Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

«Мы объективно по уровню экономического развития ближе к Румынии и Болгарии, чем к Дании, Финляндии или Германии»

 «Мы объективно по уровню экономического развития ближе к Румынии и Болгарии, чем к Дании, Финляндии или Германии»
05.07.2021

В своем послании президент РФ Владимир Путин поставил в том числе и задачи в области энергетики. «Нам нужны новые комплексные подходы к развитию энергетики, включая новые решения в сфере атомной генерации в таких перспективных направлениях, как водородная энергетика и накопители энергии. Мы должны ответить на вызовы изменений климата, адаптировать к ним сельское хозяйство, промышленность, ЖКХ, всю инфраструктуру, создать отрасль по утилизации углеродных выбросов, добиться снижения их объемов и ввести здесь жесткий контроль и мониторинг», – заявил глава государства. В частности, он призвал стремиться к тому, чтобы за предстоящие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России был меньше, чем в Евросоюзе.

По заявлению президента, эти цели вполне достижимы при том научно-техническом потенциале, который имеется в России. Между тем, на прошедшем недавно под эгидой комитета ГД по энергетике круглом столе «Стратегия низкоуглеродного развития Российской Федерации до 2050 года: влияние на энергобаланс и развитие энергетики» много говорилось о том, что на сегодняшний день Россия далеко не полностью использует возможности, которые позволили бы ей занять достойное место в глобальной экономике эпохи «после энергоперехода».

Россия обладает огромными запасами традиционных энергоносителей и столь же огромным поглощающим потенциалом (прежде всего за счет лесов). Стоит ли в таком случае форсировать переход к низкоуглеродной экономике, рискуя замедлением экономического роста и понижением и без того невысокого уровня жизни значительного числа граждан?

Если мы леса приведем в порядок, будем сажать новые леса, будем их администрировать, то у нас, конечно, есть хорошая возможность доказать всем, что это не просто наша точка зрения, что леса наши могут поглощать СО2, а что это на самом деле так. Надо заняться масштабной лесной программой, чтобы у нас много было лесников, а не как сейчас – один человек на множество гектаров. Пусть компании вкладываются, в том числе покупают зелёные сертификаты в эти леса. И да, это тоже будет наш качественный вклад в мировую борьбу с изменением климата, в мировую борьбу за экологию и, возможно, удастся донести мысль о том, что мы люди ответственные. Давайте сделаем такие леса, которые будут загляденьем, и тогда может быть даже ЕС удастся в чем-то убедить.

В развитых странах Европы, где возобновляемая энергетика активно развивается, там цены на электричество для населения раза в три больше, чем цена на электричество, например, в бедных странах ЕС вроде какой-нибудь Румынии или Болгарии. Мы объективно по уровню экономического развития ближе к Румынии и Болгарии, чем к Дании, Финляндии или Германии. Это необходимо учитывать. Поэтому в российских условиях развитие возобновляемых источников энергии и в целом энергопереход должен учитывать наши особенности. Скажем, если для Дании нужно заниматься электрификацией, то для нас, например, нужно заниматься активно использованием природного газа. Его же можно использовать не только в традиционных вариантах, но и в виде глубокой переработки, поставок СПГ и СУГ. Дальше с помощью газа можно получать водород, в том числе не только серый, но и голубой водород с улавливанием СО2. Для нас голубой водород это тоже перспектива на будущее отличное. Нужно развивать направление газомоторного топлива.  Россия один из мировых лидеров в атомной энергетике, по ряду вопросов мы просто мировой лидер, реакторы на быстрых нейтронах, которые в перспективе позволит замкнуть атомный цикл и практически избавиться от проблемы атомных отходов. Мы занимаемся малыми атомными станциями, мы можем эти проекты предлагать по всему миру, каким-нибудь островным государствам это будет очень интересно. То есть наша задача не скопировать Бразилию, Данию или Америку. Хотя Америка – это яркий пример страны, где, с одной стороны, развиваются технологии энергоперехода и всякие зеленые штуки, а с другой они производят огромное количество нефти и газа. И нам надо производить этот нефтегаз, пока он востребован, пока он нужен. Надо этого не стесняться, наоборот. И это должно быть совмещено с энергопереходом, а не противопоставлено энергопереходу.

Пока действия России в области энергоперехода носят чисто реактивный характер. Может ли наша страна предлагать собственную повестку в рамках энергоперехода или мы обречены на то, чтобы все время следовать в фарватере стран-лидеров?

Совершенно очевидно, что Россия не должна следовать в чужой повестке по той причине, что, просто, стартовые условия, которые есть у России для энергоперехода совершенно иные, чем в ряде других стран. Во-первых, у нас довольно много ресурсов природных, которые мы можем и должны использовать просто потому, что так сложились обстоятельства, что у нас они есть, а у других нету. Во-вторых, конечно, если мы следуем чужой повестке, то нам постоянно и чужие правила предлагают. Наша повестка должна быть в том, что активное использование газа вместо угля – это очень мощный шаг экологический вперед и для нас, и для тех стран, которые у нас газ покупают, и атомная энергия соответственно, и водород из газа, и из атомной энергии. А вот представить себе, что мы будем массово строить именно ветряки и солнечные станции, а потом куда-то еще продавать, ну это маловероятно. Мы будем что, использовать чужие солнечные батареи, которые сделаны в Китае и ветровые станции, которые преимущественно будут импортом из Германии? А потом мы будем куда это электричество денем?

Какие конкретные меры могла бы предпринять Россия, чтобы минимизировать потери от сокращения российского экспорта энергоресурсов, уменьшить дополнительное налоговое бремя для промышленности и исключить риск вымирания моногородов в нефтегазовых районах страны?

Надо не копировать чужие стратегии, а разрабатывать свою. И надо понимать, что здесь не будет идеального решения, которое всем понравится. Очевидно, что даже некоторое согласие с европейской повесткой, даже частично, уже будет означать для России увеличение стоимости российских продуктов, товаров и снижение их конкурентоспособности. В общем, населению нашему, промышленности нашей, конечно, нужно быть к этому готовым. Но одно дело если мы идем постепенно и разумно, а другое дело, если мы, что называется, бросились за зеленой повесткой задрав штаны. Здесь можно наломать дров и потерять остатки конкурентоспособности.

© 2018-2020 Все права защищены.