Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Кувейт: оптимизировать жизнь после кризиса

Кувейт: оптимизировать жизнь после кризиса
15.04.2021
В конце 2020 года Кувейт оказался на грани серьезного экономического кризиса. Доходы страны от экспорта нефти составляют более половины ВВП эмирата и более 90% доходов госбюджета, поэтому пандемия и падение цен на нефть не могли не отразиться на ее экономике. Какие выводы из этой ситуации постарался сделать Кувейт, читайте в материале Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК).

Кувейт входит в Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и является одним из ведущих мировых производителей и экспортеров сырой нефти. Общие доказанные запасы нефти Кувейта в 2018 году оцениваются в 101,5 млрд баррелей. Это около 7% мировых запасов. При этом почти вся добыча сырой нефти производится на суше.
В последние годы Кувейт активизировал усилия по разведке и разработке и своих нефтегазовых месторождений. По состоянию на конец 2018 года общие доказанные запасы природного газа Кувейта составили 1,7 трлн кубометров.

Добрососедские распри с саудитами

    В январе 2020 года, то есть за пару месяцев до резкого падения цен на нефть, министр финансов Кувейта Мариам Аль-Акель заявила, что безубыточная цена на нефть, необходимая для отсутствия дефицита, составляет $81 за баррель.
Ситуация усложнялась не совсем гладкими отношениями с Саудовской Аравией, с которой у страны есть совместная нейтральная Зона раздела, созданная после подписания 2 декабря 1922 года Укайрского договора с последующим установлением границы между Кувейтом и КСА. В этой зоне страны ведут добычу нефти. Однако, в 2014 году саудиты закрыли производство в этой зоне якобы из-за несоответствия новым стандартам выбросов в атмосферу. Хотя, по некоторым утверждениям, настоящая причина заключалась в том, что Саудовская Аравия хотела показать своему соседу, кто тут главный, поскольку Кувейт на тот момент увеличивал свою конкуренцию с королевством на ключевых азиатских экспортных рынках.

   В конце декабря 2019 года СМИ сообщали, что Кувейт и Саудовская Аравия снова договорились по совместной добыче в нейтральной зоне. Тем не менее, это процесс идет крайне неравномерно, в частности в июне 2020 года была прекращена добыча нефти на совместном месторождении Аль-Хафджи спустя всего несколько месяцев после возобновления.
Учитывая неопределенность в отношении доходов от нейтральной зоны, Кувейт решил сосредоточить свое внимание на проектах, не связанных с Саудовской Аравией. Например, в использовании международного инвестиционного потенциала, который страна накопила в результате включения в 2018 году в эталонные индексы развивающихся рынков FTSE Russell.
Примерно в то же время MSCI – гигант всех таких эталонных индексов – заявил, что может объявить о повышении рейтинга страны до статуса развивающегося рынка в 2019 году, что поставило бы Кувейт на первое место по инвестиционной привлекательности на Ближнем Востоке. Наряду, кстати, с Саудовской Аравией, ОАЭ и Катаром. Кувейт уже радостно потирал руки и собирался считать миллиарды долларов, которые принесли бы ему международные инвесторы.

Ковидный нокдаун, но не нокаут

Однако в начале 2020 года, в первую очередь из-за вспышки пандемии, MSCI приостановила включение Кувейта в новый листинг.

Кризис ударил по Кувейту, а сам Кувейт решил ударить по иностранной рабочей силе, заявив, что больше не будет нанимать экспатов на работу в своем нефтяном секторе, поскольку хочет сократить количество иностранцев в стране. Количество эмигрантов должно сократиться более чем вдвое (до 30% от общей численности), поскольку пандемия коронавируса и падение цен на нефть вызывают содрогание в странах Персидского залива, заявили власти. К слову, иностранцы составляют почти 3,4 миллиона из 4,8 миллиона населения Кувейта. Насколько эта мера оказалась эффективной, пока неизвестно.
Куда более объяснимым стал Национальный экономический план («Проект Кувейт») по увеличению добычи нефти и конденсата до 4 млн баррелей в сутки и диверсификация экономики, которая позволила бы избавиться от зависимости от экспорта углеводородов.

