Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
СМИ об Институте

Отыгранная биржа

Отыгранная биржа
04.06.2020

Впервые "нефтяная бомба" была применена в ходе арабо-израильского конфликта 1973 года. Эмбарго на поставки, введенное ближневосточными производителями против стран, поддержавших Израиль, привело к четырехкратному подорожанию нефти в последующий год. К концу декады цены выросли фактически в 10 раз. На приведенном графике можно видеть, что такого эффекта - причем не только в текущих, но и в приведенных ценах - до того момента не вызывали ни обе мировые войны, ни революция в России, ни Великая депрессия.



Источник: BP Plc

Великие качели

Глобализация и появление в 1983 году биржевой торговли фьючерсами на американскую нефть WTI завершили переход рынка нефти в высоковолатильное состояние, в коем он пребывает и поныне. На рисунке ниже - волатильность цен на нефть в сравнении с волатильностью индекса S&P 500. OVX измеряет подразумеваемую волатильность цен на нефть и рассчитывается с использованием изменений цен финансовых опционов для WTI. VIX измеряет подразумеваемую волатильность индекса Standard and Poor's (S&P 500). Волатильность нефти обычно выше, чем волатильность S&P 500, в основном потому, что OVX представляет изменения по одному товару, а VIX представляет изменения стоимости торгуемых на фондовых биржах США 500+ крупнейших публичных компаний из различных отраслей.


Чем выше волатильность актива, тем, как правило, больше открывается возможностей для манипуляции. В беседе с Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) заместитель генерального директора по инвестициям УК "Универ Капитал" Дмитрий Александров отметил любопытную тенденцию. На рынке (не только нефтяном, но на нем в первую очередь) уже несколько лет наблюдается необъяснимо высокая корреляция двух событий - формирования разворотного тренда и появления провоцирующей разворот новости в тот самый момент, когда этот разворот наиболее вероятен с точки зрения технического анализа.

Очевидно, что инвестор, имеющий сведения о том, кем и когда будет сказано "то самое слово", может получить максимальную прибыль без особого риска (если не считать вероятности получить 20 лет тюрьмы в США за инсайдерскую торговлю). В то же время невозможно точно знать, имела в каждом конкретном случае место манипуляция рынком или просто в этой точке сошлись ожидания игроков, говорит Александров. Например, перед встречами ОПЕК обычно известно, какое решение будет принято, а перед публикацией данных Минэнерго США о запасах нефти и нефтепродуктах появляется опрос Американского института нефти с оценкой этих же параметров по сведениям компаний. Опираясь на эти данные, биржевые спекулянты часто пытаются играть на опережение тренда.

Кто манипулирует манипуляторами

Учитывая специфику рынка нефти, где ключевые игроки имеют глобальный масштаб, влиять на него способны только инсайдеры уровня decision makers: даже новости крупных корпораций неспособны всерьез поколебать рыночный тренд, говорит Дмитрий Александров. Впрочем, та же ОПЕК и отдельные крупные страны-производители нефти давно и практически открыто используют разного рода "сигналы" в виде информационных вбросов для управления биржевыми котировками. Иногда эти попытки оказываются даже слишком удачными.

Например, в сентябре 2018 года на рынке сложился консенсус, что цены на нефть, находившиеся на подъеме в течение почти трех лет, перегреты. Некоторое время высокие котировки поддерживались заявлениями Дональда Трампа, угрожавшего возобновить с 4 ноября 2018 года действие санкций в отношении Ирана, включавших в себя запрет на экспорт иранской нефти. Но в первых числах октября одно за другим прозвучало несколько успокаивающих заявлений.

Наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман сообщил, что его страна в настоящее время добывает близкие к рекорду 10,7 млн баррелей нефти в сутки и при необходимости может увеличить показатель на 1,3 млн. Он добавил, что власти Саудовской Аравии и Кувейта близки к соглашению по поводу возобновления добычи на двух совместно разрабатываемых месторождениях, потенциальная добыча которых составляет 500 тыс. баррелей в сутки. Одновременно "источники, близкие к администрации президента США Дональда Трампа", сообщили о переговорах, которые Белый дом ведет с государствами, желающими продолжать закупать нефть у Ирана после вступления в силу санкций. "Для некоторых стран может быть сделано исключение, и им будет разрешено импортировать нефть из Ирана. Ранее власти США исключали такую возможность", - говорилось в сообщении.

