Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

ЭКСПЕРТЫ ГОВОРЯТ: Разрыв сделки ОПЕК+ был неизбежен, но спешить не стоило

ЭКСПЕРТЫ ГОВОРЯТ: Разрыв сделки ОПЕК+ был неизбежен, но спешить не стоило
31.03.2020

На прошедшей в Вене встрече ОПЕК участники организации не смогли договориться не только о новом сокращении добычи на 1,5 млн баррелей в сутки, но и о продлении уже действующего соглашения о сокращении на 1,7 млн. С 1 апреля участники ОПЕК+ свободны от обязательств и могут повышать добычу на свое усмотрение. Баррель Brent сразу после этого пережил рекордное падение с 2009, подешевев на 9,4% до $45,3. 16 марта котировки майских фьючерсов на нефть Brent на лондонской бирже ICE Futures упали еще на 11,4% – до $29,98 за баррель. Цены опустились ниже отметки в $30 за баррель впервые с 2016 года.

За последнюю неделю цены на нефть Brent периодически пробивали психологические отметку в $25 за баррель, и в последние дни колеблются в диапазоне $22-28. Почти все страны-участники ОПЕК уже объявили о готовности значительно нарастить добычу с апреля. Несмотря на критическую ситуацию с нефтяными котировками, Саудовская Аравия и Россия, судя по сообщениям СМИ, пока не готовы сесть за стол переговоров. Положение на рынках усугубляется пандемией коронавируса и прогнозируемой в этом году экономической рецессией.

Опрошенные ИРТТЭК эксперты по-разному оценивают разрыв России с ОПЕК, сходясь, в большинстве, в одном – не следовало выходить из сделки столь резко, поскольку последствия такого выхода будут тяжелыми для всех сторон. Результатом выхода из сделки эксперты видят как высокие риски для отрасли в целом, так и открывающиеся для российских компаний возможности в обновлении подходов к нефтедобыче. Оптимальной стратегией представляется оптимизация расходов на период низких цен на нефть при сохранении кадрового потенциала. При этом некоторые из экспертов не исключают возврата к переговорам о новой форме соглашения между крупнейшими участниками мирового рынка.

Эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности Станислав Митрахович отмечает, что американская добыча выросла за 3 года от существования ОПЕК+ более чем на 40% и полагает, что «вариант ОПЕК+ не мог вечно решать проблемы, на каком-то этапе он должен был распасться».

Эксперт согласен с высказанным ранее в интервью мнением замминистра энергетики РФ Павла Сорокина, который заявил о неизбежности такой ситуации. «Можно сказать, что Сорокин конечно прав в том плане, что рано или поздно бы разрыв произошел. Вообще, любые картельные соглашения не могут быть вечными. Вот мы читаем любые либеральные и марксистские учебники, в которых описано, что так или иначе картели – это вещь ненадежная, в них есть неустранимая проблема недоверия игроков по отношению друг к другу. Поэтому какое-то время внутри картелей держится доверие, потом оно исчезает, и все вдруг начинают обманывать», – заявил Митрахович.

С мнением о недолговечной природе соглашения ОПЕК+ согласен и независимый эксперт в области ТЭК Антон Соколов: «Я думаю, что рынок находился и находится в процессе трансформации, предполагающей переход главенствующей роли от производителей к потребителям. Насколько эффективно на подобном рынке будет функционировать картель экспортеров?».  

«Однако момент для этого разрыва был крайне неудачным, как раз тогда, когда стартовала пандемия коронавируса», – отмечает начальник аналитического отдела ИК «РИКОМ-ТРАСТ», доцент департамента экономической теории Финансового Университета при Правительстве РФ Олег Абелев.

По мнению Абелева, с учетом текущей ситуации, Россия могла пойти на компромисс и попытаться договориться о плавном увеличении объема добычи, а не делать это резко, как это было сделано.

Эксперты в целом придерживаются мнения, что действовать следовало более аккуратно, а от сделки отказываться постепенно. «Я не исключаю, что этот вариант был бы более спокойным и менее стрессовым для России, и сейчас мы бы не наблюдали резкого падения цен на нефть и девальвацию рубля», – считает Станислав Митрахович.

Исполнительный директор ООО «Независимое аналитическое агентство нефтегазового сектора», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС при Президенте РФ Тамара Сафонова обращает внимание на то, что ситуация с мировой экономикой и пандемией коронавируса и так привела бы к падению нефтяных котировок: «С одной стороны, участие России в мировой балансировке являлось важной составляющей для будущей оценки [цен на нефть] участниками рынка, с другой стороны, такое масштабное снижение потребления нефтепродуктов на фоне изоляции населения мира в любом случае обрушило бы цены».

Воздействие низких нефтяных цен на разные страны неравнозначно, полагают эксперты. Доцент Финансового университета при Правительстве России Леонид Крутаков считает, что падение цен на нефть уже ударило по сланцевой нефтедобыче в США: «Те беспрецедентные (инфляционные) меры, которые в "пожарном" режиме приняла ФРС США (нулевая учетная ставка и неограниченная эмиссия) направлены в том числе и на спасение "сланцевой индустрии". Фондовый рынок и рост капитализации были единственными источниками инвестиций "сланцевой добычи"».

«Операционно все сланцевые компании убыточны были, есть и, тем более, остаются в современных условиях», – подчеркивает Крутаков.

