Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)
Исследования

Газ за рубли – что дальше?

07.04.2022

Базовая схема оплаты предполагается следующей. Импортер газа открывает в Газпромбанке счета в инвалюте и в российских рублях, пополняет валютный счет на сумму оплаты по контракту, конвертирует инвалюту в рубли путем продажи на Московской бирже с зачислением на счет в рублях, со счета в рублях производит перевод в оплату контрактного обязательства. При этом не исключены и иные способы проведения оплаты – например, осуществление конвертации в рубли за рубежом и последующий трансграничный перевод в рублях в оплату контрактных обязательств, напоминает Председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», председатель Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Прохоров Роман Анатольевич.

«Технически все довольно просто, особенно для иностранных партнеров. Они как платили в долларах и евро, так и будут платить в долларах и евро. Как платили кому-то одному в России, так это будет происходить и дальше. Только раньше они платили «Газпрому», теперь будут переводить эти деньги на счет в Газпромбанке – объясняет ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

При этом формула ценообразования останется прежней. Фактически единственное, что нужно сделать – подписать допсоглашение об изменении валюты расчета. Это и будет юридическим основанием для перевода расчетов в рубли.

«Поэтому для иностранных компаний вообще ничто не меняется, они и не говорят, что не будут покупать, наоборот, все время просили прислать им схему расчета. Проблемы видят иностранные политики, для которых неприемлем сам ультиматум. Они не могут по политическим мотивам пойти навстречу и согласиться на это предложение. Для них важно, что Россия что-то им диктует, а что – уже неважно. Но в конечном итоге, я думаю, они признают, что без российского газа без радикального ухудшения уровня жизни в Европе они обойтись не могут. А пойти на это ухудшение тоже не могут», – отмечает Юшков.

ПО мнению аналитика, политики будут и дальше заявлять о неприемлемости ультиматумов со стороны России, но при этом признавать, что оплата производится коммерческими структурами, меняется коммерческий контракт, поэтому это дело самих компаний. Таким образом политики смогут сохранить лицо, при этом намекнув компаниям, что нужно идти, переподписывать контракты и получать газ, потому что «сейчас мы без него не можем».

Возможно, отдельные политизированные структуры типа польской PGNiG могут попытаться затянуть процесс переговоров и в итоге заявить, что не готовы на изменения и разорвать контракт, который у них и так заканчивается в этом году.

«Да, им будет тяжеловато подготовиться к отопительному сезону, но они рассчитывают, что как-то смогут это сделать. Тем более что в польских хранилищах чуть ли не самые большие остатки, в районе 60%. Так что Польша вполне может отказаться от российского газа, рассчитывая, что к октябрю они достроят газопровод Baltic Pipe и начнут получать по нему газ. Но может быть и они в итоге скажут, что раз другие не отказываются, то и мы не будем – заключает Юшков.

Схема закупок, которые предлагает Россия, понятна. Это отчасти снижает риски блокировки транзакции в евро, но не приводит к уходу от доллара. В долгосрочном контракте присутствует нефтяная и спотовая индексация, которые считаются в долларах. Так что это – только ранний этап дедолларизации, отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

 

Юридически схема, предложенная Россией, не несет ничего нового 

Ничего нового в изменении условий контракта нет, напоминает Игорь Юшков. «За рубли мы никогда ни с кем не торговали, так что подобных вещей раньше не было, а вот контракты меняются каждый год, в том числе под нажимом европейцев. Арбитражи перелопачивают их как нечего делать. Можно вспомнить пример контракта «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» от 2009 года, который Стокгольмский арбитраж просто заново переписал. Контракт – не Священное писание, его постоянно переписывают, и сейчас в этом тоже нет ничего страшного».

«Основания юридические – согласие сторон. «Газпром» же соглашался на требования европейцев по изменению условий контрактов – например, смену нефтяной индексации на спотовую. Конечно, западные компании могут и судиться. Но, вот, например, Еврокомиссия сделала доклад о том, что будет стремиться к сокращению зависимости от российского газа на 60% в текущем году. А это помимо технологических изменений, еще и прямое нарушение «бери или плати» Если европейская сторона сама говорит, что контракты не очень важны, то и российская вправе сделать то же самое – рассуждает Станислав Митрахович.

«Вопрос о юридических основаниях для изменения валюты для сделок по импорту газа вряд ли следует рассматривать в теоретико-юридической плоскости, нужно анализировать условия конкретных контрактов, в том числе, и главным образом - описанные в них условия форс - мажора. С нашей точки зрения, такой анализ вполне может сформировать правовую базу для легитимизации изменения ряда условий сделок. При проведении правового анализа ситуации вряд ли следует забывать и о нелегитимности в рамках действующего международного права самих односторонних санкций без решения Совета безопасности ООН», – напоминает Председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», председатель Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Прохоров Роман Анатольевич.

 

Что дальше?

«Сохранятся ли объемы экспорта – будет зависеть от того, будет ли торговое эмбарго. Пока его нет, поставки идут, их сокращение было бы крайне болезненно для потребителей, поэтому у меня ощущение, что они на это не пойдут. Хотя в острой фазе кризиса всякое возможно. Для России это будет означать потерю сотен миллионов евро, которые ежедневно приходят в оплату за газ. Это тоже не очень приятно: до того времени, пока мы переориентируем экспорт на Китай, пройдет несколько лет, надо строить газопровод «Сила Сибири – 2», а это долгий процесс», – размышляет Станислав Митрахович.

Перевод части поставок газа на оплату в рублях не окажет радикального влияния на конкурентоспособность российского газа, поскольку на нее влияют иные факторы: диверсификация рынков сбыта, например, которая весьма активно и успешно осуществляется. Поэтому объемы экспорта газа вполне могут сохраниться, поддерживает коллегу Председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», председатель Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике Прохоров Роман Анатольевич.

При этом не следует забывать о внутреннем рынке РФ, который может принять дополнительные объемы газа в рамках расширения программы газификации и роста промышленного газопотребления в условиях импортозамещения. Принципиальной задачей является не собственно переход на реализацию газа за рубеж с оплатой в рублях, а формирование работоспособной модели взаимодействия с зарубежными партнерами по всем видам экпортно-импортных операций, предполагающей исключение из расчетов валют недружественных стран, напоминает эксперт.

Перевод на рубли никак не отразится на конкурентоспособности российского газа, но сам конфликт России и коллективного Запада, конечно, приведет к тому, что европейцы в любом случае будут сокращать зависимость от российского газа – переходить на ВИЭ, искать альтернативных поставщиков и т.д., уверен Игорь Юшков.

Впрочем, на это уйдут годы, и за эти годы Россия должна найти новые рынки сбыта – строить газопровод в Китай, крупнотоннажные СПГ-заводы. Процесс запущен и скорее всего необратим. Происходят тектонические сдвиги на рынке. Как прежде уже не будет, а как будет – зависит от успехов как европейской, так и российской стороны.

В дискуссии принял участие и директор ИРТТЭК Сергей Воробьев. По его мнению, о последствиях для конкурентоспособности и объемов поставок российского газа за рубеж от изменения валюты расчетов говорить вообще пока не приходится. «На экспорт влияют политические и экономические факторы, а не такая техническая деталь, как изменение валюты сделки», – категоричен он.

 

© 2018-2022 Все права защищены.