Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Точки невозврата для вывода из эксплуатации нефтегазовых активов

Точки невозврата для вывода из эксплуатации нефтегазовых активов
05.09.2022

В докладе Carbon Tracker анализируется практика обращения с нефтегазовыми активами, типичная для многих стран и не только для нефтегазовых активов: чтобы не нести существенные расходы на вывод активов из эксплуатации, владельцы продают их компаниям, заведомо неспособным профинансировать этот вывод, и расходы ложатся на общество. 

В новом докладе Carbon Tracker “Горизонт событий: пример сдерживания и точка невозврата для вывода из эксплуатации активов, связанных с добычей нефти и газа", анализируется приобретение − с согласия регулирующих органов − старых скважин в Колорадо (США) компанией KP Kauffman Company Inc. (КРК), неспособной покрыть затраты на закупорку скважин. Опыт США может быть полезен российским регулирующим органам.

Отложенное закупоривание скважин в сочетании с истощением производства создает ловушку денежных потоков. Обязательства по выбытию нефтегазовых активов (Asset Retirement Obligation, ARO) могут равняться всему чистому денежному потоку за последние 10-15 или более лет прибыльной деятельности.

Традиционные финансовые показатели, а именно, текущий денежный поток и дисконтированная приведенная стоимость, могут ошибочно предполагать финансовое благополучие даже после того, как оценки ARO превышают прогнозируемую прибыль.

Этот последний период жизни скважин – когда ARO превышают будущий чистый денежный поток, и «актив» с денежным потоком превратился в обязательство − авторы называют holdback («удержание»), и показывают, как можно его рассчитать с помощью стандартного анализа денежных потоков.

Если владельцы и финансовые партнеры не используют такого рода анализ, они могут не распознать превращение актива в обязательство пока не пройдут годы после его возникновения, а регулирующие органы могут разрешить передачу собственности, которая ставит под угрозу общественную безопасность и благосостояние.

Тематическое исследование с использованием анализа «удержания» выполнено в докладе для двух наборов скважин, переданных частному производителю нефти и газа KP Kauffman.

Основные тезисы

Когда нефтяные компании откладывают сбережения для погашения обязательств по ARO, обязательства накапливаются. Тем временем производство и ожидания в отношении денежных потоков снижаются. Таким образом, оставшиеся обязательства становятся значительными по сравнению с прогнозируемым денежным потоком, и в какой-то момент, когда эксплуатируемые скважины все еще приносят ежемесячную прибыль, обязательства превышают весь прогнозируемый чистый будущий денежный поток. Горизонт событий, когда актив превращается в обязательство, может быть пересечен без предупреждения и даже без осознания этого факта.

Кроме того, без вмешательства регулирующих органов такое имущество может быть передано от владельцев, которые с большей вероятностью смогут финансировать вывод из эксплуатации, владельцам, которые с большей вероятностью передадут обязательства государству.

Этот горизонт событий можно предвидеть с помощью соответствующего анализа, но он в значительной степени остался незамеченным традиционным экономическим анализом, который дисконтирует будущие денежные потоки. По иронии судьбы нефтяные и газовые месторождения, приносящие доход, могут выглядеть как актив на основе чистой приведенной стоимости, даже если прогнозы покажут, что они не могут сами финансировать свой вывод из эксплуатации.

Вместо прогнозируемого времени для возмещения капитальных затрат, понесенных в начале срока службы, в докладе предлагается использовать прогнозируемое время для финансирования недисконтированных капитальных затрат в конце срока службы.


Чтобы изучить и продемонстрировать динамику позднего срока службы, в докладе рассматриваются два объекта добычи нефти и газа, переданные одной и той же частной компании. Изучена информация о ценных бумагах бывших владельцев и показаны оценки движения денежных средств, построенные на основе общедоступных данных.

Эти два объекта, которые все еще производят незначительные объемы топлива (скважины были пробурены в конце 90-х), похожи на сотни тысяч других существующих скважин по всей территории США. По оценкам авторов для одной группы скважин, для того, чтобы они могли сами оплатить свое отключение, им пришлось бы начать откладывать деньги на ARO по крайней мере 10-15 лет назад, когда они еще не были проданы компанией Bonanza Creek компании KPK.

 

Оставшийся денежный поток в зависимости от времени приобретения скважин KP KAUFFMAN, включая значительное сокращение расходов после 2014 года, в предположении вывода активов из эксплуатации в 2023 году


К моменту передачи активов предыдущие операторы публично объявили о том, что обязательства по ARO были намного больше, чем стоимость имущества, тем не менее, регулирующие органы разрешили изъять имущество у более крупных компаний с большими активами и передать их небольшой фирме.

