Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

У ЕС не получается надежно обеспечить себя газом: аналитика

У ЕС не получается надежно обеспечить себя газом: аналитика
26.12.2022

Меры администрации Европейского Союза для снабжения газом своих членов не гарантируют надежности поставок по приемлемым ценам. Но высокие цены на газ вынуждают потребителей добровольно сокращать его потребление, приводя рынок в равновесие спроса/предложения.

 ЕС борется с дефицитом СПГ усилением бюрократии

Оксфордский институт энергетических исследований (OIES) в докладе «Предложение Комиссии ЕС по совместной закупке газа, предельным ценам и коллективному распределению газа: оценка» проанализировал меры, предлагаемые Комиссией, и нашел их совершенно неудовлетворительными.

Аналитики OIES пишут о вынужденности действий Комиссии и потенциальной бесполезности ее усилий:

- Европейская комиссия находится под сильным давлением со стороны государств-членов и депутатов Европарламента, требующих что-то предпринять в связи с высокими ценами на газ. Комиссия находится в незавидном положении, поскольку любой серьезный анализ газового рынка показал бы, что он работает именно так, как и следовало ожидать, учитывая массовые перебои в поставках. Также очень трудно утверждать, что рынок работает так хорошо, как он был задуман, чтобы работать, если в результате страдают европейские предприятия и потребители. Судя по различным сообщениям и предложениям Комиссии, она знает об этом, но была вынуждена представить что-то, что может удовлетворить спрос на то, что нужно сделать, и в то же время пытается обеспечить функционирование рынка. Говорят, что предложения были продиктованы сверху вниз Президентом Комиссии Урсулой ван дер Ляйен при поддержке председателя Совета ЕС Шарля Мишеля. Предложения не удовлетворили тех, кто настаивает на ограничении цен, поскольку они, вероятно, справедливо понимают, что цель нынешних предложений Комиссии заключается в том, чтобы ограничение цен применялось редко, если вообще когда-либо.

Октябрьские и ноябрьские предложения Комиссии, продолжают авторы, мало что сделают для смягчения нынешнего кризиса. Предложения по ограничению цены и контрольные показатели совместных закупок газа и СПГ в лучшем случае неуместны, а в худшем – вредны. Ограничение цен затруднит баланс спроса и предложения до тех пор, пока не станет доступно больше СПГ. Оно, скорее всего, принесет больше пользы богатым домохозяйствам, чем бедным; принесет больше пользы энергетически неэффективным компаниям, чем эффективным; может снизить конкуренцию на оптовых рынках газа, что приведет к тому, что цены будут оставаться выше дольше; и может поставить под угрозу безопасность поставок, если в ЕС поступит меньше газа.

Текущая рыночная структура, отмечают в Оксфорде, очень успешно справилась с массовым шоком предложения. Новые поставки, в основном СПГ, были привлечены из разных источников, а спрос на газ сократился, так что пока рынок не столкнулся с физическим дефицитом.

«Успешность» борьбы с дефицитом предложения объясняется катастрофическим для нормального функционирования экономики сокращением потребления газа. Снижение совокупного потребления газа по всем странам ЕС-27 за первые одиннадцать месяцев 2022 составило 11% к уровню 2019-2021, а в ноябре 2022 – 23% относительно среднего ноябрьского уровня 2019-2021 гг., что, по данным Bruegel, является сильнейшим сокращением спроса в современной истории. План ЕС о добровольном сокращении с августа потребления газа на 15% оказался ненужным.

Лидерами снижения по спросу на газ являются Финляндия (минус 53% за январь-ноябрь) и Прибалты (Латвия, Литва и Эстония), которые сократили потребление на 27-30%, а к ноябрю вышли на сжатие спроса в половину от среднего уровня 2019-2021.



В ведущих странах Европы (Германия, Франция, Италия и Испания) промышленность по потреблению газа просела сильнее энергетики, которая сократила расход газа в среднем на 12%, тогда как промышленность – на 20-32%. Это логично, так как продукция промышленности конкурирует на мировом рынке, а электроэнергию потребляют на внутреннем.

