Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

Экспресс-опрос: Каковы будут итоги встречи ОПЕК+ 9 апреля?

Экспресс-опрос: Каковы будут итоги встречи ОПЕК+ 9 апреля?
09.04.2020

Предстоящая сегодня в формате видеоконференции встреча стран ОПЕК+ должна дать ответы на многие вопросы, которые будоражат рынки уже больше месяца. Смогут ли крупнейшие страны-экспортеры нефти договориться между собой в этот четверг? Не обрушится ли в противном случае цена на нефть в очередной раз? Готовы ли ведущие нефтяные державы в чем-то поступиться в конфликте, который стал выглядеть персональной вендеттой?

Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) спросил у экспертов отрасли: каковы будут итоги встречи ОПЕК+ 9 апреля? Приводим их ответы.

Игорь Юшков – ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Сейчас появляется очень много информации по поводу перспектив этого соглашения, завтрашней некой сделки – будет она или нет. Я думаю, что основная сложность ее заключения состоит в том, что это будет дилемма – либо все участвуют, либо никто.

В сокращении на 10 млн б/c, которое анонсировалось, Россия будет участвовать только в случае, если США тоже примет в нем участие. Иначе мы не сможем выполнить какие-то обязательства, и при условии участия России и без участия США [соглашение] пойдет в разрез той идеологии, которой теперь придерживается российское руководство. Это некие идеи, которые продвигала «Роснефть» о том, что нельзя участвовать в соглашении, когда кто-то из крупных игроков остается за рамками обязательств. То есть мы до 2016 года снижали объем добычи нефти, а американцы пользовались тем, что цена держится на высоком уровне и наращивали нефтедобычу.

Теперь Россия основывается на идее о том, что раз уж соглашение развалилось, тогда новое [соглашение] должно учитывать такой аспект: раз мы все страдаем от низких цен, тогда нам всем надо участвовать в исправлении ситуации. Когда США, Канада и Великобритания, например, не участвуют в сделке, то и Россия, скорее всего, никакие обязательства на себя не возьмет. Поэтому здесь все будет зависеть от США, пойдут они на то, чтобы взять на себя какие-либо обязательства по объемам сокращения или нет. А им это будет сделать довольно тяжело.

Во-первых, они никогда в истории этого не делали, у них множество десятков компаний и их всех будет достаточно сложно убедить в том, что необходимо сократить объем производства.

Во-вторых, официальных полномочий у американского руководства по регулированию объема добычи в стране нет, то есть регулировать его можно только косвенно, вводя налоги для тех, кто повышает или не снижает объем добычи. То есть прямо сказать всей отрасли, что они должны теперь добывать вот столько-то и столько-то, американские власти не могут.

Кроме того, в стране сейчас предвыборный год, и какое бы решение не принял Трамп, демократы будут его активно критиковать. Если он решит войти в сделку, то демократы будут указывать на то, что Трамп – предатель родины и помогает арабам и русским спасти их экономику. Хотя, на самом деле, вступая в сделку, он бы попытался хотя бы спасти американскую сланцевую промышленность, где работают десятки тысяч людей, являющихся его избирателями. Исходя из этого, главе США сложно просто наблюдать за происходящей ситуацией уже потому, что именно сланцевые проекты первыми будут уходить с рынка.

Плюс сделки ОПЕК в том, что она все-таки состоится, и об этом говорит тот факт, что все понимают проблему низкого спроса на углеводороды, который приводит к тому, что через месяц все нефтяные хранилища будут заполнены. И какая бы ни была себестоимость нефти, все равно необходимо будет приостановить добычу в виду того, что нефть некуда будет девать. То есть, очевидно, что в начале месяца мир не справится с коронавирусом и с карантином, а значит – не восстановит объем потребления нефти, который был до нынешних событий.

Таким образом, получается, что какая бы ни была себестоимость нефти, необходимость приостановления производства будет присутствовать. От этого пострадают все, поэтому стоит следующая дилемма: мы либо сейчас сократим нефтедобычу, и это будет болезненно, но мы избежим негативного сценария, либо мы все будем вынуждены остановить добычу «черного золота» в принципе.

Михаил Крутихин – партнер консалтингового агентства RusEnergy

У потенциальных участников есть противоречия, которые, судя по всему, пока не преодолены. В частности, Россия и некоторые другие участники требуют совместного сокращения нефтедобычи не только участниками ОПЕК+, но и такими странами как США, Мексика, Норвегия и т.д. Иными словами, чтобы сокращение добычи нефти происходило совместно по всему миру. Судя по всему, некоторые из этих потенциальных участников присутствовать на встрече просто не будут.

Кроме того, Россия не сходится с Саудовской Аравией в той точке, с которой необходимо начинать отсчет сокращения. По словам российской стороны, саудовцы настаивают на том, чтобы это был конец квартала, когда они хорошо уже успели нарастить добычу, а Россия говорит о том, что это должны быть средние по кварталу показатели, то есть когда нефтедобыча была на докризисном уровне. Трудно сказать – так ли это.

Есть еще одна проблема, которую решить будет очень трудно. Три года подряд Россия объявляла о том, что она сокращает добычу нефти, а на самом деле она добычу наращивала. Судя по всему, все ожидают, что Россия будет врать и дальше, никаких сокращений не будет, тем более, технически это очень сложно (если не невозможно) сделать. Посмотрим, что будет.

