Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Экспертиза

«Санкции в отношении «Северного потока – 2» препятствуют возобновлению трансатлантического взаимодействия»

«Санкции в отношении «Северного потока – 2» препятствуют возобновлению трансатлантического взаимодействия»
28.04.2021

Специалист по европейской энергетической политике и геополитике в Брюсселе Мадалина Сису Викари рассказала Институту развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) о том, насколько на данный момент реально завершение «Северного потока – 2» и почему завершение строительства еще не будет означать окончательного решения вопроса.

1 апреля компания Nord Stream AG объявила, что оставалось проложить 5% от общей длины газопровода. Будет ли проект все-таки завершен?

По состоянию на 31 марта оставалось проложить примерно 93 км в водах Дании и примерно 28 км в водах Германии, и в соответствии с графиком, представленным Датским энергетическим агентством, строительство «Северного потока – 2» должно быть завершено примерно в сентябре. Некоторые наблюдатели и официальные лица настроены еще более оптимистично: они видят, что строительство трубопровода будет завершено примерно в июне, после чего, по их словам, последует период в полтора или два месяца ввода в эксплуатацию. Однако, исходя из аналогичного опыта испытаний и режима заполнения «Северного потока – 1», эти сроки ввода в эксплуатацию выглядят довольно оптимистичными.

В то же время следующий обязательный отчет Конгрессу США, требуемый в соответствии с разделом 7503(d), известным как закон «О защите энергетической безопасности Европы (PEESA)», ожидается 17 мая, но некоторые законодатели попросили администрацию представить Конгрессу новые санкции до этой даты. Пока что Госдепартамент не ввел новых санкций в отношении «Северного потока – 2»; он оставил в силе санкции, введенные администрацией Трампа в отношении российского судна-трубоукладчика «Фортуна» и его владельца KVT-RUS.

Какие, по Вашему мнению, факторы на данный момент влияют на процесс завершения строительства?

При оценке перспектив завершения строительства трубопровода следует принимать во внимание, по крайней мере, следующие факторы.

Первый: как именно Соединенные Штаты будут развивать свои отношения с Германией принимая во внимание внутреннее давление (особенно со стороны Конгресса), направленное на то, чтобы расширить санкции по проекту.

Второй: будут ли применяться санкции к другим организациям и что это будут за компании.

Третий: воспользуются ли Соединенные Штаты тем, что некоторые называют «ядерным» вариантом. Речь здесь идет о введении санкций в основном против Nord Stream AG и других европейских компаний, участвующих в проекте.

Пока, согласно последним сообщениям, санкции против Nord Stream 2 AG не стоят в повестке дня. Тем не менее, новое руководство по санкциям PEESA, обнародованное Госдепартаментом 9 апреля, может быть одновременно указанием на то, что администрация США намерена в дальнейшем нацелиться на Nord Stream 2. В этом руководстве также четко указывается, что периоды прекращения действия санкций для физических и юридических лиц в проекте заканчивается 31 января 2021 года.

То есть каких-то серьезных препятствий для завершения проекта пока нет?

Новые санкции в отношении российских физических лиц и компаний, участвующих в проекте «Северный поток – 2», будут иметь ограниченное воздействие, поскольку у них (этих физлиц и компаний – ред.) нет ни связей с Соединенными Штатами, ни намерения использовать доллар для ведения бизнеса. В целом, несмотря на то что почти все компании, участвующие в проекте «Северный поток – 2», либо находятся под санкциями, либо под угрозой санкций, похоже, что, если не произойдет резкого развития событий, процесс прокладки трубопровода будет завершен. Тем не менее, проблемы у проекта сохранятся, поскольку он должен пройти сертификацию в соответствии с разделом 7503 PEESА. Как указано в руководстве, организации, которые предоставили свои услуги по испытанию, инспекции или сертификации, необходимым для завершения или ввода в эксплуатацию газопровода Nord Stream 2, подлежат санкциям, если они не свернули свои операции до 31 января 2021 года.

Ангела Меркель вероятно покинет свой пост этой осенью. Есть точка зрения, что, если к этому времени проект не будет завершен, политические гарантии, данные предыдущим правительством, исчезнут. Как вы думаете, будут ли противники проекта стараться всеми возможными способами максимально затянуть строительство объекта?

Пока ожидается, что Партия зеленых Германии станет частью правящей коалиции после сентябрьских парламентских выборов. Зеленые объявили, что их предвыборная программа будет включать отмену «Северного потока-2» не только «из-за его климатических и энергетических последствий», но и из-за его геополитических последствий. В настоящее время они также проводят кампанию по сбору подписей под заголовком «Остановите Северный поток - 2».

Однако, помимо политической риторики, еще предстоит посмотреть, как этот подход будет воплощен в жизнь, учитывая, что трубопровод может быть завершен до того момента, когда следующая коалиция Германии начнет работать, а это не раньше конца года. В этом контексте уместно подчеркнуть, что одной из причин того, что сентябрь является крайним сроком для завершения строительства трубопровода, является новая политическая реальность при будущей правящей коалиции Германии.

Какие еще сложности с реализацией проекта могут возникнуть?

После завершения укладки трубопровода проект потребует подключения несоединенных участков трубопровода, а также проверки конструкции завершенного трубопровода и заполнения его газом. Как я сказала ранее, после завершения строительства у проекта «Северный поток – 2» возникнут и другие проблемы. Во-первых, это связано с сертификацией. В связи с этим до сих пор неясно, какое решение будет найдено для замены Norske Veritas Holding AS, которая предоставила проекту специализированные услуги по верификации и сертификации. Некоторые считают, что государственный климатический фонд, созданный правительством северогерманской земли Мекленбург-Передняя Померания, может стать решением в данной ситуации, поскольку любое юридическое лицо Европейского Союза или правительство, которое не действует как коммерческое предприятие, освобождено от санкций PEESA. Еще одна главная задача – обеспечить соблюдение Газовой Директивы.

