Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

«Темный день для климата» несет свет европейцам

«Темный день для климата» несет свет европейцам
22.07.2022
Таким образом, предложение Европейской комиссии включить газ и атом в зеленую таксономию теперь будет рассмотрено 27 государствами-членами ЕС. Поскольку Еврокомиссия выбрала для своего предложения статус «делегированный акт», это своего рода ускоренная законодательная процедура, отклонить предложение смогут только в общей сложности 20 стран ЕС.

Подковерные дебаты о включении атомной и газовой энергетики в зеленую таксономию ЕС велись примерно с осени 2021 года, когда появились первые признаки энергетического кризиса, усиленные многомесячной «ветровой засухой», обвалившей производство электроэнергии на ветряных генераторах. 

Официально Комиссия одобрила «Дополнительный делегированный закон» 2 февраля 2022 года. В пресс-релизе сообщалось:

— Таксономический дополнительный климатический делегированный закон о смягчении последствий изменения климата и адаптации к ним, охватывающий определенные виды газовой и ядерной деятельности. Коллегия уполномоченных достигла политического соглашения по тексту, который будет официально принято после того, как переводы будут доступны на всех языках ЕС.
Необходимо много частных инвестиций, чтобы ЕС стал климатически нейтральным к 2050 году. Таксономия ЕС направлена на то, чтобы направлять частные инвестиции на деятельность, необходимую для достижения климатической нейтральности. Таксономическая классификация не определяет, будет ли определенная технология частью энергетических структур государств-членов. Цель состоит в том, чтобы ускорить переход, опираясь на все возможные решения, которые помогут нам достичь наших климатических целей. Принимая во внимание научные рекомендации и текущий технический прогресс, Комиссия считает, что частные инвестиции в газовую и ядерную деятельность в переходный период играют определенную роль. Выбранная газовая и ядерная деятельность соответствует климатическим и экологическим целям ЕС и позволит нам ускорить переход от более загрязняющих видов деятельности, таких как производство угля, к климатически нейтральному будущему, в основном, основанному на возобновляемых источниках энергии.



Документ еще не был официально принят, а Австрия и Люксембург уже дали понять, что готовы обратиться в суд. «Мы всегда говорили, что, когда Комиссия продолжит идти по этому пути [признанию зеленой ядерной энергии – ред.], Австрия предпримет юридические шаги», – заявила 21 января министр климата и энергетики Австрии Леонора Гевесслер. Люксембург также сообщил, что рассматривает иск по поводу предложения Европейской комиссии. Министр окружающей среды Люксембурга Кароль Дишбург призвала Германию присоединиться к этим усилиям. Министр отметила, что маркировка атомной энергетики как «зеленой» пошлет неправильный сигнал.

Включение газа и атома в зеленую таксономию объясняют компромиссом между Францией и Германией. Франции с ее пятью десятками атомных реакторов нужно признание их зелеными, что облегчит финансирование отрасли, а Германия с ее зависимостью от российского газа желала для него зеленого статуса. Напомним, документ Еврокомиссии появился за три недели до начала спецоперации на Украине.

Принятый Комиссией документ налагает серьезные ограничения на объекты атомной и газовой генерации. Например, газовые электростанции, разрешение на строительство которых получено до 31 декабря 2030 года, для включения в классификацию должны:

 — обеспечить очень низкий уровень выбросов — максимум 270 грамм СО2 экв. на киловатт-час или максимум 550 килограмм CO2 экв. на киловатт мощности в год в среднем за 20 лет; 

— заменять собой существующую угольную электростанцию, которая не может быть заменена возобновляемыми источниками энергии; 

— быть полностью переведены на возобновляемые или низкоуглеродные газы к 2035 году и т.п.

Согласно Википедии, средние выбросы газовой станции комбинированного цикла составляют 490 gCO2экв/кВт-ч, а выбросы на киловатт в течение жизненного цикла 430 gCO2экв/кВт-ч. Второй параметр можно выполнить, а первый обойти за счет покупки углеродных кредитов или внедрения технологии CCS (захоранивание углерода). 

Атомная энергетика не должна вредить природе и быть абсолютно безопасной, в том числе при обращении с ядерными отходами.

Сторонники ядерной энергетики, в том числе 12 государств-членов ЕС, которые публично поддержали ее включение, заявляют, что ядерная энергетика является низкоуглеродным источником энергии, который должен быть частью любого энергетического баланса для борьбы с изменением климата и не наносит более значительного вреда, чем другие отрасли, включенные в таксономию. Оппоненты утверждают, что атом не следует включать из-за радиоактивных отходов, что строительство АЭС длится очень долго и очень дорогое.

Нет однозначного прогноза об итоговом одобрении или неодобрении зелености газа и атома странами ЕС. Экологические организации всей Европы поклялись сделать все, чтобы не допустить принятия предложения Комиссии. В Европейском парламенте была сформирована представительная межпартийная коалиция, единственная задача которой – заблокировать ядерную энергетику и ископаемый газ от получения статуса зеленых инвестиций. Первый раунд коалиция выиграла: решение Комиссии было отклонено на совместном заседании парламентских комитетов по экономике и окружающей среде 14 июня с перевесом в 76-62 при четырех воздержавшихся. Но пленарное заседание Европарламента 6 июля коалиция проиграла. 