Спрос на газ сильнее всего упал в сегменте отопления и промышленности




Источник: МЭА

Пример неудачного регулирования цены газа уже показала Испания. Правительство страны ограничило оптовую рыночную цену, которую генераторы электроэнергии платят за свой газ. Это увеличило спрос на газ как в абсолютном выражении, так и по сравнению с другими рынками, а испанское правительство должно было компенсировать разницу между двумя ценами. Увеличение производства газовой электроэнергии в Испании при падении в остальных странах было обусловлено увеличением ее экспорта во Францию, так как субсидирование правительством Испании такой генерации сделало ее привлекательной для французских импортеров электроэнергии. Следовательно, испанское правительство эффективно субсидирует французских потребителей электроэнергии.



Предложения о «нормировании» газа эксперты OIES считают неверными, поскольку они требуют суждения о том, какие потребители могут сократить спрос с наименьшими затратами для себя. Государственные служащие в министерствах просто не имеют доступа к информации, необходимой для принятия таких решений. Проблема в том, что хорошо спроектированные и функционирующие рынки уравновешивают спрос и предложение в зависимости от того, кто может платить, но это может не соответствовать желаниям общества или экономическим потребностям. Используя только цену, миллионер сможет продолжать нагревать свой бассейн, но мать-одиночка с тремя детьми не сможет отапливать свой дом или готовить еду для своих детей. Выход стандартный для всех стран и всех сегментов рынка – цену определяет рынок, а правительство субсидирует неимущих потребителей, которых нельзя оставить без данного продукта.

В OIES также критически оценивают другие предложения Комиссии по «агрегации спроса», «совместным закупкам», «механизму солидарности» и прочие. Например, предлагается дать Комиссии право «рекомендовать соответствующему государству-члену принять меры для предотвращения негативного воздействия» контракта на закупку свыше 0,45 млрд куб. м, если «Комиссия считает, что такой договор окажет негативное влияние на функционирование совместных закупок, внутреннего рынка газа или на безопасность поставок».

Оксфордский институт предрекает провал попыток регулирования газового рынка Европы таким образом, чтобы и рынок сохранить, и цену на газ снизить.

Ситуацию осложняет предупреждение самого надежного поставщика газа в Европу – норвежской Equinor. План Европейской комиссии по ограничению цен на газ может привести к снижению ликвидности на газовом рынке Европы, что создает угрозу его функционированию, заявили в компании, и может заставить участников, включая Equinor, уйти с бирж и перейти на двусторонний внебиржевой рынок.

Впрочем, одно предложение наверняка будет принято: чтобы облегчить агрегирование спроса и совместные закупки, Комиссия создаст специальный Руководящий совет (!), в котором каждое государство-член будет иметь по одному представителю.


МЭА предрекает дефицит в 2023 году


Хотя данные показывают катастрофическое снижение потребления газа в ЕС, МЭА все равно прогнозирует его нехватку в докладе «Как Европейский Союз может избежать нехватки газа в 2023 году».

Если трубопроводный импорт в Европейский Союз из России в следующие году упадет до нуля в 2023 году, а спрос на китайский СПГ восстановится до уровня 2021 года, то в 2023 году Европейский союз столкнется с серьезным разрывом между спросом и предложением, считают в МЭА. Из общего разрыва между спросом и предложением в 57 млрд куб. м, который может возникнуть в 2023 году, около 30 млрд куб. м покрываются уже предпринимаемыми мерами. Для устранения оставшегося дефицита в 27 млрд куб. м предлагается:


- стимулирование более быстрого повышения энергоэффективности;


- более быстрое внедрение ВИЭ;


- ускорение электрификации получения тепла;


- поощрение изменения в поведении потребителей.