Следовательно, если строительство завершится, следующим фронтом битвы может стать сертификация трубопровода и соблюдение Газовой Директивы. Это, вероятно, задержит начало эксплуатации трубопровода.

В зоне строительства регулярно находятся иностранные военные и рыболовецкие суда, летают противолодочные самолеты. И все это несмотря на то, что вокруг строительной площадки создана закрытая зона в полторы мили. Какова цель этих действий?

Представители «Северного потока – 2» заявили, что в конце марта неопознанная подводная лодка всплыла менее чем в одной морской миле от «Фортуны» и, предположительно, обстреляла якорную линию судна. Также были заявления, связанные с присутствием польских траулеров в феврале и марте, относительно предполагаемого маневрирования польского военного корабля и регулярных пролетов противолодочного самолета. В то же время ВМС Польши отрицали, что проводили провокационные операции, и заявляли, что их задачи выполнялись в соответствии с международным правом.

В этой войне заявлений и встречных заявлений трудно что-либо понять более конкретно. На мой взгляд, только независимое расследование могло бы прояснить точные обстоятельства, при которых произошли эти события. А пока комментаторы и эксперты могут лишь строить предположения о произошедшем. Чтобы не заходить слишком далеко в спекуляциях, добавлю только, что некоторые заинтересованные стороны считают газопровод «Северный поток – 2» стратегическим риском для Балтийского региона. Они считают, что трубопровод позволит России и дальше расширять свое военное присутствие в Балтийском море. Судя по всему, вышеперечисленные разработки несут в себе черты некой игры. В связи с этим некоторые заинтересованные стороны могли таким образом отправлять некий месседж, более или менее символический.

Москва рассматривает санкции Вашингтона как пример недобросовестной конкуренции, с помощью которой США пытаются освободить европейский рынок для собственного более дорогого газа. Как вы думаете, насколько это соответствует действительности?

Прежде всего, важно отметить, что глобальный спрос на газ в ближайшие годы будет определяться Азиатско-Тихоокеанским регионом, а не Европой. Европа – уравновешивающий рынок с довольно ограниченным потенциалом роста, на который еще больше повлияет распространение возобновляемых источников энергии и, в итоге, другие события, такие как введение налога на выбросы углерода. Таким образом, Азия будет одновременно двигателем роста мирового спроса на газ, а для экспортеров СПГ – рынком с более высоким потенциалом, чем европейский.

Почему же тогда США так стремятся продавать свой СПГ в Европе?

Якобы существуют значительные геоэкономические интересы, связанные с «Северным потоком – 2». В то же время они не неизменны, и их количество постоянно меняется. Например, для администрации Трампа продвижение СПГ в США было частью инструментария государственного управления, в то время как нынешняя администрация ставит очень амбициозные цели в области зеленой энергетики и смотрит на экспорт СПГ через призму геоэкономической политики.

Однако, когда дело доходит до санкций против трубопровода, то они были и остаются главным образом геополитическими соображениями, а не геоэкономическими. Снижение геополитического влияния России было первоначально самым явным интересом, вращавшимся вокруг Nord Stream 2. Его оппоненты рассматривали трубопровод как инструмент увеличения энергетической зависимости от России некоторых европейских стран. Это вызвало стратегическую озабоченность по поводу безопасности Украины и в целом рассматривается как признак влияния России на Европу. Наконец, геополитические последствия усугубляются растущей конкуренцией между великими державами.

США, Польша, Украина и некоторые другие страны считают «Северный поток – 2» угрозой энергетической безопасности. Германия выступает за завершение строительства. Кто сейчас ближе к победе в этом противостоянии?

Существуют мнения о том, что санкции в отношении Северного потока – 2» являются «наследием» прежней администрации и, таким образом, являются препятствием на пути к возобновлению трансатлантического взаимодействия, особенно в контексте потребности Соединенных Штатов заручиться поддержкой в противостоянии с Китаем. В дополнение к противодействию Польши и Украины, проект «Северный поток – 2» также вызывает ожесточенное противодействие со стороны внутриполитических сил в Соединенных Штатах. В контексте возобновления конкуренции стран администрация Байдена сталкивается с растущим давлением Конгресса с требованием ввести санкции против проекта.

Какое же решение проблемы видится вам оптимальным?

За последние месяцы мы стали свидетелями вала предложений, выдвинутых экспертами и практиками, о том, как решить проблему «Северного потока – 2». Это и создание механизма отключения, который будет использоваться в случае попытки России сократить транзит газа через Украину, и инвестиции в альтернативные и возобновляемые источники энергии в энергетическом секторе Украины в сочетании со стратегическими гарантиями, и мораторий на санкции параллельно с приостановкой строительства трубопровода с последующими переговорами по проекту, и сильный надзор и регулирование ЕС и так далее. Эти голоса требуют «творческого переосмысления» проекта, что стало бы частью более широкой американо-европейской стратегии, направленной на решение геополитических последствий проекта.

Однако, согласно последним сообщениям, похоже, что администрация Байдена уже подготовила санкции против проекта, которые потенциально могут положить ему конец, но пока решила их не воплощать в жизнь.

Таким образом, взаимодействие между этими силами в основном, стремление к «творческому переосмыслению» проекта, требование санкций со стороны Конгресса, желание администрации Байдена восстановить трансатлантические отношения и характер санкций, которые будут введены – все это повлияет и, в конечном итоге, решит судьбу «Северного потока – 2».
© 2018-2020 Все права защищены.