Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

«Венесуэла способна выстоять против США и спасти свой нефтяной сектор»

«Венесуэла способна выстоять против США и спасти свой нефтяной сектор»
05.06.2020

Исторически, как развивалась нефтяная промышленность Венесуэлы, были ли предпосылки для нынешней ситуации?

Добыча и экспорт нефти начались в Венесуэле в 1914 году после предоставления концессий англо-голландской компании Royal Dutch Shell, которая начала разработку в районе месторождения Мене-Гранде со скромных 250 баррелей в день. В 1918 году добывать нефть в Венесуэле начинают североамериканские компании и к 1924 году они вытеснили дочерние компании Shell – Mene Grande Oil Company и Caribbean Petroleum, которые получили концессии в регионах, наиболее богатых нефтью.

В соответствии с Законом об углеводородах от 1943 года (который действовал до 2001 г.) компании обязаны были построить нефтеперерабатывающие заводы для внутренних потребностей страны. Таким образом, в 40–60-е годы прошлого века в Венесуэле была создана сеть заводов. Предприятия были расширены и модернизированы уже в 70–80-е годы.

В принципе, нефтяная политика Венесуэлы после 1922 года (концессионная стадия), а также после национализации в 1970-е балансировала между экономическими интересами правительства и частных компаний США.

Кому изначально принадлежала венесуэльская нефть и как менялась ситуация со временем?

Чтобы понять, кому принадлежала венесуэльская нефть, можно обратиться к нашему испанскому юридическому наследству, созданному в XVII и XVIII веках.

Правовая история добычи полезных ископаемых в Венесуэле началась с «Указа о горнодобывающей промышленности Новой Испании», обнародованном в Аранхуэсе (Испания) 22 мая 1773 года, в результате чего король Испании, оставил за собой собственность шахт «любого типа, включая битумы или соки земли» (нефть).

Эти постановления о наместничестве Новой Испании (современной Мексики) были расширены в 1784 году до территории современной Венесуэлы. Так что первоначально все шахты принадлежали испанскому королю и могли быть переданы в собственность нефтедобывающим компаниям с обязательством платить налоги. Этот принцип вошел в законодательство Большой Колумбии через Указ освободителя Симона Боливара, выпущенный в Кито в 1829 году и после создания Республики Венесуэла по итогам Постановления Национального конгресса.

В XIX веке началась добыча нефти с участием иностранных добывающих компаний, действующих посредством разрешений правительства Венесуэлы. В соответствии с «Законом об углеводородах 1943 года» срок действия концессий заключался на 40 лет без исключения, то есть до 1983 года. Добывающие компании или иностранные концессионеры должны были автоматически предоставлять информацию о географических районах эксплуатации, существующей инфраструктуре, материалах и оборудовании, без какой-либо компенсации.

В 70-е годы в венесуэльской нефтяной промышленности произошли серьезные изменения. Чем они были спровоцированы?

В конце 1960-х годов нефтедобывающие иностранные компании, чтобы продлить концессии еще на 40 лет (с 1983 по 2023 год) начали угрожать покинуть зоны добычи и утилизировать активы, связанные с нефтяной деятельностью.

Так для защиты венесуэльской нефтяной промышленности был создан «Закон об активах, затронутых восстановлением концессий на углеводород», известный как «Закон о возврате», одобренный в июле 1971 г. Конгрессом Республики (сейчас Национальное собрание).

«Закон о возврате» был правовым инструментом. Концессионеры были обязаны поддерживать в работоспособном состоянии все имеющиеся активы и имущество. Было снято обязательство о разработке имеющихся месторождений, компаниям было дано 3 года для завершения процесса, по истечении которого необходимо было вернуть государству неразработанные или неперспективные территории.

После принятия «Закона о возврате» началась дискуссия о возврате под государственный контроль всех месторождений. И первый шаг был сделан довольно скоро.

В 1975 году была проведена национализация нефтяного сектора, но она не относилась к месторождениям, собственность на которые была приобретена еще до рождения Республики. Национализация охватила вопросы правового регулирования работы на месторождениях. Большинство же месторождений и добываемое на них сырье оставались в собственности международных корпораций, в результате чего Венесуэла оказалась в ситуации технической, экономической и политической отсталости. Она не могла осуществлять эксплуатацию самостоятельно, ни прибегая к помощи иностранных или национальных частных компаний.

Как отреагировали в США на эти изменения?

«Закон о возврате» и национализация были проведены в Венесуэле в довольно благоприятных геополитических условиях и в очень удобное время. На США в тот момент за поддержку государства Израиль было наложено нефтяное эмбарго арабскими странами. Набирала силу ОПЕК и оставалась напряженной ситуация на Ближнем Востоке.

Важно, что при принятии «Закона о возврате» и национализации было решено не политизировать новую национальную компанию PDVSA.

Чтобы обеспечить независимость PDVSA от политических сил, пригласили руководителей из иностранных компаний, максимально «интернационализировав» компанию. В таком режиме работал нефтяной сектор Венесуэлы в 80-90-е годы.

Что поменялось с приходом к власти Уго Чавеса в 1999 году?

С приходом к власти Уго Чавеса сложившаяся система меняется. Новое правительство Венесуэлы поддержало лозунг, придуманный в начале Второй Мировой войны: «Мы являемся надежной страной-поставщиком нефти для США». Но одновременно правительство начало разрабатывать действия, которые ударили по интересам американских нефтяных компаний в Венесуэле.