Причины нежелания Европарламента выступать против газа и атома очевидны – за последний месяц ситуация с энергетикой в Европе стремительно ухудшилась. Тон задает Германия, в которой объявлено о снижении минимальной температуры в помещениях и подготовке теплых убежищ для населения, неспособного оплатить расходы на отопление. 

Компания Vonovia, крупнейший арендодатель жилья в Германии, 7 июля заявила, что понизит температуру газового центрального отопления своих арендаторов до 17 градусов по Цельсию с 11 вечера до 6 утра. Эта мера позволит сэкономить 8% расходов на отопление, сообщила компания.

Жилищная ассоциация в саксонском городе Диппольдисвальде, недалеко от границы с Чехией, пошла еще дальше, заявив, что нормирует подачу горячей воды жильцам. Отныне они могут принимать горячий душ только с 4 утра до 8 утра, с 11 утра до 1 часа дня и с 5 вечера до 9 вечера. «Как мы объявили на нашем общем собрании, мы должны экономить на зиму», — говорится в уведомлении в пострадавших кварталах.

Район Лан-Дилль, недалеко от Франкфурта, с середины сентября отключает горячую воду в своих 86 школах и 60 спортивных залах, что, как он надеется, сэкономит ему 100 000 евро на расходах на электроэнергию, а Дюссельдорф временно закрыл огромный комплекс бассейнов Münster-Therme.

С таким европейцы не сталкивались со времен ВМВ. 

Правительство Германии внесло законопроект, который позволить стране возобновить производство электроэнергии в 6,9 ГВт из черного угля, 1,9 ГВт из бурого угля и 1,6 ГВт из битума для повышения своей энергетической безопасности. 

Для вменяемых политиков «Зеленая сделка» больше не является неприкосновенной святыней. Франс Тиммерманс, второй по старшинству чиновник в ЕС, ранее чуть ли не каждую неделю выступавший за сокращение выбросов СО2, заявил, что угроза беспорядков этой зимой должна превалировать над климатическим кризисом. «Если наше общество погрузится в очень сильные конфликты и раздоры из-за отсутствия энергии, мы, конечно, не достигнем наших [климатических] целей. Мы, конечно, не добьемся того, чего нам нужно, если нехватка энергии приведет к серьезным нарушениям в наших обществах, и нам нужно убедиться, что люди не замерзнут предстоящей зимой», – заявил Тиммерманс в интервью The Guardian в Брюсселе. Появление в Европе людей, страдающих от холода этой зимой, потому что они не могут позволить себе отопление, продолжал Тиммерманс, будет иметь катастрофические последствия для решения климатического кризиса.

Политик, безусловно, прав, текущие проблемы заботят население куда больше, чем страшные сказки о жарком конце света через 50 лет. Это наглядно продемонстрировала отставка английского премьера Бориса Джонсона, самого упорного «антиуглеродника» Европы и последовательного строителя ветряков. Формально отставка Джонсона произошла после ухода пяти десятков чиновников, включая министров, а реальной причиной стало резкое повышение цен на электроэнергию для населения, грозящее катастрофой для правящей партии. В апреле британский энергорегулятор Ofgem повысил ценовой порог на газ и электричество на год для потребителей с 1277 фунтов стерлингов (около 94 тысяч рублей по текущему курсу) до 1971 фунта стерлингов (145 тыс. рублей, цифры РИА Новости). В октябре максимальная цена повысится для потребителей до 3245 фунтов стерлингов (что приблизительно равняется 240 тысяч рублей). Этот показатель поднимется до 3364 фунтов в январе 2023 года, предполагают аналитики. Правительство срочно начало обсуждение возврата к планам бурения на сланцевый газ и разработки газовых месторождений Северного моря.

Одновременно с запуском угольных электростанций в Европе начинается атомный ренессанс, во многих странах появились планы строительства хотя бы малых модульных атомных станций.

Фактически, европейские страны разделились на реалистов – для которых важнее энергетическая безопасность, ради которой они готовы жечь уголь и газ и строить АЭС, и идеалистов – все еще двигающихся к безуглеродному будущему. Голосование за газ и атом в Брюсселе, дающее правительствам право льготного финансирования газовых и атомных проектов, вполне может стать официальным предлогом для развала ЕС, слишком разные позиции у разных стран.

В Голландии, например, правительство объявило планы сокращения на треть выбросов соединений азота от сельскохозяйственной деятельности, для чего предлагается выкупить у фермеров их участки и перестать на них что-либо выращивать. Фермеры устроили акции протеста с блокирование дорог тракторами и вываливанием куч навоза перед госучреждениями.

А Венгрия заявила – газ в венгерских подземных хранилищах только для венгров, и объявила чрезвычайное энергетическое положение: к экспорту из страны запрещены любые энергоносители, включая дрова. 

После голосования в Европарламенте 6 июля один из политиков совершенно справедливо назвал его «темным днем для климата и энергетического перехода». Зато это голосование несет европейцам – не всем! – надежду, что свет в их домах не погаснет.

© 2018-2022 Все права защищены.