Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Лидеры G7 в очередной раз поклялись в верности Парижскому соглашению

Лидеры G7 в очередной раз поклялись в верности Парижскому соглашению
11.07.2022

«Мы подтверждаем нашу непоколебимую приверженность Парижскому соглашению и его более активному осуществлению», – с этой фразы начинается смысловая часть коммюнике лидеров G7 по результатам встречи в германском замке Эльмау 26-28 июня 2022 года. Лидеры в очередной раз пообещали достижение нулевого уровня выбросов не позднее 2050 года.

На 28 страницах документа подробно изложены позиция и планы «мирового правительства» по многим вопросам, начиная, естественно, с энергетики, о чем ниже, но не забыты и другие моменты, например, «гендерное равенство».

Лидеры семерки заявили: «Мы вновь подтверждаем нашу полную приверженность постоянным усилиям на реализации равенства между женщинами и мужчинами, а также трансгендерными и небинарными (non-binary) людьми, а также на обеспечении того, чтобы все — независимо от их гендерной идентичности, самовыражения или сексуальной ориентации — имели равные возможности и были защищены от дискриминации и насилия».

Особо умилило внимание к женщинам-энергетикам: «Министрам предстоит определить области действий по укреплению гендерного равенства и разнообразия в энергетическом секторе к концу года». Женщины других специальностей такого внимания не были удостоены.

Нашлось место для «цифровизации»: «Мы будем работать вместе, чтобы помочь сформировать инклюзивную и глобальную цифровую экосистему, которая способствует открытому, бесплатному и безопасному Интернету, конкуренции и инновациям, защищает конфиденциальность и личные данные и способствует уважению прав человека и основных свобод».

Образование связали с потребностями «зеленой» экономики: «Мы не пожалеем усилий для обучения и оснащения всех взрослых трудоспособного возраста для удовлетворения потребностей меняющегося рынка труда для зеленой и цифровой экономики. К 2025 году мы увеличим долю наших программ в области трудоустройства и повышения квалификации, которые направлены конкретно на «зеленые» секторы и «озеленение» традиционных секторов».

В документе не нашлось места для науки, фундаментального образования, незеленых технологий, освоения космоса, развития культуры.

Лидеры G7 констатировали недостаточность принимаемых мер для ограничения потепления до 1,5 °C путем сокращения выбросов парниковых газов. В коммюнике подчеркивается «возросшая настоятельная необходимость принятия мер по сокращению глобальных выбросов парниковых газов примерно на 43 процента к 2030 году по сравнению с 2019 годом». Для этого предлагается «привести финансовые потоки в соответствие с целями Парижского соглашения».

До КС27 (ноябрь текущего года) всем участникам Парижского соглашения предложено пересмотреть и ужесточить План действий на период до 2030 года с точки зрения выбросов парниковых газов (взносов на национальном уровне, NDCS), необходимых для ограничения потепления согласно модели МГЭИК.

Среди конкретных мер декларируется стремление полностью обезуглеродить к 2030 году транспортный сегмент, в том числе за счет значительного увеличения в этом десятилетии легких транспортных средств и общественного транспорта с нулевым уровнем выбросов.

Глобальную цель по нулевому уровню выбросов от международной авиации благоразумно отложили до 2050 года.

Сокращение глобальных антропогенных выбросов метана, по крайней мере, на 30 процентов ниже уровня 2020 года предлагается достигнуть к 2030 году.

Обещание выделить 100 млрд долларов на климатические мероприятия с 2022 года перенесено на 2023-2025 годы, как получится.

К 2025 году лидеры G7 пообещали ликвидировать неэффективные субсидии на ископаемое топливо и прекратить новую прямую государственную поддержку международного энергетического сектора, работающего на ископаемом топливе, к концу 2022 года, за исключением ограниченных случаев. А «старая» поддержка пусть работает?

В коммюнике очень осторожно сказано о «постепенном» прекращении или запрете импорта российского угля и нефти, это будет делаться, но таким образом, что «мы не будем ставить под угрозу наши цели в области климата и биоразнообразия, включая энергетический переход». О российском газе не сказано ничего, кроме общей фразы «Мы подтверждаем нашу приверженность постепенному отказу от нашей зависимости от российских энергоносителей».