Ожидаемые изменения и дополнительные действия по сокращению разрыва между спросом и предложением в Европейском Союзе в 2023 году


Элементы, которые, как уже можно ожидать, частично восполнят разрыв между спросом и предложением в ЕС


Увеличение выработки электроэнергии на угле в Европе и других странах также может снизить давление на газовые рынки, говорится в докладе. В 2022 году срок службы почти 20 ГВт угольных электростанций в Европейском союзе был продлен, их энергия вновь поступила на рынок или были сняты ограничения на рабочее время. Угольные электростанции в 2022 году будут вырабатывать примерно на 45 ТВтч больше электроэнергии, чем в 2021 году, что приведет к дополнительным выбросам CO2 в энергетическом секторе на 35 млн тонн.

Но МЭА твердо стоит за уничтожение угля: «хотя дополнительный переход с газа на уголь возможен в 2023 году, дополнительные выбросы подорвали бы климатические амбиции ЕС и не предусмотрены нашим базовым уровнем спроса».

По оценкам МЭА, ряд дополнительных мероприятий, которые позволят ликвидировать оставшийся дефицит в 27 млрд куб. м в 2023 году, потребуют общие инвестиции в размере около 100 млрд евро. Примерно половина из них направлена на повышение эффективности, в первую очередь на модернизацию зданий, а 40% – на возобновляемые источники энергии. Остальная часть предназначена для установок с тепловыми насосами, биометана и проектов по сокращению сжигания газа в факелах при добыче.


Инвестиции, необходимые для дополнительных действий и, как следствие, экономия на импорте природного газа с течением времени, в 2023 году


Отдельно в докладе упомянут биометан. В 2022 году в Европейском союзе будет произведено около 4 млрд кубометров биометана. Это включает в себя вклад более 150 дополнительных заводов, введенных в эксплуатацию в 2022 году, которые, как ожидается, увеличат производство чуть менее чем на 1 млрд куб. м (при общем потреблении 400 млрд). 80% дополнительных мощностей было введено во Франции.


Новатэк сам профинансирует строительство заводов СПГ


Экспорт СПГ из России в Европу в 2022 году стал максимальным за последние годы. Объем европейского импорта вырос примерно на 20%, а его стоимость составила более 12 млрд евро.




Критическая зависимость EC от СПГ (35% потребления в текущем году) не помешала союзу ввести запрет на поставку РФ оборудования для производства СПГ.


СМИ в апреле сообщали о критической зависимости России от поставок западного СПГ-оборудования. Единственным примером СПГ-линии полностью на российском оборудовании стала четвертая линия «Ямал СПГ» НОВАТЭКа на 0,9 млн тонн в год. Но при ее строительстве возникла масса сложностей, и, как отмечают собеседники «Ъ», она до сих пор работает с перебоями. Кроме того, эта линия по производительности в несколько раз меньше, чем обычно используются на крупных заводах (5–7,5 млн тонн).


В июле, по информации «Коммерсанта», НОВАТЭК решил передать незавершенные из-за санкций ЕС работы по строительству мощностей для первой и второй линий завода «Арктик СПГ 2» инжиниринговыми компаниями Technip и Saipem двум новым подрядчикам — подконтрольной НИПИГАЗу Nova energies, а также неизвестной рынку Green Energy Solutions LLC, зарегистрированной в ОАЭ.


А в сентябре на полях Восточного экономического форума Леонид Михельсон сообщил, что его компания приняла решение самостоятельно финансировать НИОКР и разработчиков СПГ-оборудования. Максимальная сумма выделяемого финансирования может составить до 30 млрд рублей.


Кредиты западных компаний на строительство заводов СПГ включали условия продажи будущей продукции. Теперь благодаря санкциям ЕС цена газа выросла, и НОВАТЭК может без привлечения кабальных кредитов развернуть производство оборудования внутри России, получая свободу продавать СПГ тому, кто больше заплатит. И не факт, что это будет ЕС с его очередными самоудушающими санкциями.

© 2018-2023 Все права защищены.