Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Нарендра Моди: дайте триллион

Нарендра Моди: дайте триллион
22.11.2021

Климатический саммит в Глазго традиционно начался с запугивания участников. Исполнительный директор Рамочной конвенции ООН по изменению климата Патрисия Эспиноза заявила: «Мы либо выбираем быстрое и крупномасштабное сокращение выбросов, чтобы сохранить цель ограничения глобального потепления до 1,5 градуса, либо мы соглашаемся с тем, что человечество ждет мрачное будущее на этой планете».

Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании, страны-хозяйки СОР26, сказал так: «До полуночи — одна минута, и нам нужно действовать сейчас. Мы должны перейти от разговоров, дебатов и дискуссий к согласованным реальным действиям в отношении угля, автомобилей, денег и деревьев». Эта «одна минута» длится уже 25 лет.

Перед открытием саммита президент СОР26 Алок Шарма подтвердил его главную цель – заставить страны отказаться от угля. Смысл уговоров развивающихся стран отказаться от ископаемого топлива, в первую очередь, от угля, по версии многих комментаторов, состоит в остановке развития их экономик, которое возможно только на базе дешевой и надежной электроэнергии, то есть электроэнергии из ископаемого топлива (и гидростанций) – на базе прерывистой ветросолнечной энергетики развитие промышленности невозможно. В случае успеха нефть, газ и уголь третьих стран стали бы дешевыми на мировом рынке и могли поддержать игры Запада с ветряками и солнечными панелями.

Лидеры третьих стран это понимают. «Африканцы имеют право использовать надежную и дешевую энергию, и это не мешает развитию возобновляемых источников энергии на континенте. Принуждение Африки идти по одному пути будет препятствовать нашей борьбе с нищетой», говорит президент Уганды Йовери Мусевени.

Несогласие третьих стран с отказом от угля и ископаемого топлива стало основным препятствием к достижению консенсуса участников форума.

Предложенная в среду 10 ноября в проекте «Климатического пакта Глазго» (Glasgow Climate Pact) формулировка «ускорить отказ от угля и субсидий на ископаемое топливо» категорически не устроила Индию и многих других участников, и в консенсусном варианте, появившемся только в субботу 13 ноября (вместо 12-го – последний официальный день работы) звучит так: «ускорение усилий по поэтапному отказу от неослабевающей угольной энергетики и неэффективных субсидий на ископаемое топливо».

«Неослабевающей» – без поглощения СО2, выделяющегося при сгорании угля. Согласно источникам, на такой формулировке настоял Китай, надеющийся продавать всему миру свои установки для поглощения СО2, как он сейчас зарабатывает миллиарды, снабжая планету своими ветрогенераторами и солнечными панелями.

Как будет определяться «этапность» отказа от угля и «эффективность» субсидий на ископаемое топливо? Похоже, страны будут трактовать эти термины так, как им будет удобно.

«Зеленые» считают огромной победой сам факт включения в Пакт понятия «ископаемое топливо», раньше этот термин не фигурировал ни в одной официальном климатическом документе.

Слово «финансы» в Пакте упоминается 38 раз. Третьи страны требуют оплатить им климатический ущерб, поэтому в документе появилась формулировка о «достижении баланса между смягчением последствий и адаптацией при предоставлении расширенных финансовых ресурсов». «Смягчение последствий» – плата за ущерб от изменения климата, вызванного выбросами развивающихся стран со времени промышленной революции. «Адаптация» – строительство ветряков и солнечных панелей.

На июльском глобальном климатическом собрании в Лондоне министр окружающей среды Южной Африки Барбара Криси, представляя Группу 77 стран, заявила о необходимости богатым странам платить не менее 750 млрд долларов в год в качестве смягчения последствий глобального потепления и помощи в адаптации к нему. В Глазго африканские страны и коалиция развивающихся стран представили еще большую цифру: 1,3 трлн долларов в год. Более того, они хотят получить деньги в виде грантов, а не кредитов.