Например, был принят закон, который существенно повышает государственные доходы от налогов на нефть. Инвестиции нефтяных компаний были переведены на баланс смешанных компаний. Был введен абсолютный государственный контроль над компанией Petróleos de Venezuela Sociedad Anónima (PDVSA).

Цены на венесуэльскую нефть на мировом рынке были выше производственных затрат в течение правления Чавеса. Кроме того, были доходы, полученные партнерами в смешанных компаниях, и крупные кредиты, предоставленные правительству Венесуэлы другими странами, которые конкурируют с США за лидерство в мировой экономике. То же самое продолжалось в течение первого срока Николаса Мадуро.

Что произошло во взаимоотношениях между двумя странами в последние годы?

Во времена правления Чавеса и нынешнего президента Мадуро, правительство США, при поддержке своего частного нефтяного сектора, усилило давление на правительство Венесуэлы.

Например, США активно участвовали в борьбе за смену власти, поддерживали оппозиционные политические партии, финансировали их участие в избирательных процессах с 1999 по 2018 годы. Одновременно Вашингтон не признал избранного в 2019 году президента Мадуро и поддержал оппозиционного кандидата. Кроме того, США используют свое лидерство в международных организациях для давления на нынешнее правительство Венесуэлы.

В настоящее время правительство США активно участвует во всех действиях, которые проводятся с целью смены власти в Венесуэле.

Также осуществляется и экономическое давление. Американским компаниям запрещено продавать оборудование для нефтяных танкеров Венесуэлы. Введены санкции против международных компаний, которые поставляют материалы и оборудование для венесуэльской нефтяной промышленности, и чьи финансовые системы регулируются Всемирным банком во главе с правительством США. Заморожены нефтяные активы Венесуэлы за границей.

В мае Иран направил пять танкеров с бензином в Венесуэлу, страну с самыми большими запасами нефти в мире. Почему Венесуэла не способна обеспечить себя бензином сама?

Обострение конфликта между правительствами Венесуэлы и США стало сказываться на национальной нефтяной промышленности. Шесть основных венесуэльских нефтеперерабатывающих компаний оказались втянуты в конфликт. Компаниям стало не хватать материалов и оборудования для нормальной работы.

Правительство Венесуэлы пытается использовать сложившуюся ситуацию в своих внутренних интересах и строит отношения с дружественными странами.

В настоящее время бензин в Венесуэлу поставляет Иран. Это бьет по правительству США в год выборов. Срывает планы по «экономической блокаде» и «удушению», по срыву поставок оборудования в Венесуэлу. Кроме того, гарантирует несколько месяцев жизни автомобильному парку и индустрии Венесуэлы. Что важно, это также позволяет правительству Венесуэлы рационализировать поставки бензина населению, правительственным учреждениям и производственному сектору в течение времени, необходимого для запуска в эксплуатацию нефтеперерабатывающих заводов. Которые, в свою очередь, смогут гарантировать объем производства, необходимый для восстановления экономики на начальном этапе. На следующем этапе возможно расширение производства до экспорта в страны Центральной Америки и Карибского бассейна.

Способна ли Венесуэла в нынешних условиях противостоять такому давлению США?

В данных условиях Венесуэла вполне способна справиться с агрессивной политикой США. Особенно, учитывая, например, рост электронного юаня (при поддержке ЗВР Китая и его национальной валюты). Возможен конец гегемонии доллара США как единственной валюты для транзакций. Продолжаются политические провалы политики США, утрата зон влияния.

Какие шаги следует предпринять Венесуэле, чтобы выйти из кризиса?

В первую очередь, соблюдать обязательства по энергетическим соглашениям с Китаем, Россией, Индией, со странами группы ALBA и PETROCARIBE. Также улучшить свои перерабатывающие мощности, чтобы производить традиционные горюче-смазочные материалы для внутреннего рынка и стран ALBA и PETROCARIBE.

И зарегистрировать с участием частного капитала новые индустриальные парки для получения огромного ассортимента продукции любого качества как для внутреннего потребления, так и для экспорта. Это могло бы помочь отказаться от мономодели производителя/экспортера, навязанной США.

Оправдана ли нефтяная политика Каракаса, которую он развивал на протяжении последних лет?

Правительство Венесуэлы строит свою нефтяную политику на отказе от модели, навязанной крупными нефтяными транснациональными корпорациями США. Каракас планировал отказаться от модели «монопроизводитель/экспортер» сырой нефти и развить собственную модель. Эта модель не удалась. Потому что мировая экономика перешла к коммерческой многополярности и странам, находящимся на периферии «северного гиганта» (США), невероятно сложно развивать что-то собственными силами. В таком случае затраты на производство нефти в краткосрочной и среднесрочной перспективе будут выше цен на нефтяных рынках.

Какие отношения у Венесуэлы с Кубой?

Торговые отношения Венесуэлы и Кубы регулируются энергетическими соглашениями PETROCARIBE. А планируемое введение в эксплуатацию кубинского НПЗ будет способствовать производству и экспорту бензина и других продуктов в страны Центральной Америки и Карибского бассейна.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро повысил цену на бензин. Что вы думаете об этом?

Меры, принятые национальным правительством, были приняты после 76-дневного карантина, когда бензин продавался на «черном» рынке по 3 доллара за литр. Известно, что бензин был закуплен у Исламской Республики Иран по рыночным ценам. При этом политические перемены на сегодня невозможны из-за отсутствия вменяемой оппозиции, которая бы пользовалась авторитетом. В данный момент смена правительства в Венесуэле зависит исключительно от блокады и вмешательства США.

© 2018-2020 Все права защищены.