Этих ни к чему не обязывающих новостей оказалось достаточно, чтобы цены устремились вниз. За три следующих месяца стоимость индикативного североморского сорта Brent, от которой отсчитывается цена многих других сортов нефти, опустились в 1,75 раза - с $87 до $50 за баррель. Чтобы остановить обвал, ОПЕК пришлось пойти на сокращение добычи на 1,2 млн баррелей в сутки (левая часть графика).

Дневной график котировок нефти Brent с октября 2018 г до мая 2020 г


Источник: Investing.com

Иногда источник "сигнала" так и остается неизвестным. На приведенном графике хорошо виден локальный пик в районе 15-16 сентября 2019 года. Проверка по архиву новостей показывает - накануне Саудовская Аравия объявила о сокращении добычи нефти на 50% вследствие атаки на нефтеперерабатывающий завод Aramco. Это событие не только привело к всплеску котировок, но и прервало череду понижательных волн, хорошо просматривающихся на графике. Рост продолжался до февраля 2020 года.

В этой ситуации те, кто организовал атаку йеменских дронов или знал о ней заранее, имели отличную возможность заработать, открыв накануне длинную позицию. Однако так до конца и неясно, стоял ли кто-то за акцией повстанцев-хуситов (подозревали Иран) или это была их собственная инициатива.

Грабеж на пожаре

Последние несколько месяцев дают особенно много поводов подозревать манипулирование рынком с помощью информационных вбросов. Ретроспективный анализа котировок четко показывает, что имел место как минимум один эпизод дезинформации (намеренной или вызванной ложной интерпретацией данных), приведший к обвалу котировок. За период с начала октября 2019 по начало января 2020 года цена Brent выросла с $57,69 до $68,91 за баррель, Urals - с $51,85 до $60 за баррель. В январе, на фоне новостей из Китая о распространении новой коронавирусной инфекции и введении карантинных мер, началось падение котировок, вызванное опасениями снижения спроса на нефть со стороны экономики КНР.

До середины февраля на биржах, тем не менее, не происходило ничего из ряда вон выходящего. Снизившись к уровням 2019 года, котировки пошли было вверх. Однако 22 февраля Wall Street Journal со ссылкой на неназванные источники сообщает, что Саудовская Аравия рассматривает вариант прекращения сотрудничества с Россией в рамках соглашения ОПЕК+. Такой неочевидный вывод был сделан из сведений о переговорах КСА, ОАЭ и Кувейта о дополнительном сокращении добычи на 300 тыс. баррелей в сутки.

С чьей стороны произошел этот информационный вброс - непонятно. Как показало последующее развитие событий, в планы КСА разрыв отношений с Россией не входил, зато Россия к тому времени уже, по-видимому, решила, что не станет участвовать в дальнейшем сокращении добычи и пойдет на падение цен в надежде вытеснить с рынка американских производителей сланцевой нефти. Идеологом такого подхода называют главу "Роснефти" Игоря Сечина. Как бы то ни было, после этого сообщения на рынке началось обвальное падение котировок. Завершилось оно только после заключения нового соглашения ОПЕК+ в апреле.

Впрочем, этот эпизод, по крайней мере, не привлек внимание финансовых регуляторов США - в отличие от другого, случившегося в начале марта и ставшего первым эпизодом ценовой войны. С 4 по 6 марта в Вене проходило очередное заседание ОПЕК+, в котором принимал участие министр энергетики РФ Александр Новак. По итогам встречи было заявлено, что стороны не пришли ни к какому соглашению и с 1 апреля сделка, предусматривавшая ограничения на добычу нефти, прекращает действие.

Закономерным результатом таких новостей стал обвал котировок на нефтяных биржах. Однако Комиссия по торговле товарно-сырьевыми фьючерсами (CFTC) все же заподозрила неладное. В апреле в Bloomberg появилось сообщение: рассматривается вероятность того, что информация о намерениях российской стороны могла просочиться к участникам рынка раньше времени. "Хотя имена причастных трейдеров не могли быть идентифицированы, они не являются российскими правительственными чиновниками", - утверждает агентство со ссылкой на источники. Тем не менее, по словам одного из них, лица, принимавшие участие в спекуляциях, связаны с Кремлем.

