Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Пик нефти где-то недалеко

Пик нефти где-то недалеко
09.09.2022

История предсказаний пика добычи нефти началась в 1956 году со статьи Кинга Хабберта, который предсказал, что добыча нефти в материковой части США достигнет пика между 1965 и 1970 годами, а мировая добыча достигнет пика в 2000 году.

С тех пор предсказания пика добычи появляются регулярно. В настоящий момент распространена точка зрения, что пик добычи был пройден в 2019 году, но многие уважаемые организации считают, что у добычи еще есть резервы. Goldman Sachs полагает, что спрос на нефть достигнет пика в 2026 году, МЭА относит пик к 2030 году, оптимисты из ОПЕК − к 2040 году. 

Проблема предсказания пика нефти в том, что спрос на нефть и добыча находятся в тесной связи друг с другом. Падение спроса и даже предсказания такого падения сокращают инвестиции в добычу, а сократившаяся добыча потенциально увеличивает стоимость добытого сырья и тем самым снова сокращает потребление.

Однако поскольку сроки разработки месторождений от года для сланцевой добычи до 5-7 лет для традиционных месторождений, управляющие импульсы со стороны спроса и добычи накладываются друг на друга, образуя сложные сочетания с совершенно непредсказуемыми итогами. Тем не менее, интерес к данной теме не утихает, а некоторые интерпретации данных по спросу и добыче позволяют сделать определенные выводы.

Независимо от предполагаемой даты пика нефти все авторы сходятся в том, что фундаментальная скорость наращивания добычи упала практически до нуля, и сейчас мы имеем дело с флуктуациями добычи в зависимости от текущей конъюнктуры.

На графике ниже автор разбил страны на три группы: 1 − страны и территории, где коммерческих запасов нефти не обнаружено, либо добыча невозможна технически, либо добыча прекращена по состоянию на начало 2020 года; 2 − страны и территории, где пик добычи прошёл до 2011 года; 3 − страны, где пик добычи либо пройден после 2010 года, либо ещё не пройден. Добыча на графике включает нефть и конденсат.



Последний по времени прогноз пика добычи, появившийся на популярном у нефтяников ресурсе peakoilbarrel.com относит пик добычи нефти и конденсата (С + С) на 2029 год.



По мнению автора Д. Койна, с 1933 по 1972 год мировое производство C + C увеличивалось в среднем на 7,8% в год. После нефтяных шоков в 1970-х и 1980-х годах с 1983 по 2016 год производство росло в среднем на 1,2% в год. Среднегодовой рост производства C + C с 2022 по 2029 год Д. Койн прогнозирует на уровне 1,2%. Пик будет достигнут в 2029 году с добычей 86,9 млн барр./сут. (различие цифр в разных источниках объясняется разным подходом авторов к учету добываемых из скважин жидкостей).

Далее, считает Д. Койн, добыча начнет сокращаться до уровня 2,5% к 2039 году и продолжится с устойчивым снижением на уровне 2,8% в течение следующих 70 лет. 

На приведенной ниже диаграмме показано, как эта добыча делится между обычной и нетрадиционной нефтью, где нетрадиционная нефть состоит из легкой трудноизвлекаемой нефти США (LTO) и сверхтяжелой (XH) нефти из канадских нефтяных песков и венесуэльского пояса Ориноко.


На сегодня добыча нефти пока растет. Последний ежемесячный отчет ОПЕК по рынку нефти за август 2022 года показывает значительный рост с августа 2020 года. 


Эксперты считают, что дальнейший рост добычи ОПЕК возможен в основном за счет выхода на рынок иранской нефти в случае снятия эмбарго после заключения ядерной сделки с США. Администрация Джо Байдена стремится выпустить на рынок обещанный Ираном миллион баррелей, чтобы сократить цену на рынке до ноябрьских выборов. Ради сделки Тегеран отказался от своего требования исключить Корпус стражей исламской революции и связанные с ним структуры из американского списка иностранных террористических организаций. Но нефть Ирана не слишком увеличит суммарные поступления на рынок, а лишь компенсирует предполагаемое экспертами сокращение добычи в России.

