Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

США вскрывают «венесуэльскую консерву»

США вскрывают «венесуэльскую консерву»
19.12.2022

Вряд ли имеет основания версия о сознательном сдерживании добычи углеводородов в США с целью сохранения их стратегического резерва на будущее с помощью борьбы с выбросами СО2, метана, опасений за жизнь местных сусликов и девственных пейзажей. А вот в отношении Венесуэлы и Ирана версия «консервы» имеет право на существование, хотя также представляется спорной. 

Как бы то ни было, 23 ноября, за две недели до начала эмбарго на танкерные поставки российской нефти, агентство Рейтер сообщило, что Chevron Corp может получить одобрение США на расширение операций в Венесуэле и возобновление торговли добываемой там нефтью (после полного запрета в 2018 году), как только правительство Венесуэлы и его оппозиция возобновят политические переговоры. 

Каракас ответил согласием. Если просят хорошие люди, почему не посидеть в Мехико пару часиков в комнате с людьми, именующими себя «оппозицией», тем более что всем очевидно – ни о какой смене венесуэльского режима на демократических выборах в обозримом будущем речь не идет.

Граждане Венесуэлы вместе попили кофе, и уже 27 ноября Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) выдало Генеральную лицензию Венесуэлы (GL) 41, разрешающую корпорации Chevron возобновить ограниченные операции по добыче в стране природных ресурсов.

GL 41 разрешает:

  • добычу и транспортировку нефти или нефтепродуктов, произведенных совместными предприятиями Chevron, и любое связанное с этим техническое обслуживание, ремонт или обслуживание совместных предприятий Chevron;
  • продажу, экспорт или импорт в Соединенные Штаты нефти или нефтепродуктов, произведенных совместными предприятиями Chevron, при условии, что нефть и нефтепродукты, произведенные совместными предприятиями Chevron, сначала продаются Chevron;
  • обеспечение здоровья или безопасности персонала или целостности операций или активов СП Chevron в Венесуэле;  
  • покупку и ввоз в Венесуэлу товаров или ресурсов, связанных с деятельностью, описанной в настоящей генеральной лицензии, включая разбавители, конденсаты, продукты нефти или природного газа.

GL 41 прямо не разрешает продажу нефти или нефтепродуктов, произведенных совместными предприятиями Chevron или через них, для экспорта в любую юрисдикцию, кроме США.

Это разрешение не позволяет государственной венесуэльской компании PdVSA (Petróleos de Venezuela, SA) получать прибыль от продажи нефти Chevron. 

GL 41 разрешает деятельность, связанную только с совместными предприятиями Chevron в Венесуэле, и не разрешает другую деятельность с PdVSA. Другие связанные с Венесуэлой санкции и ограничения, введенные Соединенными Штатами, остаются в силе.

Это разрешение автоматически продлевается в первый день каждого месяца и действует в течение шести месяцев с даты вступления в силу Общей лицензии № 41 или даты любого последующего продления Общей лицензии № 41, в зависимости от того, что наступит позже.

Понятно, что прибыль венесуэльского режима от добычи Chevron каким-либо образом будет все равно оформлена, иначе бы Каракас не согласился со сделкой.  

Деятельность Chevron в Венесуэле восходит к открытию месторождения Боскан в 1920-х годах. Boscán производит тяжелую нефть (10° API) уже более 60 лет. К июлю 1996 года, когда Chevron взяла на себя управление месторождением, здесь было добыто 888 миллионов баррелей нефти, почти 15 млн баррелей в год.

В настоящее время Chevron владеет 39,2% акций компании Petroboscan, срок действия соглашения о разработке месторождения истекает в 2026 году. 

Chevron также владеет 30% долей в Petropiar, которая разрабатывает месторождение тяжелой нефти Huyapari (сверхтяжелая сырая нефть, от 7° до 9° API) по соглашению, срок действия которого истекает в 2033 году.

Chevron владеет 25,2% акций Petroindependiente, которая разрабатывает месторождение LL-652 на озере Маракайбо по контракту, истекающему в 2026 году, и 35,7% акций Petroindependencia, которая включает проект сверхтяжелой нефти Carabobo 3 (от 4° до 16° API), расположенный в трех блоках в поясе Ориноко. Контракт Petroindependencia истекает в 2035 году.

Chevron также владеет 60-процентной долей в газовом месторождении Лоран на шельфе Венесуэлы, которое страна делит с Тринидад и Тобаго. Срок действия этой лицензии истекает в 2039 году.

Шеврон еще не приступил к работе, а американские НПЗ уже проявили интерес к получению венесуэльской нефти. СМИ называют Valero Energy Corp, PBF Energy и Citgo Petroleum, запросившие у Chevron поставки из Венесуэлы. Тяжелая нефть пояса Ориноко популярна среди нефтеперерабатывающих заводов США для производства продуктов от гудрона до моторного топлива. На время блокады режима Мадуро эта нефть была частично заменена российскими поставками.

Chevron, скорее всего, начнет экспорт с нефти Boscan. Избыток этой нефти в хранилищах в начале этого года привел к полной остановке ее переработки. Слив этих запасов необходим, чтобы возобновить производство. 

