Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Озеленение третьей степени

Озеленение третьей степени
09.06.2021

Россия может стать бенефициаром мировой «зеленой» повестки, заявил, выступая на Питерском международном экономическом форуме замминистра экономического развития РФ Илья Торосов. По его словам, задача на ближайший год – «сформировать национальное регулирование в области ограничения выбросов парниковых газов и завершить работу по формированию отраслевых и субъектовых планов по адаптации к изменениям климата». Это, уверяет чиновник, «позволит подготовить Россию к мировому энергетическому переходу и сохранить лидирующие позиции России как энергетической сверхдержавы».

Шотландский экспресс

«Важно создать весь инструментарий и посмотреть, как бизнес будет его использовать. Наша задача – оставить деньги в России на климатические проекты и привлечь иностранные инвестиции через механизмы зеленого финансирования», – рассказал Торосов слушателям на сессии «Низкоуглеродное развитие и климатическая политика».

В последнее время в России действительно активизировалась работа по созданию законодательной базы энергоперехода. В настоящий момент дорабатывается Стратегия низкоуглеродного развития до 2050 года. В начале июня сразу во втором и третьем чтении был принят закон «Об ограничении выбросов парниковых газов», который открывает дорогу к формированию национальной системы учета этих выбросов. Это первый шаг к тому, чтобы стать полноправным членом глобального рынка квот на выброс углерода (а в перспективе – и других парниковых газов, прежде всего метана).

О том, что именно эту цель преследует новый закон, говорит поспешность его принятия Госдумой. По процедуре, в действие он вступит по истечении 180 дней после официального опубликования, то есть не раньше конца ноября. Кроме того, закон носит исключительно рамочный характер. Наполнить его реальным содержанием должны профильные ведомства, в чьи задачи входит разработка необходимых регламентов и прочего. В ноябре же пройдет знаковая конференция сторон Рамочной конвенции ООН по изменению климата в шотландском Глазго, куда уже приглашен президент Владимир Путин.

Эта конференция должна стать финальной стадией обсуждения Шестой главы Парижского соглашения. Данная глава, с одной стороны, определяет принципы функционирования глобальной системы торговли парниковыми квотами. С другой – в ней говорится о необходимости отчисления части прибыли от этой торговли для помощи «Сторонам, являющимся развивающимися странами, которые особенно уязвимы к неблагоприятным последствиям изменения климата, в покрытии расходов на адаптацию». У России есть выбор – либо явиться на обсуждение этого и без того непростого вопроса с пустыми руками и принять написанные без нас правила игры, либо все же попытаться добиться учета своих интересов – а для этого они должны быть должным образом артикулированы.

Аргументы и факты

Основных позиций, которые придется отстаивать российской делегации, две. Первая – попытка в очередной (и, судя по всему, последний) раз добиться учета поглощающей способности российских лесов. Еще в феврале тот же Илья Торосов опубликовал в «Ведомостях» колонку, в которой жаловался на нежелание европейских регуляторов учитывать этот фактор в расчете конечных выбросов и необходимость новых расчетов. «Мы, конечно, все посчитаем, но корректность наших расчетов нужно будет доказать европейским коллегам. А их главная цель – нивелировать наши энергетические преимущества», – без особого оптимизма констатировал замминистра.

Вторая, еще более серьезная задача – убедить сторонников «зеленого» будущего включить атомную энергетику в список возобновляемых источников энергии. Россия – мировой лидер ядерной отрасли и решительно настроена отстаивать эту позицию. Так, по словам главы Минэкономразвития Максима Решетникова, при разработке таксономии «зеленых» проектов атомная генерация была включена в финальный перечень. Как объяснил министр, это было сделано после обсуждения с бизнесом «с учетом специфики текущей экономической ситуации в России и структуры экономики». Сейчас документ находится на рассмотрении в правительстве и может быть утвержден уже в июне.

Кстати, в этом вопросе у России могут появиться неожиданные союзники. Недавно стало известно, что Белый дом неофициально довел до сведения законодателей и бизнесменов, что заинтересован в налоговых стимулах, которые помогут сохранить действующие АЭС. Без этого, как выяснилось, поставленные планы по достижению климатической нейтральности к 2050 году оказываются нереальными. Также глава Минэнерго США Дженнифер Грэнхолм сообщила Конгрессу, что ее министерство «готово работать над вопросом сокращения уровня импорта урана из РФ путем наращивания своих мощностей, а также замещением его продукцией из Казахстана». То есть о снижении потребления ядерного топлива Америкой речь явно не идет.

Также за продолжение использования «мирного атома» выступает, например, Япония, которая буквально на днях скорректировала свою стратегию в этом вопросе. Теперь ядерная генерация там описывается словами «практический вариант декарбонизации» вместо прежней формулировки «устоявшаяся технология».

Все это позволяет надеяться, что вопрос признания за атомной энергетикой права на существование в безуглеродной экономике, который еще недавно выглядел решенным не в ее пользу, с повестки дня все же не снят. Признание АЭС «вариантом декарбонизации» действительно обеспечило бы России значительные конкурентные преимущества. И не только за счет продажи «зеленых сертификатов» на энергию, произведенную атомными станциями, но и благодаря ожидаемому в этом случае роста интереса в новым атомным проектам.

© 2018-2020 Все права защищены.