С ним согласен независимый эксперт в области ТЭК Леонид Хазанов: «Обвал мировых цен на нефть и их нахождение на низком уровне, бесспорно, негативно бьет по добыче сланцевой нефти, которая выгодна только лишь при довольно высоких котировках. Поэтому в случае продолжительного ослабления глобального рынка нефти разработка сланцевых месторождений теряет экономический смысл, и тогда компании будут "замораживать" их эксплуатацию и консервировать скважины. К такому шагу их будет подталкивать большая долговая нагрузка».

При этом Хазанов считает маловероятным, что процесс снижения добычи сланцевой нефти будет происходить быстро, поскольку ее поставки заранее были захеджированы при более высоких, нежели в настоящее время, ценах, и продолжают осуществляться. «Тем не менее, в тех же США выгоднее купить сейчас относительно дешевую саудовскую нефть, чем дорогую сланцевую, извлекаемую из местных скважин», – заметил эксперт.

Иного мнения о ситуации со сланцевой отраслью в США придерживается эксперт Экспертного центра ПОРА, доцент ИОН РАНХиГС Александр Воротников: «Уже который раз предсказывают США проблемы с добычей "сланцевой нефти". На мой взгляд, этого не произойдет. Это связано с высокой технологичностью этой отрасли, которая находится в постоянном инновационном развитии и внедряет новые технологии, снижающие стоимость добычи». Как считает Воротников, эти факторы, а также сокращение международного трафика из-за антивирусной блокады, смогут поддержать отрасль.

По мнению Митраховича, Америка – один из игроков, которые пострадают, как и все остальные. Однако у других стран тоже есть свои плюсы и минусы, замечает эксперт: «В России, например, себестоимость добычи ниже, чем в Америке, но в России отсутствует возможность перекредитования. Кроме того, нужно понимать, что наше население будет недовольно девальвацией рубля. В Саудовской Аравии себестоимость добычи в два раза ниже, чем в России, но зато раздут бюджет и социальные расходы очень масштабные. Когда придется их сокращать, возможен очень масштабный кризис, вплоть до крушения существующей в стране экономической и политической системы».

По мнению Антона Соколова, противостояние России с Саудовской Аравией и США за долю рынка продолжится, но одновременно с этим будет идти поиск компромисса между участниками треугольника. В сложившейся ситуации эксперт видит и преимущества для России: «Я думаю, что текущий кризис может быть использован отечественной нефтянкой для поиска новых партнеров и рынков сбыта в тех регионах, где традиционно ведущая роль принадлежала Саудовской Аравии: в странах Южной и Юго-Восточной Азии».

«На мой взгляд, нашей стране предстоит достаточно жесткая борьба на глобальном рынке, чтобы не уступить своей ниши ни Саудовской Аравии, ни любой другой стране. Впрочем, Саудовская Аравия уже отыграла марш назад, заявив о неспособности предоставить скидки на нефть из-за галопирующего повышения ставок на фрахт танкеров и нехватки свободных судов для ее перевозки. То есть, стреляя из нефтяного ружья по России, она выстрелила по самой себе», – считает, в свою очередь, Леонид Хазанов. Эксперт полагает, что «будет тяжело, но наша страна обязательно прорвется».

Более осторожен в своих оценках Леонид Крутаков: «О долгосрочной перспективе говорить сложно. Для России это переломный момент. Либо Москва получит адекватную запасам и уровню добычи долю влияния на рынок, либо останется второстепенным игроком, сырьевым придатком».

В большинстве эксперты сходятся во мнении о том, что в долгосрочном периоде ситуация на нефтяных рынках и в мировой экономике потребует от российских нефтяных компаний обновления подходов к своей деятельности.

Леонид Куртаков отмечает: «Единственный адекватный для России сценарий поведения – это наращивание внутреннего производства, восстановление хозяйственно-производственных цепочек и рост внутреннего потребления энергоресурсов». На взгляд Крутакова, обменивать ограниченный (дефицитный по определению) ресурс на неограниченный (валютные поступления) – стратегически неоправданная концепция экономического роста.

Свое видение стратегии предлагает Александр Воротников: «Практически у всех компаний существуют финансовые резервы, и достаточно солидные. Вот им и стоит заняться новыми технологиями, необходимыми в нефтедобыче. Проработать вопросы, связанные с развитием нефтехимических производств. Обратить внимание в планах своего развития на альтернативную энергетику. Организовать переподготовку и обучение своего персонала, в связи грядущим сокращением его, обусловленного внедрением новых цифровых технологий. Обновить свои подходы к нефтедобыче в Арктике, и особенно на территории проживания местного населения (КМНС), в связи с принятием нового законодательства по АЗРФ».

Станислав Митрахович оценивает ситуацию более скептически: «Как бы цинично это не звучало, компаниям можно избрать стратегию хождения в правительство с целью получения льгот, иначе мы не вытянем эту ценовую войну. Ну и конечно оптимизировать расходы».

По мнению Антона Соколова, внутренняя стратегия должна заключаться в поддержании стабильного социально-экономического положения как в самих компаниях, так и отрасли в целом. «В сложной ситуации порой очень легко забыть, что главный актив любой нацеленной на развитие компании – это люди», – обращает внимание эксперт.

С этим мнением согласна Тамара Сафонова: «Самой большой ценностью в стрессовых ситуациях является кадровый потенциал, способный работать в режиме многозадачности и оценить перспективы реализации принимаемых решений».

Полностью ознакомиться с высказанными участниками опроса мнениям можно на нашем сайте. ИРТТЭК продолжит следить за главными событиями отрасли и знакомить вас с точкой зрения ведущих экспертов.

© 2018-2020 Все права защищены.