Чтобы приобрести эти два объекта недвижимости, новый владелец заплатил $100 тыс., но, по оценкам, взял на себя обязательства ARO на сумму более $22 млн. На момент передачи не было никаких разумных ожиданий относительно того, что эти объекты смогут сами профинансировать из операционных доходов свой вывод из эксплуатации.

Нынешний оператор KPK не проводил никаких работ по закупорке этих объектов. Компания недавно предстала перед государственным регулирующим органом за неспособность поддерживать и ремонтировать свои объекты. На слушаниях в конце прошлого года компания заявила, что она “хочет сделать столько, сколько может”, но имеет “ограниченные ресурсы” и не может позволить себе штраф в размере более $795 тыс., насчитанный регулятором.

Отчеты сторон – предыдущих владельцев, нового владельца и анализ авторов доклада – указывают на то, что налогоплательщики и/или другие представители отрасли в конечном итоге заплатят десятки миллионов долларов за очистку и закрытие этих двух бывших центров прибыли.

Причины такой ситуации авторы доклада видят в том, что исторически обязательства по ARO рассматривались как отдаленные затраты, подлежащие оплате из будущих доходов, но совокупные последствия истощения месторождений и энергопереход делают ARO предметом неотложной озабоченности.

Предположения, лежащие в основе безразличия к ARO, больше не выдерживают критики:

• Регулирующие органы и операторы предположили, что ARO будут финансироваться за счет будущих денежных потоков. Но ARO − это конечные обязательства, срок погашения которых может наступить через годы или десятилетия в будущем. В силу дисконтирования эти будущие затраты рассматриваются несущественными для операторов, сосредоточенных исключительно на анализе дисконтированных денежных потоков (discounted cash flow, DCF). В действительности, скважины становятся неспособными финансировать собственное закупоривание задолго до прекращения притока денежных средств, и лишь немногие операторы начинают откладывать наличные деньги для оплаты неизбежного дня, когда скважины должны быть закупорены.

• Операторы предполагали, что они смогут продать свои активы с истекшим сроком эксплуатации фирмам, специализирующимся на зрелых скважинах, и тем самым избежать затрат на вывод из эксплуатации. Однако под пристальным вниманием регулирующих органов потенциальные покупатели начинают включать ARO в свои цены предложения, ограничивая возможности избежать финансового бремени ARO.

• Операторы исторически предполагали, что стоимость утилизируемого оборудования покроет затраты на закупорку. Однако сланцевая революция изменила типы труб и насосного оборудования, необходимые промышленности, что, как правило, снижает реальную стоимость старого оборудования.

• Сочетание возраста, более строгих стандартов закупорки и увеличения глубины и сложности скважин означает, что закупорка сегодня обходится намного дороже, чем несколько десятилетий назад.

Изменения в законодательстве, направленные на снижение риска появления бесхозных скважин, как это было недавно сделано в Колорадо, вероятно, увеличат балансовую стоимость этих обязательств, поскольку потребуются дополнительные финансовые гарантии. Потенциальные покупатели также должны учитывать эти затраты, что затрудняет предотвращение расходов на ARO за счет продажи активов.

В докладе с цифрами анализируются конкретные размеры сумм, необходимых для вывода скважин из эксплуатации, и сроков, когда владельцы и регулирующие органы должны были озаботиться будущими расходами. Их изложение выходит за формат нашей публикации, поэтому приведем заключение доклада.

 

Заключение

Ни COGCC (Colorado Oil and Gas Conservation Commission), ни BLM (Bureau of Land Management, выдает разрешения на добычу стратегических полезных ископаемых) не вмешивались, чтобы обеспечить закупорку скважин. Если бы они имели достаточно власти, проницательности и воли, они могли потребовать перекрытия скважин или финансовых гарантий предполагаемых будущих затрат или оспорить продажу.

С момента продажи широко распространенные и постоянные нарушения экологических норм свидетельствуют о том, что КРК эксплуатирует свои скважины с минимальными затратами, и нет никаких оснований полагать, что КРК добровольно отложит из своей прибыли средства, чтобы помочь оплатить будущие ARO. Фактически, KPK не закупорила ни одну из скважин с тех пор, как приобрела их три и четыре года назад, и заявила в COGCC в прошлом году о своей неспособности оплатить штрафы и затраты на очистку, равные даже небольшой доле накопленных ARO только на этих двух объектах.

Наш анализ указывает, что налогоплательщики или другие лица в конечном итоге заплатят десятки миллионов долларов за очистку и закупорку этих некогда прибыльных скважин.

© 2018-2022 Все права защищены.