Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Статьи, аналитика

Запад не хочет платить за свои выбросы СО2

Запад не хочет платить за свои выбросы СО2
04.07.2022
Накануне боннской встречи посланник США по вопросам изменения климата Джон Керри, выступая на Би-би-си, раскритиковал ряд крупных стран за невыполнение обещаний, данных ими на COP26, причем совершенно справедливо. В Глазго страны договорились представить более амбициозные планы по борьбе с изменением климата. Крайним сроком для предоставления новых планов по сокращению выбросов был назначен сентябрь текущего года. На начало июня планы представили только 11 стран из 196.

На COP26 страны договорились о сокращении использования угля, на долю которого приходится 40% ежегодных выбросов CO2. Однако в настоящее время 34 страны рассматривают возможность строительства новых угольных электростанций. Китай, крупнейший в мире потребитель угля, сообщил в марте о намерении увеличить добычу на 300 млн тонн в год. А Индия, второй после Китая потребитель угля, в апреле объявила, что увеличивает производство угольной энергии и вновь открывает 100 угольных электростанций.

В Глазго страны договорились прекратить субсидирование ископаемого топлива. Но, по данным МЭА, субсидии на ископаемое топливо увеличились в 2021 году.



Более 100 стран, на долю которых приходится около 85% мировых лесов, пообещали прекратить вырубку лесов к 2030 году. Это считается жизненно важным, так как деревья поглощают около 10% ежегодно выделяемого СО2. Но в Бразилии, где находится более половины тропических лесов Амазонки, вырубка выросла на 69% по сравнению с прошлым годом.

Однако основной нерешенный вопрос в борьбе с глобальным потеплением остался прежним – деньги.

По результатам встречи в Бонне развивающиеся страны выразили «разочарование» тем, что переговоры завершились без конкретного решения по оказанию помощи уязвимым странам. При этом у развивающихся стран имеются претензии на финансирование по двум направлениям: 1) текущая помощь в сокращении выбросов, то есть помощь в энергопереходе на безуглеродные технологии; 2) компенсация потерь и ущерба, накопленных за годы повышенных выбросов СО2 развитыми странами.

Второй вопрос мало освещается в СМИ, а у него долгая история.

Компания «Аосис» (Aosis), которая проводит информационно-пропагандистскую деятельность на глобальных переговорах по климату от имени 39 малых островных государств, впервые подняла вопрос о потерях и ущербе (L&D, Lost&Damadge) в 1991 году. Тогда она призвала оказать поддержку островам, сталкивающимся с повышением уровня моря. Отметим, что какого-то особого повышения никто реально не наблюдает, но запугивание обывателей этим повышением ведется постоянно и с размахом. Генсек ООН снялся в своем парадном костюме, стоя по колено в воде. Глава одного из островных государства притащил в море свой письменный стол.

С 1991 года, то есть в течение 30 лет, малые островные государства и другие якобы уязвимые к изменению климата страны продолжали просить богатые страны помочь им справиться, кроме повышения уровня моря, с такими экстремальными явлениями, как волны тепла, ураганы и наводнения от проливных дождей. Острова утверждают, что богатые страны должны платить за вызванные климатом убытки и ущерб, которые ими нанесен, потому что развитые страны несут ответственность за почти 80% исторических выбросов СО2.

Механизм для обсуждения L&D был создан в Варшаве в 2013 году. Этот Варшавский международный механизм (Warsaw International Mechanism, WIM, ВИМ) возмещения убытков и ущерба, связанных с последствиями изменения климата, имел объявленными целями: 1) накопление знаний об убытках и ущербе вследствие изменения климата; 2) координация действий и исследований; и 3) поддержку в устранении потерь и ущерба в соответствии с UNFCCC (United Nations Framework Convention on Climate Change, Рамочная конвенция ООН по вопросам изменения климата, РКИКООН).

До настоящего времени работа, проделанная Исполнительным комитетом ВИМ (Исполкомом) была сосредоточена на углублении понимания и осведомленности по этому вопросу и содействии сотрудничеству с соответствующими заинтересованными сторонами. Выполнение третьей функции WIM по поддержке и устранению последствий очевидно буксует.