Призывы ускорить отказ от ископаемого топлива в документе гармонично сочетаются с призывами к «странам-производителям» увеличить добычу, чтобы снизить напряженность на энергетических рынках. Участники саммита приветствовали недавние решения стран ОПЕК по росту добычи. «Мы призываем их продолжать действовать в этом направлении», – заявили главы государств. Читая подобные документы, невольно проникаешься пониманием зеленых экстремистов, которые останавливают поезда и движение на шоссе, приклеивают себя к асфальту и раздеваются догола, чтобы обратить внимание на проблемы выбросов СО2. Что они еще могут сделать, если в одном документе лидеры развитых стран одновременно призывают к сокращению выбросов и добыче большего количества ископаемого топлива?

Среди мер борьбы с зависимостью от российской нефти в коммюнике предлагается изучить возможность введения временных предельных цен на импорт, включая варианты «возможного всеобъемлющего запрета всех услуг, которые позволяют транспортировать российскую морскую сырую нефть и нефтепродукты по всему миру, если только нефть не закупается по цене или ниже, которая должна быть согласована в консультации с международными партнерами». Этот пункт подвергся наибольшей критике в СМИ и среди экспертов, как едва ли осуществимый. Исторических аналогов подобных действий не нашлось.

На использовании угля сделан особый акцент: «Признавая, что производство электроэнергии на угле является единственной основной причиной глобального повышения температуры, мы обязуемся уделять приоритетное внимание конкретным и своевременным шагам по достижению цели ускорения поэтапного отказа от отечественного производства электроэнергии на угле». Данные статистики не подтверждают такой вывод: выбросы от нефти и газа суммарно больше, чем от сжигания угля.

Относительные выбросы СО2 от ископаемого топлива в 2020 году


Источник: https://yearbook.enerdata.ru/co2/emissions-co2-data-from-fuel-combustion.html

Семерке пришлось допустить поддержку добычи газа: «В сегодняшних исключительных обстоятельствах инвестиции, поддерживаемые государством в газовый сектор, могут быть уместны в качестве временного ответа, при условии четко определенных национальных условий, и если они осуществляются в соответствии с нашими климатическими целями и без создания эффекта блокировки, например, путем обеспечения того, чтобы проекты были интегрирован в национальные стратегии по разработке низкоуглеродного и возобновляемого водорода».

Но в документе одновременно говорится «мы обязуемся к 2035 году полностью или преимущественно обезуглеродить энергетический сектор». Кто будет разрабатывать месторождения, которым отмерян срок жизни меньше, чем период окупаемости? Если месторождения все-таки осваиваются, то только потому, что вменяемые инвесторы не верят всей это зеленой болтовне.

Впервые, наверное, в документах столько высокого уровня подтверждается допустимость использования атомной энергии: «Разработка и внедрение передовых ядерных технологий, включая малые модульные реакторы, в течение следующего десятилетия, вероятно, будут способствовать тому, что все больше стран по всему миру будут использовать ядерную энергетику как часть своего энергетического баланса». Хочется верить, что начинается реальное соревнование между ВИЭ и атомной энергетикой по привлечению инвестиций, в которой атом не может не выйти победителем. По этому поводу английский премьер Борис Джонсон повеселил народ, заявив: «Великобритания каждый год будет строить по ядерному реактору, а не раз в 10 лет, как планировалось в докризисные времена». Нереальность такого варианта столь велика, что эксперты заподозрили премьера в злоупотреблении германским шнапсом.

Отдельное внимание привлекает заявление лидеров семерки о создании «Климатического клуба». Его основная цель – «устранить риски утечки углерода для товаров с интенсивными выбросами». Под «утечками углерода» понимается проблема бегства промышленности из стран торжествующего углеродобесия в страны, которые решают реальные проблемы развития своих экономик и не уничтожают своих производителей ненормальными углеродными налогами. Более конкретно с планами борьбы с «утечками углерода» должен разобраться «Инклюзивный форум ОЭСР по подходам к смягчению последствий выбросов углерода» (OECD’s Inclusive Forum on Carbon Mitigation Approaches, IFCMA).

Заявления лидеров семерки о декарбонизации мировой экономики происходят в то время, когда страны Европы реанимируют свои угольные электростанции. Блумберг даже подсчитал, какую часть газовой генерации может заменить уголь в разных европейских странах – в Германии и Польше 100%.

Перед Европой маячит пример Австралии, где идеологически обусловленный отказ от угольных электростанций, вплоть до сноса динамитом, привел к серьезнейшим проблемам с энергоснабжением. Показательно, что европейские правительства обсуждают, в первую очередь, замену российского газа местным углем, а не ускорением в 4-10 раз строительства ветрогенераторов, как это предлагают делать адепты ВИЭ.

© 2018-2022 Все права защищены.