Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Мозамбик: тернистый СПГ-путь к процветанию

Мозамбик: тернистый СПГ-путь к процветанию
16.01.2023

В начале ноября 2022 года президент Мозамбика произнес историческую речь. В этот день он объявил об отбытии в Европу первого грузового судна с сжиженным природным газом (СПГ). Судно принадлежало BP и отбыло с плавучих сооружений Coral Sul, эксплуатируемых Eni SpA. 

Проект Coral Sul, расположенный в бассейне Ровума на шельфе Мозамбика, включает в себя завод по производству СПГ мощностью 3,4 миллиона тонн в год. К слову, это треть общего объема импорта в Великобританию.

Так Мозамбик официально начал экспорт своих огромных запасов сжиженного газа. Вполне возможно, именно в этот день началось превращение страны в одну из десяти основных производителей СПГ в мире. Власти рассчитывают привлечь 120 миллиардов евро инвестиций в ближайшие годы. И это только начало.

А началась эта история в 2010 году, когда Anadarko Moçambique, дочерняя компания Anadarko Petroleum, обнаружила огромное месторождение природного газа в бассейне Ровума у побережья северного Мозамбика. В течение следующих лет в провинции Кабо-Дельгадо, где расположен бассейн, собрались мировые энергетические лидеры вроде купившей Anadarko французской TotalEnergies SE, американской ExxonMobil и итальянской ENI. Именно последним двум достались самые «лакомые кусочки» в виде самых прибыльных концессий.

Избежать «голландской болезни»

Уже через 4 года после открытия месторождения, в 2014 году, министр финансов Мозамбика Мануэль Чанг объявил о масштабных планах использования будущей прибыли. «Доходы от этого огромного месторождения природного газа позволят правительству Мозамбика инвестировать в энергетику, туризм и инфраструктуру», заявил он. Имеющий длинную морскую границу Мозамбик также планирует развивать и рыболовство.

Власти Мозамбика сразу же предупредили, что опасаются «голландской болезни», как называют снижение эффективности экономики страны из-за увеличения экспорта сырьевых ресурсов. И уточнили, что все доходы пойдут на «диверсификацию и сокращения неравенства», как заявил сам Чанг.

Но Африка есть Африка, и в этом регионе всегда есть один существенный тормоз: политическая нестабильность. Еще четыре года назад озвучивавший грандиозные энергетические планы министр финансов Чанг был задержан в 2018 году в Южной Африке по просьбе США по обвинению в мошенничестве с ценными бумагами. 

Кроме того быстрое наступление светлого будущего постоянно омрачняется вооруженными конфликтами. К примеру, в 2017 году исламистские боевики установили контроль над значительной частью мозамбикской провинции Кабо-Дельгадо на севере страны. Боевые действия тогда шли совсем рядом с заводами по производству СПГ, что побудило TotalEnergies отозвать весь персонал. Но с помощью военных из Руанды и прочих стран вопрос повстанцев удалось решить. Скорее всего временно.

Власти тем временем делают все возможное, чтобы решить проблему с исламистами. Одной из последних мер стал принятый 22 декабря 2022 года Парламентом законопроект, легализующий участие местных ополченцев в борьбе против джихадистов в северной провинции Кабо-Дельгадо. Военные признали, что мозамбикская армия в одиночку не способна справиться с джихадистами и нуждается в помощи народа. Который, впрочем, и сам заинтересован в том, чтобы конфликт был потушен и с большей силой закрутилось производство СПГ.

Чрез тернии к богатству

Тем не менее, несмотря на эти неприятности, интерес иностранных компаний не угасает. Например, BP планирует построить к 2030 году трубопровод СПГ мощностью 30 млн тонн. 

Вполне вероятно, что на фоне событий 2022 года темпы инвестиций в Мозамбик будут наращиваться. В этом году европейские газохранилища заполнены до отказа, но что будет в следующем году, в котором МЭА уже спрогнозировало усиление дефицита газа в Европе?

Также растет интерес в Азии. Например, в декабре премьер-министр Южной Кореи Хан Дак Су встретился с президентом Мозамбика Филипе Хасинто Ньюси и обсудил пути расширения сотрудничества в области энергетики и ресурсов. Уже сегодня в Мозамбике работают южнокорейские компании Samsung Heavy Industries и Корейская газовая корпорация (KOGAS).

Ожидается, что в течение следующих 25 лет Мозамбик получит доходы от добычи газа в размере около 100 миллиардов долларов. Это примерно в пять раз превышает текущий ВВП страны. Но сумеет ли страна воспользоваться этими деньгами максимально эффективно? К тому же обремененная постоянными внутренними конфликтами. Если да, то выиграет нищий народ Мозамбика как в экономическом, так и социальном плане. Если же нет, то Африку может ждать еще один взрывоопасный регион, где будет продолжаться вечная борьба за природные богатства, а страдать будет опять же народ.

© 2018-2023 Все права защищены.