В своем выступлении на СОР26 премьер Индии Нарендра Моди прямо заявил: «Индия ожидает, что развитые страны предоставят климатическое финансирование в размере 1 триллиона долларов в ближайшее время».

Министр финансов Индонезии Шри Муляни Индравати поддержала: «Индонезия может постепенно отказаться от угольных электростанций к 2040 году, если получит достаточную финансовую помощь от международного сообщества. <…> Если все это должно финансироваться из денег моих налогоплательщиков, это не сработает».

В первый же день саммита коалиция островных государств, возглавляемая Антигуа и Барбудой и Тувалу, сообщила о подаче иска к развитым странам в Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге за ущерб от изменения климата и намерении возбудить аналогичное дело в Международном суде в Гааге.

В 2009 году развитые страны пообещали третьему миру на климат до 100 млрд долларов в год к 2020 году. И часть денег была выделена.


Под обещания этих денег Запад купил коррумпированные правительства третьих стран, благодаря чему в 2016 году вступило в силу Парижское соглашение по ограничению потепления 2 градусами, а лучше 1,5 град.

В Глазго лидерам G7 пришлось извиняться и еще раз подтвердить в Пакте свою готовность довести финансирование до 100 млрд. Плюс в Пакте развитые страны призываются «по крайней мере удвоить» к 2025 году коллективное предоставление развивающимся странам климатического финансирования.

Святая Грета дала самое точное определение СОР26: «Бла, бла, бла». Вот некоторые из документов саммита, подписанные разными группами участников.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПЕРЕХОДЕ ОТ УГЛЯ К ЧИСТОЙ ЭНЕРГИИ:

Производство электроэнергии с помощью угля признается «единственной крупнейшей причиной глобального повышения температуры». Соответственно, крупные экономики должны отказаться от угля в 2030-х годах (или как можно скорее после этого), а все остальные в 2040-х годах (или как можно скорее после этого). Также предлагается прекратить выдачу разрешений на новые проекты и прекратить новое строительство.

Заявление не подписали США, Индия, Китай, Бразилия и Россия, основные мировые производители угля. В первый день COP26 премьер Индии Моди объявил о достижении его экономикой чистого нуля к 2070 году, а министр финансов в тот же день попросил угольщиков вовремя завершить строительство 28 новых угольных электростанций и добывать побольше угля.

 

МИССИЯ ПО УДАЛЕНИЮ УГЛЕКИСЛОГО ГАЗА (CDR)

Миссия должна обеспечить технологии удаления углекислого газа на 100 миллионов тонн CO2 в год во всем мире к 2030 году. При этом в заключении МГЭИК говорится об необходимости удалении от 100 до 1000 гигатонн CO2 в этом столетии.

Удаление 0,1% от расчетного – хорошая разминка за счет бюджета

 

ДЕКЛАРАЦИЯ ЛИДЕРОВ ГЛАЗГО О ЛЕСАХ И ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИИ

Обязуемся коллективно работать над тем, чтобы остановить и обратить вспять утрату лесов и деградацию земель к 2030 году, сохранять леса и другие наземные экосистемы и ускорить их восстановление.

Документ собрал больше всего подписей.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ О МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКЕ ПЕРЕХОДА НА ЧИСТУЮ ЭНЕРГИЮ

К концу 2022 года мы прекращаем новую прямую общественную поддержку международного сектора энергетики ископаемого топлива, за исключением ограниченных и четко определенных обстоятельств, которые согласуются с пределом потепления на 1,5 °C и целями Парижского соглашения.

Поддержку можно оказывать не «прямую» и не «общественную». Правительства не могут запретить частным банкам и компаниям инвестировать за рубежом в привлекательные проекты. На борьбе с курением инвесторы уже обожглись – табачные компании среди лидеров по прибыли. Теперь нефтяных мейджеров заставляют уходить из нефтегаза, проекты подхватывают непубличные хеджфонды и получают огромную прибыль.