В последнем отчете Rystad Energy прогнозирует, что импорт российской нефти в ЕС сократится до 600 000 баррелей в сутки к декабрю 2022 года, но Россия сможет перенаправить до 75% в Азию и на другие рынки.


МЭА прогнозирует спад добычи в России на уровне 1 млн барр./сут. за год и до 9,2 млн барр./сут. к ноябрю 2023 года.



В ОПЕК в следующем году ждут сокращения добычи РФ лишь на 0,4 млн б/с — до 10,5 млн б/с.

Специалисты считают возможным падение добычи в России из-за технологических сложностей после ухода западных компаний. Требуются специальные навыки и опыт, чтобы пробурить сверхдлинные скважины на Сахалине или для «Арктик СПГ», или оживить затопленные водой сибирские месторождения, пишет Джордж Каплан. Сервисные компании заберут все это с собой. Санкции означают, что Россия не имеет доступа к программному обеспечению для проектирования скважин, по крайней мере, после истечения срока действия лицензий и вообще без поддержки. «Я не думаю, что замены такой же точности будут доступны где-либо еще», − пишет Каплан.

Предсказания сокращения спроса на нефть во многом опираются на гипотетический рост числа электромобилей как замены автомобилей с ДВС. Но разница в 20 тыс. долларов между стоимостью авто с ДВС и EV серьезно ограничивает спрос, а предсказания роста стоимости металлов для батарей усиливают сомнения в массовости электрокаров. 

Гораздо с большим доверием имеет смысл относиться к данным по приросту запасов нефти. Ежегодная добыча в 100 млн барр./сут. соответствует 36,5 млрд барр. в год. Из графика доклада IHS Markit видно, что за последние 10 лет прирост запасов был на уровне добычи только в 2012 и 2015 годах.


Ожидать роста не приходится, так как из-за недоинвестирования снизилось количество разведочных и оценочных скважин.


В США началась стагнация количество скважин сланцевой нефти, особенно заметная для Пермского бассейна, ведущего добывающего региона страны.


Удручающе выглядит падение добычи нефти в мире, если исключить добычу 11 крупнейших производителей, график приведен Роном Паттерсоном.


Роста добычи, таким образом, имеет смысл ожидать только от ведущих 11 производителей, которые пока худо-бедно обеспечивают мир нефтью и, по общему мнению, могут наращивать добычу при необходимости.


Однако график падение числа скважин в странах соглашения ОПЕК+, согласно Джорджу Каплану, выглядит так.


А в августе Аль-Гаис, официальный представитель ОПЕК+ в данном месяце, заявил: «Мы движемся, если можно так сказать, по тонкому льду (we are running on thin ice), потому что резервных мощностей становится все меньше. Есть вероятность сжатия добычи». Как-то неуютно, когда араб из Кувейта прибегает к образу «тонкого льда».

Именно нехваткой ресурсов объясняют пессимисты заявление 22 августа министра энергетики Саудовской Аравии бен Сальмана, что ОПЕК+ рассматривает сокращение добычи в качестве одного из инструментов для борьбы с волатильностью рынка и преодоления дисбаланса между спотовыми и фьючерсными ценами на нефть. Министра можно понять: одно дело − когда «сами не хотим качать», другое − когда качать нечего.

Нарастающее с весны 2021 года отставание ОПЕК+ от собственных планов добычи наглядно показывает реальное положение вещей.


Далекое будущее добычи нефти нарисовал Жан Лаэррер (Jean Laherrère), вот его прогноз, приведенный на сайте peakoilbarrel.com. 

pastedGraphic_13.png

Джордж Каплан сформулировал это будущее следующим образом: нефть будет слишком дешевая, чтобы ее добывать, и слишком дорогая, чтобы ее покупать.

© 2018-2022 Все права защищены.