с СО2 под предлогом остановки несуществующего глобального потепления.

В декабре прошлого года на ежегодной Центральной рабочей конференции по экономической работе, на которой лидеры Китая определяют свои экономические приоритеты на следующий год, «выполнение работы по сокращению выбросов углерода и углеродной нейтральности» было определено в качестве одной из восьми основных задач на 2021 год. В этом же месяце Комитет по контролю и управлению государственным имуществом (SASAC) объявил, что участие в мероприятиях по сокращению выбросов углерода и углеродной нейтральности будет «ключевой задачей» для центральных госпредприятий в следующем году.

Крупные госпредприятия Китая радостно побежали впереди паровоза, взяв на себя повышенные обязательства по достижению пика выбросов ранее обещанного председателем Си 2030 года.

 

Обещания крупнейших предприятий Китая по достижению пика выбросов СО2

 

Дата объявления срока

Компания

Год достижения пика выбросов

8 декабря 2020

State Power Investment Corporation

2023

20 декабря 2020

China Energy Investment Corporation

2023

21 января 2021

BaoWu Steel Group

2023

21 января 2021

China Datang Group

2025

28 января 2021

China Huadian Group

2025

12 марта 2021

China Three Gorges Corporation

2023

18 марта 2021

China Resource Power Corporation

2025

25 марта 2021

PetroChina

2025

29 марта 2021

Sinopec Corp.

2025

8 июня 2021

Chinalco

2025

Источник: «Зеленые гиганты? Национальные нефтяные компании Китая готовятся к энергетическому переходу», Center on Global Energy Policy

 

Таким образом, надежностью энергоснабжения было пожертвовано ради бессмысленной борьбы с СО2.

Результат не замедлил сказаться: провинции стали, не рассуждая, останавливать угольные шахты и закрывать угольные электростанции раньше, чем их мощности были заменены газовой генерацией и ВИЭ. В августе, когда начались первые проблемы с энергоснабжением, Политбюро ЦК КПК обвинило провинциальных начальников в «разрушении перед строительством». Пекин объявил о перезапуске более пяти десятков угольных шахт, но было поздно, баланс энергоснабжения был нарушен. Последней соломинкой стал отказ Китая от австралийского угля из-за недружественных заявлений Канберры, при том, что 70 млн тонн импортного австралийского угля немного на фоне 3,84 млрд тонн собственной добычи.

Следование ложным целям всегда приводит к печальным результатам, что в очередной раз показал пример Китая.

P.S. В начале октября МЭА опубликовало 300-страничный доклад An Energy Sector Roadmap to Carbon Neutrality in China («Дорожная карта для достижения углеродной нейтральности в энергетике Китая»). Если верить максиме, что слово – это вид оружия, то американцы сбросили на Китай атомную бомбу.

© 2018-2020 Все права защищены.