Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

С кем пойти в разведку

С кем пойти в разведку
15.07.2021

Власти снова вспомнили о проблемах с воспроизводством минерально-сырьевой базы. По словам министра природных ресурсов Александра Козлова, вместо прироста запасов мы до сих пор пользуемся наработками советских геологов. Решение проблемы он видит в наращивании госрасходов. Вопрос уже поднимался больше года назад, однако никаких реальных шагов по изменению ситуации за это время сделано не было, напоминают эксперты Института развития технологий ТЭК.

Минприроды предложило значительно увеличить финансирование геологоразведочных работ со стороны государства. Об этом рассказал в субботу глава ведомства Александр Козлов. «Нужно увеличивать объемы геологоразведки. Этот начальный этап самый сложный и несет огромные риски. Поэтому их на себя должно брать государство», – заявил министр (цитата по «Интерфакс»).

Государство хотело бы продавать на аукционе не ресурсы, а доказанные запасы полезных ископаемых, поскольку за последние можно выручить значительно больше. Спрос, по словам Александра Козлова, превышает предложение, при этом «поисковый задел», то есть фонд перспективных площадей для проведение поисковых работ, ему не соответствует. «Фактически сейчас на геологоразведку недропользователи вместе с государством тратят 380 млрд рублей. На нераспределенный фонд государство тратит 11 млрд рублей. То есть этим самым мы не прирастаем, а по факту до сих пор пользуемся наработками советского периода», – рассказал министр.

Проблема воспроизводства минерально-сырьевой базы России обсуждается уже давно. Еще в прошлом году Счетная палата опубликовала доклад «Анализ воспроизводства минерально-сырьевой базы Российской Федерации в 2015-2019 гг.», где прямо указала на накопившиеся серьезные проблемы. «При всем богатстве и многообразии минерально-сырьевая база России в ее нынешнем состоянии имеет риски стагнации и не может служить драйвером экономического роста», – констатировали авторы доклада, аудиторы Михаил Мень и Алексей Каульбарс.

В частности, они также отмечали тот факт, что «прирост запасов в последнее время остается нулевым или даже отрицательными. При этом большая часть новых залежей обнаруживаются в результате доразведки уже осваиваемых месторождений, потенциал которых фактически исчерпан». Как видим, за прошедший год ситуация не изменилась.

Не претендуя на универсальность, в сфере ТЭК можно списать это на специфику коронавирусного периода. Резкое падение спроса на энергоносители вызвало ответную реакцию производителей, сокративших инвестиции в разведку и разработку новых запасов. Одновременно правительства развитых стран начали активно продвигать тему форсированного энергоперехода, заявляя о намерении отказаться от ископаемого топлива и перейти на возобновляемые источники энергии. Это также снизило готовность инвесторов вкладываться в нефтегазовые проекты.

Однако в последнее время маятник качнулся в обратную сторону. Восстановление глобальной экономики требует дополнительных энергоресурсов, а аналитики наперебой предупреждают об опасности дефицита нефти из-за недоинвестирования отрасли. На этом фоне российские компании также начали пересматривать в сторону увеличения свои планы капитальных затрат.

Зачем же Минприроды хочет увеличивать госфинансирование ГРР? Ответ, как представляется, следует искать в сфере государственной политики. Первая – это общий тренд на «огосударствление» инвестиций. То и дело приходится читать о том, что правительство рассматривает очередное повышение изъятий из экономики ради финансирования собственных проектов. Последняя новость такого рода – проект «донастройки налоговой системы», который в 2022-2024 гг. позволит собрать 400 млрд рублей на «стратегические инициативы правительства».

Из этого вытекает и вторая причина. Постоянное изменение налогового законодательства делает российскую нефтегазовую отрасль малопривлекательной для долгосрочных вложений. В прошлом году крупнейшие нефтяные компании страны во главе с «Роснефтью» направили президенту письмо, в котором просили хотя бы на время прекратить эксперименты. Тогда же правительство в своих официальных документах отмечало, что за 23 года система налогообложения нефтяной отрасли менялась 11 раз и долгосрочное планирование в таких условиях невозможно.

Из всех инвестиций в нефтегаз геологоразведка – самая долговременная и самая непредсказуемая по своей отдаче. Потому неудивительно, что в неблагоприятных условиях первой страдает именно она. Между тем нефтегазовые доходы остаются основой российского бюджета, поэтому обеспокоенность правительства сырьевой базой вполне объяснима.

Ранее компаниям уже пригрозили пересмотреть налог на дивиденды в случае, если их инвестиции в развитие производства покажутся недостаточными. Теперь заговорили об увеличении госвложений в ГРР. По итогам, скорее всего, обе идеи скомбинируют в единую программу государственно-частного партнерства. Все бы хорошо, только решить проблему сырьевой зависимости и технологического отставания российской экономики это не поможет.
© 2018-2020 Все права защищены.