 

ИНИЦИАТИВА «ЗЕЛЕНЫЕ СЕТИ» – «ОДНО СОЛНЦЕ – ОДИН МИР – ОДНА СЕТЬ: ДЕКЛАРАЦИЯ ОДНОГО СОЛНЦА»

Смысл инициативы – в создании интерконнекторов между странами ЮВА, Китаем. Японией и Южной Кореей под соусом «соединения генераторов возобновляемой энергии». Но интерконнекторы прекрасно передают электроны, даже полученные из угля. Такими сетями перевязана вся Европа. Вот только потери на больших расстояниях велики – в Бразилии и Индии больше 20% от выработки

 

ПРОРЫВЫ В ГЛАЗГО

Документ состоит из благих пожеланий.

- Доказать, что энергетические системы могут интегрировать очень высокие уровни переменной возобновляемой энергии (в том числе до 100%) в разных географических регионах и климатических условиях, сохраняя при этом экономически эффективную, безопасную и устойчивую систему.

Пока это считается невозможным.

- К 2030 году транспортные средства с нулевым уровнем выбросов будут устойчиво доступными во всех регионах. Также будет создана инфраструктура для автомобилей с нулевым уровнем выбросов.

- Сталь с почти нулевым уровнем выбросов является предпочтительным выбором на мировых рынках. К 2030 году следует создать в каждом регионе эффективное производство стали с почти нулевым уровнем выбросов.

- возобновляемый и низкоуглеродистый водород будет доступен во всем мире к 2030 году.

Кроме того, 28 компаний, в том числе нефтяные гиганты BP, Shell, Equinor, TotalEnergies, выступили на COP26 с новой глобальной инициативой по ускорению внедрения низкоуглеродного водорода, «как неотъемлемой части будущей энергосистемы с нулевым балансом выбросов».

Единственные точные цифры Пакта: «сокращение глобальных выбросов двуокиси углерода на 45 процентов к 2030 году по сравнению с уровнем 2010 года и до чистого нуля примерно в середине века». Плюс горькое сожаление, что «совокупный уровень выбросов парниковых газов с учетом осуществления всех представленных определяемых на национальном уровне взносов, по оценкам, на 13,7 процента превысит уровень 2010 года в 2030 году». Показательный результат «борьбы с СО2».

Еще будет много споров о трактовке формулировок Пакта, кто что выиграл, кто что проиграл, но сразу очевидно – абсолютным триумфатором СОР26 стала ооновская бюрократия. СОРы отныне будут проходить каждый год. Документ называется «ЗАПУСК ЕЖЕГОДНОГО ГЛОБАЛЬНОГО ПРОЦЕССА КОНТРОЛЬНО-ПРОПУСКНЫХ ПУНКТОВ В 2022 ГОДУ». Его суть – создание ежеквартальной системы контроля выполнения всех пунктов Пакта его участниками. А это сотни новых чиновничьих должностей, новые комитеты, комиссии, рабочие группы. И, конечно, деньги на всех этих чиновников, совещания и фуршеты.

 

В документе сразу написано, что все эти комиссии будут работать до ноября 2022 года – следующего СОР27 в египетском Шарм-эль-Шейхе, и «этот процесс повторяется в последующие годы».

На СОР26 выступили представители России. Глава российской делегации заместитель председателя правительства РФ Алексей Оверчук пообещал управлять тундрой, болотами и морями в целях повышения их поглощающей способности [так в оригинале – ред.]. Министр Максим Решетников заявил о недопустимости дискриминировать результаты сокращений выбросов и увеличения поглощений в зависимости от технологий, которые их обеспечили, а также к взаимному признанию и свободному обращению углеродных единиц от климатических проектов. «Для сохранения климата важно сокращение или поглощение СО2, а не кто и как этого добился», – сказал глава Минэкономразвития.

В заключении очередная новость о «глобальном потеплении». В районе Новосибирских островов около 20 судов застряли во льдах, решив сэкономить на ледокольном сопровождении. Помощник президента России по Дальнему Востоку Юрий Трутнев приказал ледоколам атомному «Ямал» и дизельному «Новороссийск» спасти верующих в таяние арктических льдов.

 

© 2018-2020 Все права защищены.