В 2009 году в Копенгагене развитые страны пообещали выделять к 2022 году до 100 млрд долларов на L&D. Пока это обещание не выполнено.

Тема убытков и ущерба была включена в Парижское соглашение в 2015 году. Тогда США настояли на добавлении пункта, в котором говорилось, что соглашение «не предполагает и не обеспечивает основы для какой-либо ответственности или компенсации». Дебаты об ответственности и компенсации сделали потери и ущерб «политическим табу».

Несмотря на подписание «коалиции с высокими амбициями» с малыми островными государствами и уязвимыми странами на ноябрьских переговорах по климату в Глазго, США и ЕС заблокировали предложение о финансировании фонда для L&D. Джона Керри спросили, почему США выступают против создания такого объекта, специальный посланник Вашингтона по климату сказал журналистам: «Мы всегда вдумчиво относимся к вопросу об ответственности и к тому, к чему это приведет».

На СОР26 только Шотландия, страна-хозяин встречи, стала первой в мире, которая выделила конкретное финансирование для компенсации потерь и ущерба, пообещав 2,7 млн долларов для оказания помощи общинам, находящимся «на переднем крае климатического кризиса». Благородный жест Шотландии никто не поддержал.

Богатые страны обеспокоены любым предложением о юридической ответственности, которое «подсадило бы их на крючок на миллиарды, если не триллионы», писали СМИ по результатам встречи в Бонне, где Европейский союз и Соединенные Штаты в очередной раз заявили, что финансирование может быть направлено через сеть существующих гуманитарных организаций, организаций по развитию и климату.

Опасения развитых стран насчет финансов, в принципе, оправданы. По оценкам Программы ООН по окружающей среде, расходы развивающихся стран на борьбу с последствиями изменения климата могут достичь 300 миллиардов долларов в год к 2030 году и 500 миллиардов долларов к 2050 году. В выступлении сопредседателя Постоянного комитета ООН по финансам о потребностях развивающихся стран в климатическом финансировании прозвучала сумма в $5–11 трлн.

Однако некоторые участники боннского мероприятия нашли его не абсолютно безнадежным. Выступая на пресс-конференции в Бонне, Дэвид Васкоу, международный директор по климату в Институте мировых ресурсов (WRI), описал переговоры как «закладку основ» для вопросов, которые будут выдвинуты на COP27. Несмотря на неудачу и дисгармонию, которую тема денег создала на переговорах, потери и ущерб теперь «прямо в середине переговоров», сказал Марк Лютес из WWF и добавил: «Два-три года назад об этом почти никто не говорил».

Нерешенным остался вопрос о торговле углеродными квотами. На СОР26 был достигнут прогресс по началу работы над внедрением в практику ст. 6 Парижского соглашения. В Бонне обсуждались детали технического характера, но, как говорят участники, «важно, чтобы экологическая целостность статьи 6 сохранялась, но есть много способов, которыми это может быть подорвано».

Проблема – в правилах ведения реестра, в котором будет отслеживаться передача квот в соответствии со статьей 6.2 (эта статья регулирует международную передачу квот на выбросы углерода).

Еще больше вопросов по статье 6.4, которая создает централизованный, управляемый ООН механизм, позволяющий проектам получать углеродные кредиты, аналогично Механизму чистого развития (Clean Development Mechanism) Киотского протокола. Прежде чем можно будет приступить к детальной работе по разработке его правил, необходимо назначить надзорный орган: две региональные группировки – Азиатско-Тихоокеанская группа и Группа государств Латинской Америки и Карибского бассейна – не согласовали своих представителей к концу переговоров.

О смертельной опасности для человечества глобального потепления впервые четко было заявлено на саммите в Рио-де-Жанейро в 1992 году. С тех пор прошло 30 лет. Были построены десятки тысяч ветрогенераторов и установлены миллионы солнечных панелей. Однако на сегодня Европа и США умоляют арабские страны увеличить добычу нефти, от стран Африки и Австралии требуют добывать больше газа и угля. Нидерланды присоединились к Великобритании и Германии в запуске своих было остановленных угольных электростанций.

В этой ситуации призывы к развивающимся странам переходить на ветряки и солнечные панели выглядят не слишком убедительными, особенно если под этими призывами нет миллиардов долларов.
© 2018-2022 Все права защищены.