Источники сообщили, что для возобновления этих поставок может потребоваться дноуглубление навигационного канала озера Маракайбо, чтобы танкеры Panamax и Aframax могли добраться до западных нефтяных терминалов Венесуэлы.

В этом году экспорт Венесуэлы составил в среднем около 620 тыс. б/с. Скачки добычи имеют несколько причин, среди которых проблемы с оборудованием и поступлением из Ирана разбавителей сверхтяжелой венесуэльской нефти.


Рост добычи Chevron на совместных предприятиях оценивается от сегодняшнего уровня в 50 тыс. б/с до 200 тыс. б/с в течение года. Для сегодняшней добычи прибавка существенная, но незначительная по сравнению с примерно 2,5 млн б/с углеводородов до прихода к власти Уго Чавеса (2009 г.)


Больших надежд на рост добычи с приходом в Венесуэлу Chevron ожидать не приходится. Генеральный директор Chevron Майкл Вирт заявил, что компания вряд ли будет инвестировать в увеличение добычи в Венесуэле в ближайшие шесть месяцев, поскольку для смягчения санкций потребуется время, тем более что полная отмена санкций в ближайшее время маловероятна, считают аналитики.

Прогноз GlobalData по добыче до 2025 года весьма скромен. За годы правления Чавеса-Мадуро Венесуэла не просто растеряла больше половины своих мощностей, ее нефтяная инфраструктура устарела. По словам известного венесуэльского экономиста Хосе Торо Харди, «стране потребуется около $250 млрд инвестиций и семь-восемь лет, чтобы вернуться к прежнему уровню добычи». Не пришлось бы США вскрывать следующую «нефтяную консерву» – Иран.


Недавний отказ ОПЕК+ прислушаться к призывам Вашингтона увеличить добычу, а вместо этого сократившего ее на 2 млн б/с до конца года, плюс непонятные перспективы российского экспорта, вполне могут заставить Вашингтон снять санкции с Ирана.

Сейчас главная причина санкций – стремление Ирана сделать атомную бомбу, что подтверждается его работами по наращиванию запасов 235 урана, пригодного для бомб и атомных реакторов.

Высокообогащенный по 235 изотопу уран, в накоплении которого обвиняют Тегеран, – недостаточное условие для создания бомбы. «Бабахнуть» такая бомба может, но максимальный эффект от ее срабатывания – радиоактивное заражение местности в пределах нескольких квадратных километров. Дело в том, что при сближении кусков урана до набора критической массы (50 кг, диаметр сферы 17 см) тепловой нагрев разрушит урановый заряд раньше, чем произойдет собственно мощный ядерный взрыв. Пример – Чернобыль. Там персонал, нарушив абсолютно все инструкции по технике безопасности, сумел-таки вызвать неуправляемую ядерную реакцию, но мощности взрыва хватило только на снос крыши здания реактора (большое радиоактивное заражение объясняется массой урана в реакторе – 200 тонн, а не 50 кг). 

Ядерная бомба – сложное устройство, в конструкции которой обязательной частью входит ИНИ – импульсный нейтронный инициатор (другое название «внутренний нейтронный инициатор»). ИНИ позволяет ядерной реакции опередить тепловое разрушение заряда. Без него бомба превращается в «пшикалку». 

При этом у урановых и плутониевых зарядов имеется гарантийных срок хранения из-за внутренних ядерных реакций. У плутониевых – до 18 лет, у урановых – до 30 лет. Срок разных ИНИ еще меньше – до 12 лет.

Производство основных компонентов ядерных зарядов в США и РФ было прекращено в 1989-1991 гг. Поэтому, согласно «вражеским голосам», в РФ в небоеспособном состоянии находится 87% атомных боеприпасов. В США ситуация не лучше.

Ядерное оружие – не единичный завод по обогащению урана, а непрерывно работающий безумно дорогой высокотехнологичный комплекс со множеством сложных производств. Ничего подобного у Ирана нет. США спокойно могут снимать с него санкции, никакой атомной войны не будет.

На еще одну «консерву», похоже, указывает недавнее сообщение о заключении между Национальной нефтяной компанией Абу-Даби (Adnoc) и малайзийской Petronas соглашения о концессии на разведку в ОАЭ месторождений «нетрадиционной нефти». В соответствии с шестилетним концессионным соглашением Petronas будет владеть 100-процентной долей и операционными полномочиями по разведке и оценке нетрадиционных запасов нефти на блоке площадью более 2000 квадратных километров. 

«Нетрадиционная нефть» — это термин, используемый для описания запасов нефти, которые невозможно добыть с помощью традиционных методов бурения, поясняется в сообщении.

Подозрительно, когда в арабском «нефтяном раю» начинает искать сланцевую нефть малайзийская компания. У кого скоро закончится нефть – у арабов? у Малайзии? или США создают себе суперстратегический резерв на третье тысячелетие? Не все очевидно в мире большой нефти.

© 2018-2023 Все права защищены.