В середине марта снижение, вроде бы, замедлилось, но тут подоспело сообщение о скором переполнении нефтехранилищ. Кто первым запустил этот слух, непонятно. Но впечатление он произвел. Лучшим свидетельством паники, охватившей в тот момент нефтетрейдеров, стало падение цен на майский фьючерс WTI в район -$40 за баррель. Между тем с тех пор прошло уже два месяца, а хранилища и не думают переполняться, более того, объем нефти на хабе в Кушинге (место исполнения злополучных фьючерсов) до сих пор не достиг пиковых значений 2017 года, отмечает аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. В мае, когда наступил срок экспирации июньских фьючерсов, переход прошел абсолютно незаметно для рынка.

Не все из того, что произошло 20 апреля с фьючерсными контрактами на WTI до конца понятно. Ряд особо пострадавших участников рынка обращают внимание на возможную роль фонда Crude Oil Treasure, который является одним из крупнейших спекулятивных держателей фьючерсных контрактов WTI. Поскольку физическая нефть фонду не нужна, он изо всех сил пытался избавиться от майских контрактов за несколько часов до их экспирации, как минимум подтолкнув котировки с обрыва, к которому они подошли.

Законы робототехники

Уязвимость современной системы биржевой торговли нефтью усугубляется тем обстоятельством, что большая часть торговли ведется с помощью торговых роботов. Их алгоритмы реагируют на поступающие с рынка сигналы и с их помощью формируют свою торговую стратегию. Теоретически, подавая ложные сигналы, можно вынудить роботов совершать неоправданные с точки зрения здравого смысла действия - собственно, так и произошло в истории с падением цены WTI ниже нуля. Понятно, что исходная команда продавать контракты по отрицательным ценам исходила от человека - но дальше в ход вступила машинная логика и ситуация полностью вышла из-под контроля.

Упомянутый выше фонд Crude Oil Treasure использует в своей модели ту же самую формулу Блэка-Шоулза, по которой рассчитывается индекс волатильности OVX. В свое время эта формула совершила революцию на фондовых рынках, сделав возможной расчет стоимости фьючерсов. В результате в 2007 году объем торговли деривативами в мире превысил 1 квардриллион долларов, что в десять раз превышает стоимость товаров, произведенных за всю историю человеческой цивилизации. Некоторые эксперты называют эту математическую модель опасным изобретением, которое излишне упростило такую сложную вещь как оценка активов. Между прочим, хедж-фонд самого Майрона Шоулза Long-Term Capital Management развалился еще в сентябре 1998 года - менее через год после получения Шоулзом Нобелевской премии - потеряв $4 млрд на российских ГКО.

То, что работает на небольших локальных историях, совершенно необязательно сработает в глобальном масштабе, отмечает Дмитрий Александров. Современные роботы, основанные на нейронных технологиях, значительно лучше защищены от посторонних влияний, чем устаревшие системы с жесткими алгоритмами. Впрочем, последних на рынке еще достаточно, и с их помощью теоретически можно создать достаточно мощный ложный тренд, чтобы ему последовали и нейронные системы.

Еще одна беда, вызванная засильем фьючерсов - их котировки доминируют на нефтяном рынке, но не используются нефтяными компаниями в качестве ценовых ориентиров для проектного финансирования. Тем самым "цена нефти" более не является ориентиром для долгосрочного развития нефтяной отрасли, отмечал в своей работе "Эволюция мирового рынка нефти" профессор РГУ нефти и газа им. Губкина Андрей Конопляник. Горизонт планирования нефтяных компаний сокращается, что, с учетом сроков нефтегазовых проектов, служит дополнительным фактором дестабилизации рынка: объемы, подготовка к добыче которых началась в период высоких цен, выходят на рынок как раз к очередному спаду - и наоборот. В ближайшие десятилетия зависимость мировой экономики от углеводородов не исчезнет. А значит, чтобы избежать новых шоков, подобных коронакризисному, рынку предстоит меняться - в том числе и в части окончательного разделения "бумажной" и реальной нефти.

© 2018-2020 Все права защищены.