   «Нефтяной сектор не должен быть единственным источником дохода», – заявил бывший министр нефти Кувейта Халед аль-Фадель на парламентской встрече с владельцами малых и средних предприятий. Министр тогда подчеркнул важность участия частного сектора в развитии экономики Кувейта.
Что касается увеличения добычи, как нельзя кстати в самом начале 2021 года Кувейт объявил об открытии двух новых нефтяных месторождений, которые считаются «очень важными» для национальной экономики. По сообщению назначенного в декабре 2020 года министра нефти Кувейта Мохаммада Аль-Фареса, одно из них находится в районе нефтяном месторождении Хума на северо-западе Кувейта. Второе – на месторождении Аль-Кашания на севере страны, где была обнаружена легкая нефть. Министр сказал, что открытия имеют «большое экономическое значение» для страны, добавив, что они были совершены в ранее не исследованных регионах Кувейта.

Автоматизация процесса

   Поскольку нефть является основным природным ресурсом эмирата, 2020 год наглядно показал Кувейту, насколько ему необходимо снизить риск падения нефтяных цен. В связи с этим страна выделила значительный бюджет для финансирования проектов, направленных на оптимизацию затрат и улучшение рабочих процессов.

   В частности, Кувейтская нефтяная компания (KOC, Kuwait Oil Company) объявила, что намерена объявить тендеры на покупку 24 буровых установок в поддержку планов по расширению своих нефтегазовых мощностей.

   Также KOC успешно завершила пилотные проекты по оцифровке нефтяных месторождений, применив самые передовые технологии для удаленного мониторинга и контроля на четырех различных месторождениях в Западном Кувейте, Северном Кувейте, Южном и Восточном Кувейте. Этот крупномасштабный проект известен как Кувейтское интегрированное цифровое месторождение (KwIDF) и включает в себя порядка 1000 месторождений (примерно 50% от числа нефтяных месторождений, принадлежащих KOC).

   Кувейт планирует оцифровать все свои месторождения в течение двух лет. К концу 2021 года Кувейтская нефтяная компания собирается интегрировать KwIDF на 80% своих нефтяных месторождений, за исключением объектов на Большом Бургане. Эта группа месторождений является одной из старейших и второй по величине в мире и содержит 5% разведанных извлекаемых мировых запасов нефти (более 75% доказанных нефтяных запасов Кувейта). По ряду причин оцифровка Бургана крайне осложнена и потребует хорошо спланированной стратегии, передовых технологий и сильного управления проектами.

Диверсификация через оптимизацию

   Как упоминалось выше, Кувейт решил уменьшить свою зависимость от ископаемых видов топлива, что будет способствовать экономической диверсификации. В 2019 году проект Kuwait Energy Outlook (KEO) заложил основу для этого перехода, предоставив первый в истории анализ потребления и производства энергии в стране в масштабах всей экономик.

Был представлен новаторский анализ для прогнозирования и планирования энергетического будущего Кувейта.
Стокгольмский институт окружающей среды (SEI) сыграл решающую роль в этих усилиях, осуществив с Кувейтским институтом научных исследований (KISR) разработку анализа сценариев в системе долгосрочного планирования альтернативных источников энергии. Результатом стал подробный анализ жилищного сектора, транспорта, опреснения воды и производства электроэнергии, а также комплекс идей о том, как Кувейт может перейти к более диверсифицированной энергетической системе на основе ВИЭ.

   SEI разработал систему LEAP (система долгосрочного планирования альтернативных источников энергии) – мощную универсальную программную систему для комплексного энергетического планирования и оценки смягчения последствий изменения климата. В 2020 году LEAP был обновлен и дополнен интегрированным калькулятором преимуществ, позволяющим лучше понять выгоды от сокращения выбросов CO2. Следует отметить, что не только Кувейт, но и десятки других стран используют LEAP для планирования своих климатических обязательств в соответствии с Парижским соглашением.

   Кувейт выбрал LEAP «из-за простоты и эффективности», как сообщил Кувейтский институт научных исследований (KISR). В данный момент идет работа над следующим прогнозом, который запланирован на 2022 год. Тем временем, пример Кувейта в очередной раз показывает, что далеко не всегда кризис и прочие проблемы, в том числе и политические, действуют во вред национальным экономикам, а, наоборот, порой приводят их к эффективным решениям.

Михаил Вакилян, зарубежный корреспондент ИРТТЭК
© 2018-2020 Все права защищены.