По информации того же Bloomberg о том, что в ситуации, когда Саудовская Аравия требует от России сокращения на 1.5 млн б/c, я бы оставил это домыслы отдельно для них, что они там по цифрам предполагают, потому как мы не знаем, что именно требует Садовская Аравия. Мы лишь только понимаем, что ни на какие 1,5 млн Россия не пойдет потому, что она не в состоянии это сделать. Если Россия и может сократить добычу, то это на 300 000 б/c, и то с гигантским трудом, потому что 1,5 млн – это 75 млн тонн в год. Если Россия выведет из эксплуатации эти баррели путем закрытия скважин, то потом, при введении этих скважин вновь в эксплуатацию, можно будет восстановить максимум 35-40% от объема этих скважин. Это будет безвозвратная потеря по техническим качествам наших скважин. У нас 82% скважин – это станки-качалки, которые высасывают все, а фонтанирующие – это менее 2% (1,7%). Это не Саудовская Аравия, где дебеты скважин 1-2 тысячи тонн в сутки. Наши показатели в среднем 9,5 тонн в сутки. Исходя из этого, Россия не может выводить эти скважины из эксплуатации, а если и может, то в очень ограниченном виде. Россия не готова к сокращению добычи. Вот об этом и надо говорить.

Кроме того, плохо учитывается тот факт, что даже если страны и договорятся (каким-то чудом) о сокращении добычи на 10 млн б/c (кто-то говорил и о 15 млн б/c), то навес предложения над спросом оценивается цифрой от 35 млн б/c. Есть конечно домыслы по поводу 18 млн б/c, но вообще это 30-35 млн б/c. То есть сейчас предложение превышает спрос. Исходя из этого, убрать эту лишнюю нефть такими методами никак не получится.

Леонид Хазанов – независимый эксперт в области ТЭК

Я бы не стал ожидать от этих переговоров подлинного прорыва и заключения сделки (хотя такой вариант нельзя сбрасывать со счетов) по ограничению добычи в силу разных позиций, занимаемых Россией, США и Саудовской Аравией, не считая остальных участников.

Саудовская Аравия требует, чтобы России снизила добычу нефти больше всех стран – на 1,5 млн баррелей в день. Для России подобное желание саудитов явно неприемлемо, так как речь идет более чем о 10% ее суточной добычи.

В свою очередь США уменьшать у себя добычу «черного золота» не хотят, кивая на Саудовскую Аравию и Россию. Заодно они шантажируют Саудовскую Аравию, обещая ввести в нее войска, если она не пойдет на уступки. Но и самим США придется ограничить добычу «черного золота», поскольку степень заполняемости их хранилищ уже приближается к критическому уровню. Складировать же излишки битума в полиэтиленовых мешках, как было предложено специалистами американской OEC Group, бесконечно долго точно не получится.

Россия же может и готова пойти на снижение добычи, однако, имеет полное право потребовать, чтобы это в большей степени сделали Саудовская Аравия и США, своими неумными действиями дестабилизирующие глобальный рынок углеводородов.

Допускаю, переговоры могут затянуться на какое-то время, впрочем, выход из сложившейся ситуации, скорее всего, будет найден в ближайшие месяцы – низкий уровень цен на нефть никому не выгоден.

Станислав Митрахович – эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности

Сейчас ходит много слухов относительно того, к чему готовиться. Последние слухи изложил Bloomberg: Саудовская Аравия требует от России сокращения добычи нефти на 1,5 млн баррелей в сутки, при этом сама не соглашается сокращать свою добычу от тех уровней, до которых они ее сейчас нарастили. За период с начала марта до начала апреля саудиты нарастили свою добычу с 9 млн баррелей в сутки до 12 млн баррелей в сутки. Поэтому существуют достаточно серьезные разногласия между Россией и Саудовской Аравией.

Кроме того, Америка тоже не хочет присоединяться к вопросу сокращения нефтедобычи, под предлогом того, что законодательством это делать не разрешено. Однако законодательство ведь можно и поменять. Есть методы косвенного регулирования добычи нефти в Америке. Теоретически, если бы американцы хотели присоединиться к сделке, можно было бы это сделать, в том числе, через реформу права, либо косвенных методов регулирования. Мы понимаем, что американцы этого делать не будут, так как они считают, что у них сильная позиция – там и технологии, и доллары, и возможность применять санкции против других стран – поэтому они присоединяться [к сокращению нефтедобычи], скорее всего, не будут.

А если США присоединяться к сокращению нефтедобычи не будут, то новая сделка ОПЕК+ либо вообще не сложится, либо она будет неэффективной. То есть, там будут только Россия и Саудовская Аравия.

Но даже если Россия согласится на масштабное сокращение добычи нефти, то что дальше? У нас все равно перепроизводство нефти [довлеет] над потреблением – сейчас около 20-30 млн баррелей присутствует в хранилищах. Соответственно, даже если Россия согласится с Саудовской Аравией ограничивать добычу, без Америки сделка будет неэффективной, либо ее вообще не будет.

Тогда останется только вариант ждать, когда нефтепроизводители в мире вынуждены будут сокращать добычу через пару месяцев, когда закончится место в хранилищах. Они будут вынуждены это делать даже без ОПЕК+, и тогда уже цена будет постепенно отрастать. Сейчас возможная сделка в лучшем случае поднимет цены на $5 за баррель, может чуть больше, но по мере того, как будут заполняться места в хранилищах, все равно цена будет снижаться.

Надо дальше ждать более масштабных событий в мире, к примеру, массовое сокращение добычи в различных странах. Может быть это будет США, может быть это будут ближневосточные страны, но я думаю, что России тоже в какой-то момент придется прийти к сокращению добычи на несколько месяцев вперед.

© 2018-2020 Все права защищены.